• Москва, -1...-3 небольшой снег
    • $ 59,35 USD
    • 63,18 EUR

Коротко


Подробно

История: 1991-2000

 
       Советская химия дала российской деловой и политической элите множество ярких персон, мало себя проявивших непосредственно в отрасли. Уже никто не помнит, что было написано в кандидатской диссертации Григория Явлинского "Совершенствование разделения труда рабочих химической отрасли", так же, как никто не знает, что прозвище Дуче Юрий Лужков получил от своих подчиненных в КБ химической аппаратуры. Отрасль, покинутая многими светлыми умами, развивалась совсем другими людьми, не стремившимися к публичной славе. Именно они и делали в последние десять лет ее историю.
       
1991 год
       В Москве открылась Биржа химических товаров, созданная, по обыкновению тех лет, крупнейшими предприятиями Минатомэнергопрома, Миноборонпрома, Минрадиопрома, а также Центросоюзом, Банком химической промышленности и Внешторгбанком РСФСР. Учредителям она большой выгоды не принесла и была закрыта в 1994 году из-за огромных долгов. Впрочем, ее влияние на химическую промышленность было колоссальным: на ней зарабатывались капиталы многих компаний, ставших в середине 90-х крупными посредниками в отрасли.
       
1992 год
Одним из первых в химической промышленности России было приватизированно нижегородское предприятие "Акрон", производящее минеральные удобрения. Это было в 1992 году. Через несколько лет под руководством Вячеслава Кантора оно стало играть одну из ведущих ролей на европейском рынке удобрений
       Кризис в европейской химической промышленности наложился на полный разрыв технологических внутриотраслевых связей в России. Как подсчитали в 1997 году аналитики, падение уровня инвестиций в химическое производство составило в 1992 году 70%, а падение объемов экспорта — 44%. На этот же год приходятся и два других знаменательных события. Первое: ЕС, обеспокоенный сверхдешевыми поставками химической продукции из экс-СССР, вводит антидемпинговые пошлины на российские минеральные удобрения. Второе: появляется первый проект консолидации российской химической отрасли — глава МЕНАТЕПа Михаил Ходорковский обивает высокие пороги с предложением инвестировать в отрасль 1,8 млрд руб. в обмен на имущественный контроль над рядом предприятий.
       Предложение МЕНАТЕПа принято не было. Вместо этого в отрасли запускается приватизация. Аналитики РФФИ оценили ее тогда как неудачную: ваучеры в химические предприятия вкладывали неохотно. Только потом выяснилось, что именно в химию их и надо было вкладывать: владелец одного ваучера, вложивший его в предприятие отрасли, получал на него в семь раз больше активов, чем при вложении в нефтедобычу. Фокус раскусили почему-то только жители Мордовии — по статистике, именно они охотнее всего инвестировали свои "доли национального богатства" в химпром.
       Приватизируется нижегородское предприятие "Акрон", производитель удобрений. Через несколько лет под руководством Вячеслава Кантора оно станет одним из ведущих игроков на европейском рынке удобрений.
       В том же году начато создание вертикально интегрированных компаний (ВИНК) в нефтяной отрасли. В структуру ВИНК включаются большинство российских НПЗ и предприятий нефтеоргсинтеза. За исключением Ангарской нефтехимической компании, Хабаровского НПЗ и "Салаватнефтеоргсинтеза", они не поменяют своих хозяев.
       
1993 год
В 1993 году приватизация в отрасли шла уже полным ходом. Илья Вайсман (вверху) провел ее на петербургском ПО "Пластполимер". На базе бизнеса "Пластполимера" вырос концерн ОРИМИ, одним из руководителей которого стал Сергей Крижан (справа внизу). К концу десятиления ни Вайсмана, ни Крижана уже не было в живых. Ни одно из убийств не раскрыто
       По инициативе комитета по химической промышленности при правительстве РФ создана первая химическая финансово-промышленная группа — ФПГ "Русхим". В ее состав вошли 14 химических предприятий различных регионов России. Возглавила группу Ирина Ермакова, и уже тогда стало известно, что МЕНАТЕП в деле консолидации химической отрасли опередили под флагом "Русхима" банк "Российский кредит" и его хозяин Борис Иванишвили. На фоне первой попытки восстановить технологическую цепочку в химии на новой основе особенно комично выглядело создание в августе 1993 года Федерации химиков СНГ, призванной "восстановить производственные связи в отрасли" на основе полуполитических деклараций чиновников правительств стран бывшего СССР, к тому времени почти полностью потерявших контроль над химическими компаниями.
 
       Приватизация в отрасли идет полным ходом. Так, никому не известный тогда Илья Вайсман проводит ее на санкт-петербургском ПО "Пластполимер". На базе бизнеса "Пластполимера" вырастет концерн ОРИМИ, в котором делами будут распоряжаться Сергей Крижан и Дмитрий Варварин. Их застрелят в 1999 году. Застрелят и Илью Вайсмана, из "Пластполимера" ушедшего на должность финансового директора пивоваренной компании "Балтика" и фактически сделавшего "Балтику" лидером в отрасли. Ни одно из этих убийств пока не раскрыто.
       
1994 год
 
       "Первый национальный банковский траст" (ПНБТ), совместное владение МЕНАТЕПа и ОНЭКСИМбанка, приватизирует 41% акций АО "Череповецкий азот". Скандал поднимется в 1996 году, когда выяснится, что ПНБТ не выполняет условий инвестиционного конкурса и не вкладывает в "Азот" обещанные средства. Именно освещение истории череповецкого предприятия станет дебютом Сергея Доренко в жанре громких разоблачений, в котором он сделает себе карьеру.
       В сентябре 1994 года ОНЭКСИМбанк и банк МФК создают ФПГ "Интеррос", в состав которой входят несколько химических предприятий.
       Тем временем "Русхим" добивается первого крупного успеха. Распоряжением Госкомимущества РФ госпакеты акций двух компаний "нижегородского куста" органического синтеза — АО "Корунд" и "Оргстекло" — переданы в управление АО "Химтрастконсалтинг", партнера ФПГ "Русхим". Через некоторое время против инвесторов выступает губернатор Нижегородской области Борис Немцов: с ним "Российский кредит" не нашел общего языка.
       Перестраивающийся южнокорейский концерн LG предлагает России крупные инвестиции в химическую отрасль в обмен на ряд госпакетов акций химкомбинатов. Ему неожиданно отказывают. Выясняется простой факт — российская химия, казавшаяся никому не нужной, уже имеет своих лоббистов в правительстве.
       
1995 год
В 1995 году инвестиционная корпорация "Нипек" получила контроль над одним из крупнейших химических предприятий - Томским нефтехимическим комбинатом. В 1997 году на ТНХК было введено внешнее управление. В итоге ТНХК был продан Сибхимкомбинату, а глава "Нипек" Каха Бендукидзе расстался с химическим бизнесом
       В России зарегистрировано уже восемь химических ФПГ.
       Образуется Сибирско-Уральская нефтегазохимическая компания (СИБУР).
       В мае московская инвестиционная корпорация "Нипек" получила контроль над одним из крупнейших и самых современных в России предприятий нефтехимической промышленности — АО "Томский нефтехимический комбинат" (ТНХК). Главный управляющий корпорации "Нипек" — Каха Бендукидзе, который, впрочем, оставит химический бизнес в 1997 году.
       В марте 1995 года к приватизации и управлению подключится ИФК "Динамика", входящая в группу "Микродин". Вместе с "Химтрастконсалтингом" она пообещает погасить долги "Корунда" и "Оргстекла" и вложить в них $60 млн, приобретая крупные госпакеты акций компаний. Так в химическую отрасль ненадолго придет председатель правления "Микродина", экс-гендиректор Ресурс-банка Дмитрий Зеленин.
       1 сентября 1995 года зарегистрирована управляющая компания группы "МЕНАТЕП--Роспром", а Михаил Ходорковский становится председателем ее совета директоров. К этому времени "Роспром" контролирует следующие предприятия химической отрасли: АО "Карболит", Судогодский стекловолоконный завод, НПО "Пластмассы", завод "Стекловолокно", АО "Сибволокно", АО "Нитрон", завод "Минеральные удобрения", завод "Мосасботермстекло", завод пластиковых материалов, АО "Клинское химволокно". К 1999 году "Роспром" потеряет все эти предприятия.
       В сентябре же ФПГ "Интеррос" сливается с группой "Микродин". Среди предприятий химической промышленности — участников альянса "Интеррос"--"Микродин" череповецкий "Азот", АО "Фосфорит" (Кингисепп), АО "Химволокно" (Саратов). Через несколько месяцев Дмитрий Зеленин, возглавив "Интеррос", уйдет из химического бизнеса.
       
1996 год
       Местные власти впервые заподозрили "Русхим" в невыполнении инвестиционных обязательств и обратились в суд с требованием признать "Корунд" и "Оргстекло" банкротами.
       Американская компания TAFCO покупает крупный пакет акций АО "Тольяттиазот", крупнейшего в России производителя аммиака. После этой операции глава "Тольяттиазота" Игорь Махлай становится полным хозяином предприятия, входящего в пятерку крупнейших в мире химзаводов.
       В октябре создана крупнейшая в истории страны химическая ФПГ "Интерхимпром". В ее состав входят Череповецкий и Новомосковский комбинаты минудобрений, АО "Вентамоньякс" (Латвия), банк "Стратегия", ЗАО "Порт Кавказ", АО "Интерхимпром-ОКСО-синтез". Участниками ФПГ являются также группа компаний Solvalub (штаб-квартира в Лондоне) и российская инвестиционная компания "Аналайз". С вхождением "Аналайза" в состав ФПГ под контроль "Интерхимпрома" перешел блокирующий пакет акций (29%) АО "Кирово-Чепецкий химический комбинат". Президент ФПГ "Интерхимпром" — Борис Титов, председатель совета директоров — Юрий Титов.
       В это же время ОНЭКСИМбанк решил, что череповецкий "Азот" не будет входить в число его стратегических проектов. Пакет акций "Азота" в доверительное управление получила ФПГ "Интерхимпром", а ОНЭКСИМбанк стал отзывать вложенные деньги со счетов "Азота".
       
1997 год
       В феврале комиссия РФФИ рекомендовала вернуть государству принадлежащие фирмам "Русхима" контрольные пакеты акций "Корунда" и "Оргстекла". Ставший в 1997 году вице-премьером Борис Немцов и новый губернатор области Иван Скляров добились разрыва трастового договора с "Русхимом". Компании возвращаются в госсобственность, затем банкротятся, и этот процесс, по сути, продолжается до сих пор.
       В июле на базе группы компаний "Максим" формируется инвестгруппа "Нефтехимпром" — очередная попытка консолидации в отрасли, на этот раз на Волге. "Нефтехимпром", воспетый Виктором Пелевиным в романе "Чапаев и Пустота", начал неплохо. Рассказывают, что хозяин группы Максим Васильев уже через несколько месяцев начал собирать свою коллекцию автомобилей BMW. Впрочем, уже через полтора года группа будет растащена на куски более удачливыми "консолидаторами".
       В августе по инициативе "Томскгаза", структурного подразделения "Газпрома", крупнейшего поставщика сырья на ТНХК, на ТНХК введено внешнее управление. Каха Бендукидзе ведет переговоры с "Газпромом", однако не сходится в цене. В результате 56% акций ТНХК были проданы Сибхимкомбинату (СХК), структурному подразделению Минатома России.
       В сентябре арбитражный суд Москвы принял решение о возврате в собственность государства 41% акций череповецкого "Азота". Месяцем позже в следственный комитет МВД был вызван глава ОНЭКСИМбанка Владимир Потанин. Это был, пожалуй, первый в России допрос олигарха.
       
1998 год
       В феврале финская компания Nokian Tyres и группа "Росшина", объединяющая ряд крупнейших шинных заводов России, подписали протокол, согласно которому ОАО "Ярославский шинный завод" (ЯШЗ) должно приступить к производству различных видов шин Nokian на своих мощностях. Проект призван стать вершиной бизнеса "Росшины", но он проваливается. Через полгода на ЯШЗ введут внешнее управление, а уже через год "Росшина" потеряет контроль над всеми своими шинными заводами — они уйдут в группу СИБУР. В этом же году, кризисном для шинной промышленности, убита Марина Антонова, финансовый директор поволжского АО "Волтайр", входящего в пятерку лидирующих шинных заводов страны.
       В феврале 1998 года группа "Роспром" теряет контроль над АО "Апатит", монопольным поставщиком фосфатного сырья для химической промышленности.
       
1999 год
       Первый вице-премьер Николай Аксененко объявил о необходимости создания единого нефтегазохимического холдинга. Роль ядра в этой структуре была отведена дочерней компании "Газпрома" Сибирско-Уральской нефтегазохимической компании (СИБУР) с Яковом Голдовским во главе. Господин Голдовский, сумевший получить в свое распоряжение кредит в $120 млн в Газпромбанке и поставить под контроль СИБУРа АО "Сибнефтегазпереработка" (девять газоперерабатывающих заводов Сибири), начинает консолидацию всей российской газохимии. В том же году СИБУР получает в управление башкирское АО "Салаватнефтеоргсинтез". Позже Яков Голдовский заявит корреспонденту Ъ: "Моя цель проста — воссоздать Миннефтехимпром".
       Появляются первые сведения о деятельности группы НИКОС в Волгограде. На рынке уверены, что имя группы берет начало от кинематографической премии "Ника", а химики работают на известного кинорежиссера Никиту Михалкова. Основа холдинга, выглядящего амбициозно,— волгоградское АО "Каустик". Впрочем, попытки группы экспансироваться на более интересные предприятия быстро пресекаются СИБУРом.
       "Межрегионгаз", дочерняя компания "Газпрома", приобретает 30% акций "Интерхимпрома". Начинается экспансия "Газпрома" на рынок минеральных удобрений и азотного синтеза. А "Межрегионгаз" через полгода стал инициатором создания крупнейшего холдинга по выпуску азотной продукции АО "Агрохимпромхолдинг". В холдинг были переданы акции пяти предприятий азотной промышленности — НАК "Азот" (Новомосковск), "Минеральные удобрения" (Пермь), "Азот" (Березники), КЧХК и череповецкий "Азот".
       АО "Нижнекамскнефтехим" (НКНХ) и германский концерн BASF подписывают соглашение о сотрудничестве. Это первая победа в борьбе нижнекамского предприятия против слияния с АО "Татнефть", до этого уже получившего контроль над крупнейшим шинным заводом страны "Нижнекамскшина". НКНХ удалось сохранить независимость по сей день.
       После перехода в 1999 году контроля над АО "Апатит" из "Роспрома" в руки менеджеров "Апатита" предпринимается попытка создания "мягкого" холдинга по производству фосфатных удобрений — "Фосагро". В 2000 году владельцы череповецкого АО "Аммофос" начинают продажу компании структурам "Фосагро".
       В декабре СИБУР и ЗАО "Нефтехим", объединяющее ряд нефтехимических производств, входящих в компанию "НОРСИ-ойл", подписали соглашение о создании АО "СИБУР-Нефтехим". Цель "СИБУР-Нефтехима" — поднять нижегородскую нефтехимию и включить ее в свою технологическую цепочку.
       
2000 год
       В январе пакет акций ТНХК, принадлежавший СХК, передан в доверительное управление (фактически продан за $17,5 млн) московской группе "Альянс". Скандал вокруг ТНХК продолжается до гибели главы "Альянса" Зии Бажаева. Новый руководитель "Альянса", его брат Муса Бажаев, от спора с преемником "Томскгаза" "Востокгазпромом" практически отказался, и ТНХК перешел под контроль партнера "Востокгазпрома" — СИБУРа.
       В марте начинается крупный конфликт на Кирово-Чепецком химкомбинате. Губернатор Кировской области Владимир Сергеенков публично выступил против планов продажи госпакета акций КЧХК. 25,3% голосующих акций КЧХК принадлежит Минимуществу РФ (управляется Минатомом), 25,3% — комитету управления госимуществом Кировской области, 29,5% — ИФК "Интерхиминвест" (входит в группу "Интерхимпром") и ее партнеру — трейдинговой компании Solvalub, входящей в тройку крупнейших торговцев азотными удобрениями в мире. Конфликт продолжается до сих пор. Пока в нем побеждает "Интерхимпром".
       В апреле НК "ЛУКойл" подтверждает, что готова приобрести контрольный пакет акций "НОРСИ-ойла", но только при условии возвращения этому предприятию установки ЭП-300, предназначенной для производства этилена, и завода окиси этилена и гликолей, находящихся в настоящее время в собственности ОАО "СИБУР-Нефтехим". Как выяснится в июне, глава "Нефтехима" Владимир Кирюшин, переходя на работу в "СИБУР-Нефтехим", продал 24% акций "СИБУР-Нефтехима" двум московским компаниям. Таким образом, "ЛУКойл" терял возможность контролировать нижегородскую нефтехимию. На стороне "ЛУКойла" выступила местная власть. В результате эскалации конфликта 28 сентября "Нижновэнерго" намеревалось отключить "СИБУР-Нефтехим" от электроэнергии, в компании всерьез начали готовиться к техногенной катастрофе. Ситуация разрешилась просто. Утром 28 сентября Яков Голдовский на встрече с главой "ЛУКойла" Вагитом Алекперовым договорился о фактическом обмене доли НОРСИ в "СИБУР-Нефтехиме" на долю СИБУРа в компании "Пермьнефтегазпереработка" и о сотрудничестве в целом.
       В конце года "Газпром" приобретает контрольный пакет акций СИБУРа и начинает скупку акций венгерских нефтехимических компаний BorsodChem и TVK. BorsodChem в 2001 году переходит под фактический контроль структур, близких к "Газпрому", а борьба за TVK происходит до сих пор — конкурентом СИБУРа и "Газпрома" выступает венгерская компания MOL.
       Осенью начинается процесс создания экс-менеджерами "Альянса" и ЮКОСа группы "Химпроминдустрия". В состав группы со скандалом пытаются включить новочебоксарский "Химпром" и тольяттинское АО "Фосфор". Главой "Химпрома" становится Виктор Тархов, руководитель "Химпроминдустрии", а "Фосфор" до сих пор остается вотчиной Ирины Гендель, совладелицы местной компании "А-Текс". Аналитики отмечают, что химическая отрасль становится популярной сферой приложения сил топ-менеджеров нефтяных компаний.
       31 декабря 2000 года глава СИБУРа сообщает Ъ о том, что готовится новая эмиссия акций компании, которая, как выяснится позднее, будет завершать консолидацию нефтегазохимического комплекса страны СИБУРом.
       Но это, впрочем, будет происходить уже в новом веке.
ДМИТРИЙ БУТРИН

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение