Коротко


Подробно

Фото: Кирилл Кухмарь / Коммерсантъ

Рост без гарантий

Ситуация в сельском хозяйстве на фоне провала остальных секторов экономики страны выглядит достаточно позитивно. По данным Росстата, за семь месяцев этого года объем производства продукции сельского хозяйства на 2,9% превысил уровень аналогичного периода 2014 года. При этом эксперты отмечают, что пока инвесторы не спешат вкладываться в этот сектор экономики, опасаясь скорого снятия эмбарго.


Эльмира Крылатых, заведующая кафедрой управления фирмой Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС, говорит, что наиболее высокие темпы прироста были зафиксированы по мясу и мясным субпродуктам (12,7%); по мясу птицы (11,4%); сыра и сырной продукции (27,5%).

За счет сокращения импорта


"Ожидается объем производства зерна на уровне 103 млн тонн. Вместе с тем производство молока сократилось на 1%, растительного масла — на 8,3%. Официальная статистика и аналитические материалы фиксируют значительное сокращение импорта мяса различного вида на 40-50%; молочных продуктов разного типа — в два-три раза; овощей — на треть. В значительной мере это — следствие эмбарго на продукцию ряда стран. Однако до рационального импортозамещения еще далеко. Сохраняется опасная зависимость в основах самого производства: его технике и технологии, обеспеченности семенами и племенным скотом. Импортируемая по этим направлениям продукция достигает 40-70% потребности", — говорит госпожа Крылатых.

Виталий Шеремет, руководитель практики по работе с компаниями сельскохозяйственного сектора КПМГ в России и СНГ, отмечает: "Мы стали свидетелями нескольких крупных сделок в сегменте мясного животноводства, в частности, в бройлерном птицеводстве и свиноводстве. Появилась активность в сегменте рыбного промысла (как вылова и разведения рыбы, так и ее переработки), при этом объемы инвестиций в это направление в разы уступают инвестициям в мясное животноводство. В области растениеводства наблюдается интерес иностранных инвесторов к вложениям в Дальний Восток России, но объемы этих инвестиций пока невелики. Мы ожидаем в ближайшие годы рост инвестиций в кормовую базу вслед за осуществленными вложениями в мясное производство".

Тимур Нигматуллин, финансовый аналитик ИХ "Финам", считает, что в целом в российском АПК на текущий момент ситуация выглядит несколько лучше, чем в других отраслях. "Напомню, что по официальной статистике за январь — май 2015 года падение инвестиций в основной капитал по РФ в целом составило около 4,8% с коррекцией на инфляцию по сравнению с прошлым годом. Промпроизводство сократилось на 2,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Между тем, по моим оценкам, на фоне ослабления рубля и эмбарго на ввоз продовольственных товаров из ряда стран инвестиции в сельское хозяйство скорее стагнировали. Напомню, что, по некоторым оценкам, доля в структуре всего потребления запрещенной к ввозу в РФ свинины занимала 12%, курятины — 8%, сыра — 25%, фруктов — 15%, рыбы — 14%. На эти товары сейчас наблюдается повышенный спрос, а сопутствующий этому процессу резкий рост розничных цен позволяет производителям наращивать маржу при их производстве. С другой стороны, почти двукратное ослабление рубля за последние 12 месяцев к корзине валют способствовало росту ценового конкурентного преимущества у отечественной продукции, так как в рублевом выражении импорт сильно подорожал. Таким образом, для отечественных производителей автоматически освобождается существенная часть рынка, которую они могут занять своей продукцией".

По итогам года господин Нигматуллин ждет роста рынка мяса убойных животных на 13% в натуральном выражении. Прогноз ИХ "Финам" по рынку домашней птицы: рост на 11% в натуральном выражении. "Рынок молока будет стагнировать. Прогноз по растительным культурам можно будет давать ближе к завершению сбора урожая. По состоянию на 1 июня было засеяно на 9,2% больше по сравнению с прошлым годом сахарной свеклы, на 0,5% больше овощей, яровых зерновых и зернобобовых — на 5,6% меньше. При этом производство сельхозпродукции за январь — май увеличилось на 3,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года", — рассказал аналитик.

Стартовали первыми


Николай Журавлев, генеральный директор консалтингового агентства "Мастерпланс", говорит: "Исходя из нашей статистики разработки бизнес-планов, мы оцениваем инвестиционную активность следующим образом: на первом месте — овощеводство защищенного грунта, на втором — инфраструктура хранения плодоовощной продукции. И этим летом появились проекты по развитию молочного стада и по переработке молока".

Светлана Петрова, бизнес-менеджер по сельскохозяйственной технике JCB, также подтверждает, что в последнее время наиболее активно стало развиваться животноводство, особенно молочное. "Также начали появляться проекты по разведению мясного скота, более активно развивается птицеводство, в том числе и разведение индейки. В области растениеводства стала отмечаться положительная динамика в овощеводстве, появляется все больше тепличных комплексов", — рассказала она.

Эксперт молочного рынка Марина Петрова считает, что из-за продуктового эмбарго в первую очередь должны стартовать отрасли, имеющие короткий производственный цикл и имеющие экспортный потенциал, например растениеводство, в частности производство зерна. "Если говорить о молочной отрасли, то здесь наиболее активно стали развиваться перерабатывающие производства, особенно те сегменты, которые ранее были представлены импортными товарами, а после введения эмбарго спрос на них сохранился. В целом производство сыров и сырных продуктов в первом полугодии возросло на 27,6%. Наибольший рост был отмечен в сегменте твердых сыров — почти на 50%, так как отечественные заводы начали выпуск сыров типа пармезана. Кроме того, на 25% выросло производство полутвердых сыров, потому что ранее даже сыры "Российский", "Костромской" и "Пошехонский" поставлялись из-за рубежа, в том числе из стран Балтии", — рассказала Марина Петрова.

Елена Разумова, заместитель начальника департамента экспертно-аналитических работ аналитического центра при правительстве Российской Федерации, добавляет, что из наиболее высокорентабельных производств можно также отметить свиноводство, так как запас — выпавшая продукция из подэмбарговых стан — для импортозамещения еще есть, поэтому цены на свинину еще долго будут привлекательны для инвестирования. "Аналогичная ситуация с овощами, сахарным производством. Соответственно, мы говорим о Поволжье, Центральном и Южном регионах. Однако, помимо самого сельхозпроизводства, необходима и инфраструктура для его развития: холодные склады для овощей и фруктов, рефрижераторы, вакцины, комбикорма, семена, средства защиты растений. Эти производства не привязаны к региону, а падение рубля и импорта технологий в сфере сельхозпроизводства дают возможность внедрить свои или локализовать у нас зарубежные технологии, так как иностранные производители заинтересованы в сохранении рынка сбыта", — отмечает госпожа Разумова.

Аналитики бизнес портала Allbiz отобрали топ-10 самых популярных товаров в этом году. Выяснилось, что основная торговля в онлайне сегодня сосредоточена на птицеводстве.

"Рост спроса на инкубационное оборудование в России свидетельствует о росте числа предприятий, специализирующихся на инкубации цыплят Самые активные регионы по закупкам оборудования для птицеводства: Московская, Оренбургская, Ростовская, Тверская и Нижегородская области, а также Краснодарский, Ставропольский и Алтайский края. При этом Польша, Румыния, Украина и Белоруссия поставляют российским птицеводам однодневных цыплят и инкубационные яйца", — говорят в Allbiz.

Плохой признак


При этом Марина Петрова отмечает, что впервые за последние годы отмечен рост в сегменте плавленых сыров — на 16%, что является однозначным "индикатором" снижения покупательной способности. "Российский потребитель выбирает плавленые сыры в кризисный период, снова включая их в состав потребительской корзины в сложной экономической ситуации. Кроме того, официальная статистика отражает рост потребления сырных продуктов почти на 23%, что является отражением снижения покупательной способности наших соотечественников", — говорит эксперт.

Также активно стали развиваться вертикально интегрированные холдинги, обладающие собственной сырьевой базой, которые направили молоко на производство товаров с дополнительной добавленной стоимостью, прежде всего сыров. Здесь стоит отметить, что рост происходит в рамках существующих объемов молока в стране, то есть произошло перераспределение.

"В целом можно сказать, что ситуация для переработчиков молока стала более благоприятной — они получили возможность начать поставки в сетевой ритейл, улучшились условия поставок. Однако пока нет предпосылок говорить о массовом импортозамещении в молочной отрасли — есть лишь единичные успешные примеры. В массовом же производстве молочных продуктов существуют высокая конкуренция и низкая маржинальность, именно поэтому многие производители стараются выпускать более доходные продукты. Кроме того, в молокоемких сегментах, представленных сыром и сливочным маслом, к сожалению, существенно выросла доля фальсификата", — рассуждает Марина Петрова.

А вот в производстве молока наблюдаются достаточно негативные тенденции: во-первых, продолжается сокращение поголовья скота и сокращение производства молока, даже несмотря на продуктовое эмбарго и ожидаемый рост производства. По данным Росстата, поголовье сейчас составляет 8,6 млн голов, что на 2% меньше показателя июля 2014 года, при этом производство молока за семь месяцев 2015 года сократилось на 0,4%. Важным аспектом при этом является то, что снижение производства молока наблюдается ежегодно последние пять лет: в 2009 году Россия производила 32,57 млн тонн молока, а в 2014-м — 30,79 млн тонн.

"Очевидно, что в молочной отрасли накопился целый спектр фундаментальных проблем, без решения которых быстрый рост просто невозможен. Таким образом, в России сейчас не растет производство молока, поэтому не стоит и ожидать существенного подъема молочной отрасли в ближайшем будущем. Рост может быть обусловлен перераспределением текущего объема молока-сырья, использованием сухого молока, закупаемого в разрешенных к ввозу странах, а также массовым фальсификатом", — резюмирует Марина Петрова.

Дмитрий Егоров, директор филиала банка "БКС Премьер", утверждает, что наилучшую динамику по вводу новых мощностей сельскохозяйственных производств в этом году демонстрируют Новосибирская, Смоленская, Курская, Тамбовская, Псковская, Челябинская области, а также Республика Мордовия.

Виталий Шеремет считает, что сегодня привлекательными выглядят программы господдержки для инвесторов на Дальнем Востоке, что стимулирует определенную инвестиционную активность в агросекторе этого региона.

Светлана Петрова полагает, что развитие сельхозпроизводств следует ожидать в регионах с хорошо развитой культурой земледелия, где плодородие почв позволяет обеспечивать кормовую базу для развития животноводства — Черноземье, Юг, некоторые районы Центральной России, Алтай. "Постепенно инвесторы начинают поглядывать и на Дальний Восток", — подтверждает она слова коллеги из КПМГ.

"Наиболее привлекательны для ведения сельского хозяйства южные регионы с наибольшей долей соответствующей отрасли в структуре ВРП. Если в среднем по регионам показатель составляет 4,2% от ВРП, то в Краснодарском крае это 9,6% от ВРП, а в Ростовской области — более 10,5%", — отмечает господин Нигматуллин.

Тормоза


Основная проблема, тормозящая развитие сельского хозяйства, — это короткий горизонт инвестиционного планирования. Нет гарантий, что продовольственное эмбарго продержится достаточно долго. "Поскольку сельское хозяйство может стать серьезной зоной роста, правительство обязано проявить политическую твердость и гарантировать продление эмбарго минимум на три, а лучше — на пять лет", — считает господин Журавлев.

Господин Нигматуллин добавляет: "Помимо несомненно нужных программ субсидирования процентных ставок по кредитам, помощи в строительстве инфраструктуры для поддержки процесса импортозамещения, сейчас крайне важна макроэкономическая стабильность. Требуется хотя бы небольшой экономический рост, стабильность на финансовом и, в частности, валютном рынках".

Татьяна Сапрыкина, член управляющего совета бизнес-клуба Top Electi, полагает, что для того чтобы избежать сезонности в сельском хозяйстве, необходимо хорошее оборудование, которое требует немалых капиталовложений. "Я просчитывала финансовые модели моим клиентам, желающим заняться сельским хозяйством, так вот, получалось, что даже с учетом затрат на логистику, допустим, доставка продукции из того же Крыма, выходит дешевле, чем производить продукцию в Московской области. Если вкладываться в Московской или других ближайших областях, то окупаемость растягивается на многие годы, что сельхозпроизводители не могут себе позволить", — сокрушается эксперт.

Виталий Шеремет считает, что одним из ключевым факторов несбалансированного развития сельского хозяйства является недостаток инвестиций в отрасль, что обусловлено ограниченным доступом к внешнему финансированию, макроэкономической нестабильностью и неопределенностью правил игры в средне- и долгосрочной перспективе для инвесторов. "При этом в течение последних трех лет объем сделок слияний и поглощений на рынке сельского хозяйства остается стабильным (около $1 млрд в год). В то же время их число и средний размер значительно колеблются от года к году. Также традиционной проблемой в сельском хозяйстве является нехватка квалифицированных трудовых ресурсов и объективно высокая зависимость от импортных технологий, ресурсов и материалов, стоимость которых заметно выросла в рублевом выражении. Однако усиление внимания к АПК со стороны государства и некоторых крупных инвесторов могут ускорить развитие сектора уже в ближайшем будущем", — резюмирует господин Шеремет.

Светлана Петрова считает, что одним из наиболее важных факторов, тормозящих развитие сельского хозяйства, является плохое техническое оснащение. "Нынешняя ситуация с ослаблением рубля сильно ограничивает возможности приобретения высокопроизводительной и энергосберегающей техники импортного производства. Такая ситуация вынуждает сельхозпроизводителей отменять ранее запланированные проекты обновления своего парка техники или прибегать к покупке машин гораздо более дешевого сегмента", — говорит Светлана Петрова.

Марина Петрова, рассуждая о молочном животноводстве, отмечает, что сегодня существует несколько групп проблем, без решения которых сельское хозяйство не сможет развиваться. "Базовым, или "нулевым", шагом я бы назвала то, что необходимо осознание, что в молочной отрасли существуют серьезные и структурные проблемы, которые невозможно решить за год-два, на восстановление отрасли потребуется более пять-семь лет. Также необходима объективная статистика касаемо поголовья крупного рогатого скота во всех категориях хозяйств и производству молока, которая даст представление о реальной ситуации в стране. Первым шагом было бы логично по опыту стран, которые перевели свой статус из импортеров в экспортеры, создание комплексной программы развития молочной отрасли, рассчитанной на 10-15 лет, которая даст понимание участникам рынка, в каком направлении двигаться. Приоритетом в этой программе должно быть увеличение производства товарного молока, а для его увеличения необходимо работать в двух направлениях: во-первых, увеличивать поголовье крупного рогатого скота (посредством закупки или селекции), а во-вторых — повышать его продуктивность. Доля товарного молока в России составляет 56%, при этом в развитых странах этот показатель составляет более 90%. Но чтобы это сделать, необходим комплекс мер, обеспечивающих развитие других составляющих (производство кормов, оборудования, упаковки). Развитие этих направлений в России может стать локомотивом развития смежных отраслей", — говорит госпожа Петрова.

Строить инфраструктуру


Еще одной из важных проблем, тормозящих развитие сельского хозяйства в России, является плохая сельская инфраструктура (дороги, школы, больницы), и без решения этого вопроса развитие сельского хозяйства просто невозможно. Государство должно создать инфраструктуру, которая позволит развиваться сельскому хозяйству и фермерству, уверены эксперты.

Кроме того, сегодня в России не работает система страхования урожая — в результате стихийных бедствий компенсируется менее 30% ущерба. Еще одной сложностью является кадровый голод — на селе сегодня наблюдается недостаток квалифицированных кадров, нет преемственности опыта. На сегодняшний день в сельском хозяйстве самая низкая среднеотраслевая зарплата. "Поэтому выпускники сельскохозяйственных вузов не идут работать по специальности. В целом в России сейчас 2% населения заняты в молочном производстве, а, скажем, в Белоруссии — 15%", — возмущается Марина Петрова.

Рентабельность сельского хозяйства, по мнению многих экспертов рынка, пока далека от привлекательной для инвесторов. Виталий Шеремет говорит: "Отдача на инвестиции в текущих условиях обусловлена относительно привилегированным положением некоторых сегментов сельского хозяйства в сравнении с другими отраслями экономики. В то же время данные о рентабельности вложений в аграрный бизнес являются закрытой информацией. Исходя из данных регулярно публикуемой финансовой отчетности крупнейших агрохолдингов России, уровень операционной доходности может достигать 45-55% по отдельным сегментам мясного животноводства и растениеводства. Однако такие традиционные для РФ виды растениеводства, как производство зерновых, не демонстрируют столь внушительных показателей рентабельности".

Марина Петрова утверждает, что рентабельность производства молока составляет около 2% с учетом предоставления государственных субсидий, переработки молока — 6-8%. "Стоит сказать, что во всем мире молочная отрасль дотируется государством как приоритетная в связи с социальной значимостью внутри страны, обеспечением продовольственной безопасности, а также экспортной составляющей. Стоит отметить, что наиболее рентабельными являются вертикально интегрированные мясо-молочные комплексы", — рассуждает эксперт.

Дмитрий Егоров отмечает, что рентабельность вложений значительно разнится в зависимости от конкретного направления и от экономико-географических условий региона производства. "Так, средняя рентабельность сельскохозяйственного производства овощей в нашей стране составляет 9%, свинины — 20%, мяса птицы — 17%", — рассказал он.

Олег Привалов


"Экономика региона". Приложение №168 от 15.09.2015, стр. 19

Наглядно

в регионе

глазами «ъ»

в лучших местах

обсуждение