• Москва, -6...-10 снег
    • $ 63,91 USD
    • 68,50 EUR

Коротко


Спецпроекты

 

Подробно

Фото: Пресс-служба УГМК / Коммерсантъ

За всякий пожарный случай

Вынесен приговор по делу о разгроме лагеря геологов на востоке Воронежской области

Новохоперский райсуд Воронежской области приговорил к двум годам и шести месяцам колонии 44-летнего экоактивиста Михаила Боярищева, обвиняемого в поджоге двух буровых установок, занимавшихся геологоразведкой на востоке области в интересах Уральской горно-металлургической компании (УГМК). Инцидент произошел 22 июня прошлого года во время беспорядков на месте разведки, завершившихся погромом лагеря геологов. Эти события стали пиком активности противников разработок. Защита осужденного намерена обжаловать приговор.


Судья Сергей Камеров признал жителя Урюпинска Волгоградской области Михаила Боярищева виновным в умышленном уничтожении чужого имущества общеопасным способом (ч. 2 ст. 167 УК РФ) с ущербом в 36,5 млн руб. По версии обвинения, осужденный поджег две буровые установки, занимавшиеся геологоразведкой на Еланском медно-никелевом месторождении в Новохоперском районе Воронежской области. Следствие утверждало, что 22 июня 2013 года Михаил Боярищев вместе с еще несколькими десятками человек был участником проходившего в тот день на месте работ митинга протеста. После манифестации часть демонстрантов прорвалась на огороженную площадку, на которой велась геологоразведка. Там протестующие разгромили лагерь геологов, повредили спецтехнику и сожгли две буровые, принадлежавшие ООО «Уралмедьсоюз» — эта фирма занимается разведкой в интересах УГМК.

Обвинение называет Михаила Боярищева одним из главных погромщиков. Из обвинительного заключения следует, что именно он «заносил дерево» и другие легковоспламеняющиеся вещества в «помещения буровых установок». Там он складывал горючие материалы на рабочие места операторов этих машин и на дизельные двигатели. Пока он занимался подготовкой костра, другие протестующие не впускали в буровую полицейских. Затем кто-то из соратников осужденного облил принесенные им материалы горючим, а Михаил Боярищев с помощью обыкновенной зажигалки поджег поочередно две буровые установки. Судья Камеров в итоге исключил из обвинения этих неизвестных соучастников, оставив обвиняемым только одного Михаила Боярищева. Сам осужденный с самого начала утверждал, что ничего не поджигал, а лишь прорвался на территорию разработок вместе с другими участниками митинга.

Беспорядки 22 июня 2013 года стали пока самым ярким проявлением продолжающегося уже несколько лет противостояния между протестующими против разработок жителями прилегающих территорий и структурами УГМК. Противники говорят об угрозе экологической катастрофы в бассейне реки Хопер, в компании подозревают их в работе на конкурентов, а опасения считают несостоятельными. Пока преимущество очевидно на стороне УГМК. По заявлению одного из топ-менеджеров компании в конце 2013 года были задержаны, а затем арестованы активисты Михаил Безменский и Игорь Житенев. Изначально они обвинялись в том, что вымогали у компании 24 млн руб. за сворачивание протестов, однако недавно обвинение было переквалифицировано на мошенничество. Сами активисты считают уголовное дело провокацией. Вчера суд продлил на месяц арест обвиняемому Безменскому, следствие продлено до 22 января. В рамках разбирательства силовики активно интересовались ключевым лидером протеста Константином Рубахиным, но до его задержания дело не дошло.

Адвокат Григорий Кравцов, представляющий интересы Михаила Боярищева, сказал „Ъ“, что будет обжаловать приговор: «Все обвинение держалось на показаниях полицейских, утверждавших, что поджигателем был мой клиент. Другие убедительные доказательства не были представлены. К примеру, мы смотрели видеозаписи, из которых никак не следовало, что Боярищев что-то поджигал». Он уверен, что «политика из этого разбирательства уйдет только после вступления какого-либо приговора в силу».

Впрочем, в облправительстве считают, что «протестный накал в этой истории пропал». «После событий 22 июня и действий силовиков протест маргинализировался. Если УГМК и жители продолжат искать общий язык, то к моменту появления реальной техники местные будут встречать компанию с радостью», — сказал источник „Ъ“ в областной власти. «Суд, видимо, имел формальную цель — продемонстрировать неизбежность наказания за силовое противодействие работам на Хопре, чтоб другим было неповадно. Однако таким образом власть только сердит местное население, которое знает о том, что происходило 22 июня 2013 года. Люди обозлены на одностороннее освещение проблемы попыток начать на Хопре добычу цветных металлов. И все больше ненавидят УГМК», — заявил „Ъ“ Константин Рубахин.

Всеволод Инютин


Тэги:

Обсудить: (0)

наглядно

Вместе с «Ъ» Реклама Подписка Контакты Где купить газету О банкротствах Приложения Фотовзгляд Ъ

фотогалереи

Архивные материалы

рубрика «Первые лица»
Рубрика «Актуальное мнение»
Рубрика «Выбор редакции»

реклама

Приложение

обсуждение