Коротко


Подробно

Второй сезон раскопок в новгородском Юрьеве монастыре

археология

Текст Владимир Седов, доктор искусствоведения


1 Наша экспедиция работает от Института археологии РАН, а получает финансирование от Российского государственного научного фонда. Кроме того, нам помогает Новгородская епархия: по благословению митрополита Новгородского Льва привезенных нами в Новгород студентов Ивановского университета и школьников московской школы N57 селят в монастырских кельях и кормят в монастырской трапезной. И у нас есть возможность работать в Георгиевском соборе монастыря — в одном из древнейших каменных храмов на территории России, заложенном в 1119 году.

Все это звучит, кажется, довольно убедительно, а на самом деле довольно зыбко: и грант можно не получить, и практика может не состояться, и помогать нам в размещении и кормлении трудящихся приезжих не так уж просто. И все же вот уже второй летний сезон прямо в соборе ведутся археологические работы.

Фрагменты фресок с чешуей змея

Фрагменты фресок с чешуей змея

2 Мы начали работы в Георгиевском соборе еще в 2013 году. Сделали тогда только два "булавочных укола" внутри храма — и сразу поняли, что работы предстоят сложные, а результаты могут быть особенными. В 2014 году археологические раскопки были развернуты на площади всей восточной половины собора, где пол был выше древнего на метр с лишним. И в подсыпках под этим полом оказалось множество фрагментов фресок от сбитого со стен в начале XIX века цикла первоначальной росписи; среди тысяч кусков попадались крупные, на которых были даже не носы, глаза или уши, а целые лики. Кроме того, были обнаружены фрагменты с буквами, граффити, сложившиеся в некоторых случаях в надписи или крупные части надписей, в которых уже понятен смысл. А под поздними подсыпками со сбитыми фресками открылись большие участки первоначального каменного пола, декоративные фресковые панно на стенах, древние алтарные престолы и другие богослужебные приспособления.

3 В новый сезон планировалось доделать два-три участка внутри, которые были не доделаны в прошлом году, а также заложить раскоп у стен собора, чтобы понять систему напластований вокруг храма и оценить, сколько лет потребуется для того, чтобы "обкопать" по периметру весь собор. Ведь если мы понизили уровень пола внутри собора более чем на метр, до уровня начала XII века, то и вокруг нужно было бы понизить грунт до первоначального уровня "дневной поверхности" (в противном случае окружающие собор слои будут давать еще и дополнительную сырость). Для того чтобы понизить уровень грунта до первоначального, нам недостаточно только докопать до некоего идеального уровня времени постройки (еще непонятно, как его установить), — нужно еще копать ниже до материка, до нетронутой поверхности. И после этого, воображалось зимой, нужно закопать раскоп не полностью, а только на ту глубину, на тот уровень, который соответствует древнему горизонту вокруг здания. Как все это сделать в реальности, было не очень ясно, но это ведь всегда так в археологии: очень многое подсказывают сами раскопки.

Лик неизвестного святого на фрагменте фрески XII века

Лик неизвестного святого на фрагменте фрески XII века

4 На XV участке внутри собора, в его северной части, вся ситуация была примерно такой, какой до того была ситуация на раскопанных в прошлом году четырнадцати участках: поздний пол, под ним подсыпки, в которых содержалось много фрагментов фресок (это значит, что можно было ожидать новых крупных фрагментов с ликами), еще промежуточный пол, наконец, пол первоначальный. Все это было видно в профиле участка. Понятно было, чего можно ожидать, и мы старались работать тщательнее, спокойнее, методичнее, в чем нам помогали реставраторы живописи, сопровождавшие наши работы и ждавшие все новых кусочков из засыпок.

И вот спокойно, тихо, участок стали разбирать по слоям. Появлялись все новые и новые фрагменты фресок, но ликов не было. А в середине участка стала проявляться большая кирпичная конструкция — гробница святителя Феоктиста.

Про это погребение нужно сказать особо, потому что с ним связана долгая история и тайна.

Святитель Феоктист в 1310 г. был погребен в монастырском соборе, в котором его гробницу почитали и где на рубеже XVII-XVIII вв. сообщали о многих исцелениях от его мощей, что привело к церковному прославлению Феоктиста. Но после монастырь обеднел и в 1764 г. был закрыт. В 1786 г. новгородский митрополит Гавриил решил перенести мощи святого из бывшей монастырской церкви (старую, пустую гробницу Феоктиста наш отряд открыл и исследовал в Благовещенском монастыре в 2007 г.), ставшей приходской, в соседний Юрьев монастырь, который оставался крупной обителью и где почитаемых мощей не было. Мощи святителя были положены внутри Георгиевского собора в гробнице у северных дверей.

Дальше в результате череды событий гробница архиепископа "потерялась". В 1814 г. на месте первой плиты над погребением была сделана новая. В 1827 г. при архимандрите Фотии за северными дверьми собора был устроен придел святого Феоктиста, а в самих дверях, в загороженном теперь проходе была поставлена рака с частицами мощей святителя. Несколько позже рака была сделана из серебра по проекту московского архитектора М.Д. Быковского. В это время поклоняться стали раке, а плиту над погребением закрыли кирпичным полом. Когда в советское время серебряную раку конфисковали, место погребения было "потеряно". Никто не знал, где оно расположено, как не знал и того, сохранились ли мощи святителя или, если они были переложены в раку, они утрачены вместе с ней.

Когда в 2013 г. наш отряд нашел каменную плиту, положенную в 1814 г., о чем рассказывала пространная надпись, стало ясно, что погребение находилось на этом самом месте, но отнюдь не прояснилась ситуация с сохранностью мощей. Поэтому мы в 2014 г. методично и как будто специально медленно подходили к XV участку, на котором расположена плита. И вот наконец вокруг плиты начали проявляться контуры гробницы.

Архиепископ Феоктист


Новгородский архиепископ Феоктист жил на рубеже XIII-XIV веков. В 1299 г. после смерти архиепископа Климента Феоктист, в ту пору настоятель пригородного новгородского Благовещенского монастыря, был избран на владычный стол. Он управлял епархией семь лет, а потом оставил кафедру по болезни и провел в молчании три года, поселившись в родном Благовещенском монастыре, где и умер в 1310 г.

Следует сказать, что гробница была скрыта под полом, поднятым архимандритом Фотием в 1820-е годы. Именно тогда была срублена древняя роспись собора, которую частично ссыпали на древний пол — как подготовку под новый, высокий пол. И вот у самой гробницы, окруженной фрагментами фресок, нашлись последовательно три новых лика: сначала лик молодого человека, графический, выполненный смелым очерком, затем необыкновенный, пронзительный по своей художественности фрагмент с ликом старца, наконец — часть лика средовека с выразительными глазами. Эти лики были основным прибавлением второго сезона к корпусу открываемой раскопками древней росписи Георгиевского собора.

Открывшаяся гробница 1786 года — массивное и представительное сооружение эпохи классицизма: это кирпичный "ящик" с тремя стенками, приставленный к стене собора и покрытый в середине массивной плитой. Стенки были оштукатурены и покрыты декоративной росписью "под мрамор": черные разводы и росчерки по розовому фону. По верхнему краю (вокруг плиты) были положены каменные плиты, затем перепутанные — видимо, при сооружении второй плиты в 1814 г. Однако то, что на одной стороне плит (или на двух — на угловых камнях) сохранилась роспись "под мрамор", позволило сразу же поставить плиты так, как было.

Плиту по согласованию с владыкой Львом решено было снять, но внутри гробницы открылся только песок. Под довольно толстым слоем песка обнаружился парчовый плат, которым был накрыт костяк пожилого мужчины (65-70 лет), сложенный с некоторыми погрешностями относительно анатомии каким-то клириком XVIII века. Костяк покоился на шелковом плате с вышитым золотом крестом.

Итак, оказалось, что погребение Феоктиста 1786 года осталось нетронутым. После археологического исследования гробницы мощи святого были переданы Новгородской епархии. Сейчас они находятся в теплом Спасо-Преображенском соборе Юрьева монастыря. А гробница с плитой, возвышающаяся над пониженным до уровня XII века полом, стала новым мемориальным и художественным памятником Георгиевского собора.

Свинцовая печать новгородского архиепископа. Начало XV века
Подробнее: http://beta.kommersant.ru:8090/doc/2836332

Свинцовая печать новгородского архиепископа. Начало XV века Подробнее: http://beta.kommersant.ru:8090/doc/2836332

5 Раскоп с внешней, северной стороны собора был разведочным. Мы только "примерялись" к тем слоям, которые окружают храм. Стало ясно, что в верхних слоях, образовавшихся в результате строительства придела Феоктиста в 1820-х гг. и последующей его разборки в 1930-х, содержится большое количество фрагментов древней росписи. Это потребовало и потребует впредь внимательнейшей переборки.

А ниже строительных слоев открылось средневековое кладбище: нижний уровень раскопа был занят огромными каменными плитами без надписей, положенными над погребениями. Эти погребения средневековых новгородцев, очевидно бояр и монахов, чаще всего не имеют сопровождающего инвентаря. Мы лишь примерно датируем такие плиты XIV-XV веками. До этого только в одном погребении в другой обители мы нашли бронзовые пуговки от ворота, дополнительно позволяющие датировать такие погребения XIII-XV веками, в этом сезоне такие же пуговки были найдены еще в одном погребении (единственном из дюжины).

Раскоп у собора удалось засыпать так, как задумывалось: до уровня XII века. В результате полоска у северного фасада собора, длиной пока всего 6 метров, стала неким "маяком", по которому мы можем судить о будущей работе. Собор стал выше: прибавленные к его высоте полтора метра — это много. Но стало видно, что работы будет тоже очень много. Кажется, что работать придется до 2019 года, когда будет праздноваться 900-летний юбилей собора.

Журнал "Коммерсантъ Наука" №6 от 19.10.2015, стр. 38

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение