Коротко


Спецпроекты

 

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Экоактивизм в деталях

В суде началось рассмотрение дела Михаила Безменского и Игоря Житенева

Новоусманский райсуд Воронежской области вчера начал рассмотрение по существу уголовного дела в отношении экоактивистов Михаила Безменского и Игоря Житенева, обвиняемых в вымогательстве 24 млн руб. у структур Уральской горно-металлургической компании (УГМК). За эти деньги, по версии обвинения, они обещали погасить протесты на месте ведущейся в интересах УГМК геологоразведки на востоке Воронежской области. Оба подсудимых полностью отрицают свою вину. На вчерашнем заседании присутствовали два десятка активистов и казаков. Они не поверили в показания топ-менеджеров УГМК, в деталях описывавших, как Михаил Безменский «выбивал деньги» из компании.


Экологическому активисту Михаилу Безменскому и главе национальной культурной автономии казаков Новохоперского района Воронежской области Игорю Житеневу вменяется вымогательство в особо крупном размере (ст. 163 УК РФ). Версию обвинения, помимо представителя прокуратуры, вчера подробно излагал ключевой свидетель — курирующий безопасность топ-менеджер УГМК Юрий Немчинов. Он утверждает, что лично вел переговоры с Михаилом Безменским и передавал ему наличные. По словам господина Немчинова, с обвиняемыми как «лидерами протеста» он познакомился в 2013 году через местную общественницу Нину Беляеву, с помощью которой изучал бывшие тогда на пике протесты против действий УГМК в регионе. Топ-менеджер рассказал, что обвиняемый Безменский показывал ему свои фото с другими активистами и утверждал, что может заставить тех отказаться от протеста. Знакомство с активистом, по версии представителя холдинга, произошло вскоре после случившегося 22 июня 2013 года погрома на месте геологоразведки Еланского медно-никелевого месторождения в Новохоперском районе. Работы там ведутся в интересах УГМК. Тогда протестующие против исследований активисты сожгли две буровые вышки и разгромили лагерь геологов. Господин Немчинов утверждает, что после тех событий рабочие отказывались продолжать разведку, компания получила многомиллионный ущерб и «была готова на все», чтобы противостояние прекратилось. Поэтому, как сообщил Юрий Немчинов, компания и начала платить Михаилу Безменскому.

Суммарно УГМК передала ему 24 млн руб. Часть из них была потрачена на «подарок на день рождения», который потребовал активист, — автомобиль AudiQ7. По словам Юрия Немчинова, все переговоры он вел после консультаций с другим топ-менеджером УГМК Петром Ямовым. Именно господин Ямов фигурирует в деле как заявитель — осенью 2013 года он обратился в ГУЭБиПК МВД РФ. По словам Юрия Немчинова, заявление в полицию было написано после того, как Михаил Безменский потребовал 15 млн руб.: якобы 7 млн из них он требовал для себя, еще 7 млн — для Игоря Житенева, «за которым 200 казацких сабель», и еще 1 млн — для активистки Нелли Рудченко. Юрий Немчинов утверждает, что Михаил Безменский настойчиво и постоянно требовал деньги через SMS. Обвиняемый Безменский был задержан в ноябре 2013 году, после того как Юрий Немчинов положил в багажник AudiQ7 пакет с 15 млн руб. наличными. Игорь Житенев был задержан через несколько часов: оперативники использовали Михаила Безменского как приманку — он приехал к казаку домой с деньгами, а оперативники зафиксировали их передачу. С тех пор они находятся под стражей. Полицейское следствие меняло фабулу обвинения — с вымогательства на более мягкое мошенничество (ст. 159 УК РФ) и обратно. Дважды обвинительное заключение не устраивало Генпрокуратуру, указывавшую на то, что имеющиеся в деле доказательства скорее говорят о невиновности обоих подсудимых, чем об их злом умысле. В итоге почти законченное уголовное дело было передано в воронежское ГУ МВД, следователи которого неожиданно с первого раза утвердили обвинительное заключение в облпрокуратуре.

Оба обвиняемых вчера отрицали свою вину. Михаил Безменский заявил, что изложенная фабула дела не соответствует фактическим обстоятельствам, а Игорь Житенев назвал происходящее «издевательством над простым человеком». Активист Безменский настаивает, что УГМК наняла его для усмирения протестов, а полученные им деньги — плата за работу. Игорь Житенев отрицает свою причастность к конфликтам. По его словам, он несколько раз обращался к представителям УГМК после столкновений на месте геологоразведки с просьбой «не трогать людей». Задавая вчера вопросы господину Немчинову, обвиняемые пытались доказать свою позицию. «Ни я, ни тем более простой новохоперец Житенев не представляли никакой опасности для такого монстра, как УГМК. Потребуй я что-то от этих людей — непонятно, в какой лесополосе меня бы потом нашли», — говорил „Ъ“ Михаил Безменский. На вчерашнее заседание пришло около двух десятков экоактивистов и казаков. Они не устраивали скандал, но с иронией реагировали на «полуправду, а то и вовсе неправду» Юрия Немчинова и поддерживали по большей части Игоря Житенева: многие пришедшие воспринимают Михаила Безменского как человека, «подставившего» атамана.

Всеволод Инютин


наглядно

Вместе с «Ъ» Реклама Подписка Контакты Где купить газету О банкротствах Приложения Фотовзгляд Ъ

фотогалереи

Архивные материалы

рубрика «Первые лица»
Рубрика «Актуальное мнение»
Рубрика «Выбор редакции»

реклама

обсуждение