• Москва, +12....+22 облачно
    • $ 67,05 USD
    • 75,03 EUR

Коротко

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

«Мы стараемся не привлекать средства, в которых сейчас нет необходимости»

Сергей Собянин — о ближайших и долгосрочных планах мэрии Москвы

Как Москва будет помогать Севастополю. Стоит ли столице занимать деньги на рынке. Когда и с какой скоростью будут продаваться ненужные Москве активы. Какой исполнительная власть города хотела бы видеть Мосгордуму. Почему повышаются цены на проезд в общественном транспорте. На эти и другие вопросы редакции “Ъ” ответил мэр Москвы СЕРГЕЙ СОБЯНИН.


Говорить о том, что все инвестиции пойдут теперь в Москву, нельзя


— Когда вы cтали мэром Москвы, город уже опережал остальные регионы РФ по уровню социально-экономического развития. За два года этот разрыв как минимум не уменьшился. Насколько существенной проблемой для правительства Москвы является это обстоятельство?

— Какая проблема? Это плюс для Москвы. Чем выше уровень экономического развития, тем больше привлекательность города. Но для страны в целом это, конечно, проблема.

Для ее решения в первую очередь необходимо сконцентрироваться на развитии крупных городов. Это даст наибольший эффект для развития страны и создания новых центров роста. Что, собственно, происходит в других странах, особенно в развивающихся. Урбанизация остается мировым трендом развития.

— В результате украинского кризиса этот разрыв, видимо, увеличится — в условиях роста рисков инвестиции в Москву будут предпочтительны, если кто-то готов вкладывать в РФ, он с большой вероятностью будет делать это именно тут?

— Говорить о том, что все инвестиции пойдут теперь в Москву, нельзя. Если вы посмотрите на инвестиции на душу населения, Москва в России находится в четвертом десятке. Конечно, вне Москвы другие точки отсчета. Но объективно после стольких лет бурного привлечения инвестиций наш город просто не может показывать такую же динамику, как не насыщенные инвестициями регионы. В последние годы прослеживается такая тенденция — инвестиции в торговле, в недвижимости, в промышленности все дальше отходят от границ Москвы, двигаясь в область и в другие регионы Центрального федерального округа. Вспомните, как начиналось вхождение торговых сетей в Россию. Сначала сети появились в Москве. Потом в городах-миллионниках. Сейчас дошли до 200–100-тысячных городов. Московская область в этом отношении также чувствует себя прекрасно.

— Сейчас те же проблемы в правительстве РФ обсуждают в связи с развитием Дальнего Востока, Северного Кавказа и Крыма. Кстати, какова вообще роль Москвы, традиционно имевшей особые отношения с Севастополем, в крымских событиях?

— Мой предшественник (Юрий Лужков, мэр Москвы c 1992 по 2010 год.— “Ъ”) активно участвовал в интеграции Севастополя с Россией, Москва строила там много жилья для ветеранов флота, соцкультбыт. Связь между Москвой и Севастополем не прерывалась, мы с ним работали более интенсивно, чем с любым другим городом России. И севастопольцы это чувствовали: у них было постоянное ощущение, что Москва их не бросила, она рядом.

Сейчас мы развернули там широкую программу, связанную с обновлением медицинского оборудования, поставляем оборудование для школ, коммунальную технику, троллейбусы, о чем подписано новое соглашение. В течение месяцев двух мы создадим план работы на перспективу. Сейчас Севастополю нужно время на настройку межбюджетных отношений внутри России. После того как они выстроят свой бюджет, мы поймем, где и что им еще необходимо.

— А есть ли у Москвы коммерческие, экономические проекты, имущественные интересы в Крыму?

— В Севастополе у нас экономических проектов нет. В Крыму есть три санатория, которым требуется дополнительная реновация, привлечение инвесторов. И это все. Но мне кажется, сам факт патронирования Севастополя Москвой дает больше уверенности для потенциальных инвесторов.

— Тем не менее вы полагаете, что такой подход — концентрацию усилий без стремления к равномерному развитию территории — можно использовать в других регионах, например на том же Дальнем Востоке?

— Дальний Восток нужно рассматривать с двух точек зрения — с административной и экономической. Раздробленность на небольшие субъекты — вспомните, например, что на Дальнем Востоке есть самостоятельный Биробиджан! — ничего хорошего не дает. Необходимы два-три центра — Хабаровск, Владивосток, Петропавловск-Камчатский, Сахалин,— на которых надо концентрировать все ресурсы, как федеральные, так и региональные. Развивать все одновременно не получится. При концентрации усилий можно ожидать большего экономического роста и позитивной динамики.

— С вашей точки зрения, в Московском регионе — Москве и области — продолжит расти численность населения?

— Да. Мы видим, что идет прирост по 50, 60, 80 тысяч населения в год даже без учета присоединения к Москве новых территорий. С учетом новых территорий эта динамика даже усилится. Это не означает, что на новые территории будут массово въезжать жители из других регионов. В первую очередь речь идет о расселении жителей Московского региона, ближайшего Подмосковья и Москвы.

Ситуация не такая плохая, чтобы от активов избавляться


— Два года назад вы говорили о дыре в бюджете Москвы после отставки Юрия Лужкова в 300 млрд руб. Сейчас этой проблемы нет?

— Да, 300 млрд руб.— это был неприятный долг: и объем сам по себе значителен, и цели, под которые он был взят — а это текущие расходы, проедание,— неприемлемы для оплаты из заимствований. Если бы это было взято под строительство метрополитена, дорог — совсем другой вопрос. Теперь же это все нам приходится нивелировать, эта работа продолжается.

— От каких активов город планирует избавляться в этом году?

— Ситуация не такая плохая, чтобы от активов избавляться. Мы ставим перед собой задачу постепенно приватизировать непрофильные для города предприятия. В настоящий момент на продажу выставлены СК «Олимпийский» и ряд других компаний.

Крупных земельных площадок на продажу в ближайшее время выставлять не предполагается. Еще остаются активы, которые теоретически можно рассматривать как привлекательные для приватизации. Но мы не спешим ничего продавать. У нас нет критической ситуации, будем смотреть на предложения, на цены. Напомню, территории ЗиЛа мы продали из расчета порядка 32–34 тыс. руб. за квадратный метр жилья, которое там будет возводиться,— это самая высокая цена такого рода сделок.

— Рассматривает ли сейчас Москва как альтернативу приватизации новые займы?

— В бюджете Москвы на 2014 год заложено привлечение порядка 140 млрд руб. для покрытия дефицита. Мы стараемся не привлекать средств, в которых сейчас нет необходимости. Уровень долга Москвы снизился с 20% собственных доходов до 12–16%, и это вполне приемлемо.

— Эту цифру, кажется, можно было бы легко поднять до 25% — нет такого соблазна?

— Не совсем. Заимствовать на рынке в таких объемах быстро не получится. В прошлом году мы размещались на 29 млрд руб.— и это было непросто. Одномоментно привлечь больше 100 млрд руб. очень сложно даже Москве. Можно, но за крайне высокую цену. Мы будем стараться в этой ситуации вообще не занимать. Мы не наращиваем текущие затраты. Инвестиционные затраты сохраняем примерно в таких же объемах, может, чуть меньше, чем в предыдущие годы. Но за счет более эффективных проектов физический объем инвестиций не уменьшается.

— Москва, кажется, единственный субъект федерации, у которого нет проблем с исполнением майских указов президента?

— Это не совсем так. При росте обязательств отсутствует адекватный рост доходов — это во-первых. Во-вторых, в Москве самая большая бюджетная сеть и самая высокая средняя зарплата в стране. Тем не менее указы будут исполнены.

— Перенаселение Москвы уже отчетливо ощущается в больницах и поликлиниках. Планируется ли строительство новых объектов здравоохранения в городе?

— Прежде всего мы приступим к расширению Морозовской больницы — это одна из крупнейших в России детских клиник. Этот проект будет реализовываться совместно с Российской Федерацией на паритетных началах. Для города это мегапроект.

Принята программа строительства дополнительных городских поликлиник в дефицитных районах. Внедряются новые медицинские и информационные технологии вроде электронной записи и электронной карты, которые разгружают врачей от заполнения разных бланков и дают им больше времени для работы с пациентами. Кроме того, рядом с городскими учреждениями появляется все больше проектов с частными инвестициями или пожертвованиями в здравоохранение.

В Новой Москве мы уже смонтировали четыре модульные амбулатории, полученные в качестве благотворительного дара «Транснефти». Заключена концессия на создание суперсовременной многопрофильной клиники на базе горбольницы №63. Неплохо развивается сеть мини-поликлиник шаговой доступности «Доктор рядом». Все эти проекты объединяет то, что инвесторы будут оказывать часть услуг по программам ОМС, то есть бесплатно для москвичей, и работать в единой технологической цепочке с городскими учреждениями.

— А что с зарплатами учителей — им не догнать врачей?

— Задача так не стоит. Задача — поддерживать уровень заработной платы педагогов школ на уровне средней заработной платы в регионе. Это означает, что зарплата именно учителей будет на 20% выше среднерегиональной. Для врачей, напомню, показатель — 200%.

— Привела ли к ожидаемому эффекту программа объединения школ в Москве?

— Судите сами. Без каких-то новых вливаний последние два года зарплата учителей растет и уже достигла 70 тыс. руб., а по факту у многих и больше. Вакансий в школах нет, учителей принимают по конкурсу, качество образования тоже значительно улучшилось. Количество хорошо успевающих детей выросло в два раза, треть победителей российских олимпиад — москвичи, практически две трети школ участвуют в олимпиадах.

— Но было и масштабное сопротивление?

— Что же вы хотите — две тысячи директоров лишились своих постов, не может же это происходить без сопротивления? Другое дело, что это все равно было неизбежным: в таком количестве директора школ и детских садов нам не нужны. И если за счет этого можно значительно увеличить зарплаты педагогов и улучшить качество обучения — ну пусть будет сопротивление, оно естественно.

Часто наша работа заключается не в ускорении, а в сдерживании развития


— В 2013 году Москва планировала продать принадлежащую ей Объединенную энергетическую компанию, присоединив к ней выкупленный у ВТБ «Энергокомплекс». Какова перспектива сделки?

— Мы ничего официально не анонсировали, хотя разговоры такие ходили. В настоящий момент готовим предприятие к приватизации. Такого рода активы не то, что нужно городу, поэтому вполне возможна их передача в частные руки. Тем более в «относительно частные». В той же Московской объединенной электросетевой компании (входит в холдинг «Российские сети».— “Ъ”) есть государственный пакет акций. Иметь в городе две электросетевые компании — проблема, причем не для города, а для потребителей. Они развивают параллельные инвестпроекты, а это означает рост тарифа, издержек и так далее. Объединение этих структур даст определенную синергию, как дало объединение Московской объединенной энергетической компании (в 2013 году продана Москвой «Газпром энергохолдингу».— “Ъ”) и «Мосэнерго» (входит в «Газпром энергохолдинг».— “Ъ”).

— Оценка московских электросетей уже есть?

— Есть предварительные цифры. Они колеблются в районе 100 млрд руб.

— Утверждена ли окончательная концепция Московского транспортного узла?

— Концепция подготовлена и согласована со всеми субъектами, участвующими в ней, она одобрена на координационном совете Минтранса, внесена в правительство, но пока не утверждена по техническим причинам. Никаких фундаментальных изменений она не претерпела, речь идет об уточненном графике инвестиций. Самый большой объем — это вложения в метро, в региональные и федеральные автодороги. Вторая по стоимости — это программа ОАО РЖД, в том числе развитие пассажирских пригородных перевозок, она оценивается в 280 млрд руб. И третье — это развитие Московского авиационного узла. С каждым годом нарастает объем частных инвестиций, которые на ближайшие три года составляют около 700 млрд руб. за счет привлечения денег в развитие транспортных узлов, закупку подвижного состава, в строительство частных дорог и прочее.

— На фоне заморозки тарифов естественных монополий не сокращает ли московские программы РЖД?

— ОАО РЖД пока от них не отказывается. Насколько я знаю, они оптимизируют инвестиции в грузовые перевозки, по крайней мере не развивают их в такой динамике, которой бы хотелось. То, что касается пригородных электричек,— пока график выполняется. Сейчас речь идет о дополнительном ускорении этой программы, дополнительном финансировании со стороны РФ, чего мы все добиваемся, хотя пока не очень успешно. Но по крайней мере ряд последних решений, принятых на совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова, о докапитализации ОАО РЖД за счет Фонда национального благосостояния на возвратной основе позволит привлечь дополнительно порядка до 80 млрд руб. на пригородные электрички, соединяющие Москву и авиаузлы — Шереметьево, Домодедово, Внуково.

— А что с проектом реконструкции Московской кольцевой железной дороги (МКЖД)?

— Он двигается. Пока в графике, но есть проблемы. Требуется дополнительно порядка 20 млрд руб. для путепроводов. И есть дополнительные расходы, которые возникли уже в ходе проектирования МКЖД. Тем не менее думаю, что в 2015 году все основные работы будут закончены и в 2016 году начнем регулярное пассажирское движение.

— Но у ОАО РЖД на это дополнительных денег явно нет. Они есть у Москвы?

— Основные деньги предусмотрены в федеральном бюджете. От ОАО РЖД — 40 млрд руб. на весь проект пригородной железной дороги, 50 млрд руб. дает Москва и где-то порядка 150–180 млрд руб., не считая дополнительных расходов,— это средства РФ.

— На днях с поста главы управления делами президента ушел Владимир Кожин. Вы разрабатывали с ним проект строительства правительственного квартала рядом с Кремлем. Какова теперь будет судьба этого проекта?

— Сложно сказать, такие проекты, конечно, во многом зависят от инициативы конкретных чиновников. Насколько интересно это будет новому управляющему делами, посмотрим. Теоретически проект может быть продолжен. Но он не критичный ни для Москвы, ни для правительственных учреждений.

— С Владимиром Кожиным вы обсуждали и вопрос о переносе правительственных учреждений в Новую Москву. Что-то с его уходом изменится?

— Новая Москва пока не имеет никакого отношения к управлению делами президента. Мы развиваем этот район самостоятельно. Причем очень часто наша работа заключается не в ускорении, а в сдерживании развития в силу того, что объем инвестиций слишком велик и эта территория пока не готова их принять с инфраструктурной точки зрения.

— Сохраняются ли планы правительства Москвы по продаже доли в Единой электронной торговой площадке?

— Планы такие есть, но вряд ли они будут реализовываться в ближайшее время. Формально да, можно продать. С другой стороны, это может ухудшить эффективность размещения городского заказа. Сама площадка стоит максимум 3 млрд руб., а экономия на торгах составляет 150 млрд руб. ежегодно. Это несопоставимые деньги, именно поэтому мы и опасаемся продавать ее. Хотя теоретически она не нужна, есть другие площадки. Но нам важно знать, что там происходит.

— Каковы планы по развитию социальной карты москвича? Банк Москвы по-прежнему их эмитирует? Как это соотносится с планами УЭК по выпуску в этом году 500 тыс. карт в Москве?

— На самом деле что УЭК, что социальная карта сегодня наполнены одинаковым функционалом. Проблема в том, что УЭК — это федеральный проект, к которому предъявляются очень жесткие требования, с огромным количеством согласований и так далее. И гибко, оперативно развивать его очень сложно. Тем более что возникла идея сделать УЭК базой для создания электронного паспорта. Это еще одно новое требование. В этой связи мы пока ограничимся выпуском небольшого числа карт — заявленные 500 тыс. Параллельно продолжим выпуск социальных карт москвича.

— В прошлом году большое внимание уделялось проблеме передачи банками информации о платежах граждан в бюджет в ГИС ГМП. Насколько своевременно передают банки эту информацию на данный момент? Поступают ли еще жалобы граждан о том, что госорганы не получают информацию об оплате госпошлин, штрафов?

— Сейчас все основные проблемы решены, взаимоотношения с банками отлажены, практически все платежки проходят. Те, которые не проходят, мы в ручном режиме доводим. В итоге платежи, которые являются проблемными, составляют доли процента всех платежей.

— Недавно мэрия стала единоличным владельцем ВДНХ. Будет ли она передана в подчинение департаменту культуры?

— Нет, не будет. ВДНХ — это прежде всего выставочный центр и только потом культурные мероприятия. Более того, на ВДНХ непростая ситуация (с износом инженерных коммуникаций и со сторонними землепользователями.— “Ъ”), и с этой задачей один департамент культуры не справится. Это совместная задача для всех городских служб.

— Каковы планы по развитию сотовой связи в московском метро?

— Метрополитен планирует провести конкурс (на создание единой сети мобильной связи в метро.— “Ъ”). Там есть проблемы, связанные с взаимодействиями разных операторов. Я думаю, что мы их решим.

Если бы праймериз проводила «Единая Россия», был бы такой междусобойчик


— Юрий Лужков на выборах в Мосгордуму активно поддерживал кандидатов-единороссов: фотографировался с ними, проводил совместные встречи, говорил об одной команде. Намерены ли вы помогать политикам, которых бы вам хотелось увидеть в МГД?

— Как минимум я буду поддерживать «Единую Россию», так как являюсь членом ее бюро высшего совета. По определению не могу не поддерживать, и не только по формальным признакам. Мне важно, чтобы гордума была органом, который прагматично рассматривает те или иные проблемы, чтобы конструктивно принимались решения. Это очень важно. Потому что если уйдем в бесплодные дебаты и противостояние — это будет плохо и для Москвы, и для москвичей. Конечно, буду поддерживать «Единую Россию», чтобы в думе был костяк депутатов, которые конструктивно взаимодействуют с исполнительной властью.

— Стоит ли ждать «списка» или «команды Собянина»?

— Посмотрим, пока говорить рано об этом. Выборная кампания даже не началась.

— Сильно ли должен обновиться корпус депутатов МГД?

— Что касается обновления, то я активно выступал за то, чтобы депутаты регионального парламента избирались не по партийным спискам, а по одномандатным округам. Тогда у нас не будет многолетнего сидения в депутатах людей, которых никто не знает, не видит в округе. Тем, кто просидел два, три года и не появился в избирательном округе, я думаю, нечего делать на выборах в Мосгордуму. По крайней мере, если они ничего не сделали, чтобы избиратели о них вспомнили. Я считаю, что обновление будет значительным.

— 8 июня в столице пройдут так называемые народные праймериз «Моя Москва». В их оргкомитет вошли члены вашего общественного избирательного штаба, московской Общественной палаты. Городская власть имеет отношение к их организации?

— С точки зрения раскрутки выборов, увеличения активности москвичей, в городе неплохо проходят праймериз. Это хорошая идея, которая была реализована представителями Общественной палаты Москвы и другими активными гражданами. Такая схема реализуется впервые в России. Аналогов нет, обычно праймериз проводились «Единой Россией» или другими партиями, а сейчас получилась надпартийная площадка. В праймериз могут участвовать все: и партийные структуры, и независимые кандидаты.

У меня есть опасения, что на выборы в Мосгордуму придет еще меньше избирателей, чем на выборы мэра. В городах, где в последнее время проходили выборы в представительные органы власти, явка составила 15–20%. С учетом того, что на выборы мэра Москвы пришло 32% избирателей, вполне возможно, что на выборы в Мосгордуму придет значительно меньше. Этого не хотелось бы. Хотелось, чтобы выборы проходили в активной обстановке. Надеюсь, праймериз отчасти помогут.

— Идею праймериз кто подсказал?

— Она родилась в Общественной палате Москвы. Я считаю, что это очень здравая идея. В соответствии с уставом «Единой России» она обязана проводить праймериз. Но если бы сейчас праймериз проводила «Единая Россия», был бы такой междусобойчик партийный, который вряд ли бы что дал в плане активизации выборной кампании. То, что предложила Общественная палата, мне кажется гораздо интереснее, я уверен, что московский опыт будет использован и в других регионах…

— А говоря о других регионах, проведение праймериз должно быть закреплено законодательно?

— Нет, законодательно закреплять еще один этап выборов, увеличивая расходы бюджета, не надо. Все на общественных началах. У нас даже избирательные участки арендуются.

Победа на выборах обеспечивает некую стабильность и предсказуемость


— Вы были одним из первых губернаторов, обратившимся к президенту с просьбой о досрочных выборах. Сейчас многие главы регионов следуют вашему примеру. Вы почувствовали реальные преимущества избранного главы города или разницы нет?

— По большому счету разницы никакой нет. Но после выборов чувствуешь больше ответственности перед москвичами. С точки зрения нагрузки и с точки зрения взаимоотношений с федеральными властями я не ощущаю, чтобы что-то кардинально изменилось. Единственное — что победа на выборах обеспечивает некую стабильность и предсказуемость. Я думаю, что это важно для инвесторов. Одно дело, когда главу региона сегодня назначили, а завтра поменяли, другое дело, когда ты избрался на понятную перспективу.

— Как вы относитесь к реформе полномочий, обнародованный правительством список передаваемых полномочий исчерпывающий или городу федерального значения требуется что-то еще?

— И сегодня есть возможность передавать полномочия по решению правительства России. Другой вопрос, что сейчас правительством подготовлен более системный законопроект. Они обозначают направления, по которым могут быть переданы полномочия. Я не думаю, что кто-то немедленно получит полномочия из этого перечня. Мы неоднократно обсуждали этот вопрос и пока ни к чему конкретному не пришли.

Персонально в Москве мы получаем полномочия в индивидуальном порядке: в области дорожной безопасности, в области охраны окружающей среды, еще ряд других. По Ростехнадзору у нас появились очень серьезные полномочия, которых нет в других регионах.

— То есть вам сейчас хватает полномочий?

— По большому счету да. Другой вопрос, мне кажется, что надо продолжать идти по пути, взятому законодателем: разные подходы к разным регионам. Москва и Санкт-Петербург получили гораздо больше полномочий в области градостроительной политики, регулирования, безопасности движения и так далее, чем другие регионы. Мне кажется, это правильно. Проблемы в Москве и, скажем, в Костроме разные. И необходим разный набор инструментов, чтобы решить эти проблемы.

— Москва как-то готовится в связи с реформой МСУ перестраивать свою систему власти?

— Под реформу МСУ мы никак не подпадаем. У нас особенности местного самоуправления устанавливаются городским законодательством, и напрямую федеральное законодательство нас не касается.

— Депутат Госдумы от Москвы Ирина Белых предлагает ввести особый порядок делегирования представителей в Совет федерации от парламентов, избирающихся по мажоритарной системе. Речь идет о расширении перечня тех, кто может быть делегирован в СФ, например, за счет муниципальных депутатов. Поддерживаете ли инициативу? Действительно ли в Москве возникают такие сложности с проведением довыборов в МГД на место члена СФ по действующему законодательству?

— Такая проблема существует. По действующему законодательству мы из числа депутатов МГД должны направить представителя в Совет федерации, и сразу появляется вакансия в парламенте. И снова надо проводить довыборы. Мы будем добиваться, чтобы не проходили повторные выборы.

Такого объема субсидирования общественного транспорта в мире никто не осуществляет


— Насколько подорожает общественный транспорт и когда это произойдет?

— С 1 июня примерно на 5–7%, то есть на уровне инфляции. Нужно иметь в виду, что мы три года не повышали стоимость проезда. Если брать сопоставимые цены в 2011–2013 годах, то получается, что цена не увеличилась, а даже уменьшилась на 20%. Если брать долю в заработной плате, в доходах москвичей, в 2010 году цена проезда составляла 2,5%, а сегодня, даже с учетом повышения,— 1,6%.

— Но ведь город вкладывает десятки миллиардов рублей в развязки, в транспортную инфраструктуру. Казалось бы, можно дофинансировать «Мосгортранс» и метрополитен, чтобы не повышать цену. Тем более накануне выборов решение повысить стоимость общественного транспорта кажется весьма странным.

— Мы должны принимать взвешенные решения. Можно, конечно, заместить капитальные расходы текущими, но тогда будут проблемы с развитием метро. Объем субсидирования пассажирского транспорта Москвы уже составляет около 55 млрд руб., это более половины текущих затрат. Такого объема субсидирования общественного транспорта в мире никто не осуществляет. И если бы мы этого не делали, то тарифы необходимо было бы увеличить вдвое, а то и больше.

— Может, надо было повысить эффективность работы?

— Мы в течение трех лет держали тариф, практически не увеличивая субсидий, именно за счет повышения эффективности как «Мосгортранса», так и метрополитена. Количество пассажиров, оплативших проезд, увеличилось более чем на 10%.

— У московских властей был велосипедный проект с Банком Москвы. Какова его судьба?

— В прошлом году в рамках проекта можно было взять напрокат около 500 велосипедов, в этом году мы запланировали уже 2,5 тыс. Для одного банка это накладно и обременительно, поэтому мы привлекаем Сбербанк. Пока в проекте два банка, при этом доля Банка Москвы — 50%, доля Сбербанка — 25%, доля городских властей — 25%.

Но мы рассматриваем дальнейшие варианты и открыты для других коммерческих структур.

— Недавно принято решение сделать бесплатной парковку в центре по воскресеньям. Не думаете ли вы по поводу бесплатного ночного времени, как в европейских городах?

— Пока нет. У нас достаточно большое количество ночных парковок для резидентов, добавлять еще бесплатную ночную парковку для остальных не хотелось бы. Давайте посмотрим, как будет воскресная парковка работать, а потом перейдем к другим вариантам.

— Почему так долго принималось решение эвакуировать машины, номера которых закрыты тряпочками, бумажками?

— Если бы мы 20 лет назад двигались такими темпами, как сейчас, с транспортом в Москве вообще никаких проблем не было бы. Мы только в прошлом году объявили о платной парковке в границах Бульварного кольца, сейчас уже она действует в рамках Садового кольца. Если раньше мы эвакуировали 10–15 машин в сутки, то сейчас 800. Еще недавно у нас не было правовых возможностей эвакуировать машины без ГИБДД. У нас не было необходимой техники для эвакуации — в рамках бюджета ее не закупишь, поэтому мы работали над привлечением инвестиций в эту сферу. Кроме того, если вы помните, эвакуация машины была раньше бесплатной по федеральному закону: мы бы тогда все работали на эвакуацию, зачем она такая нужна.

Сегодня уже принято решение по эвакуации машин с заклеенными номерами. Это сделано в рамках борьбы с терроризмом, мы же не знаем, что это за человек заклеил свой номер, зачем он его скрывает.

— Расширять зону платной парковки будете?

— Да, возможно. Мы проводим консультации с органами местного самоуправления. Муниципальные депутаты требуют от нас расширения платных парковок, и мне кажется, это логично. Они же видят, что в соседнем районе все нормально, чужие машины не паркуются под окнами, резиденты на 99% удовлетворены. Все доходы от парковки идут муниципалитетам, они распределяют их на благоустройство территории.

— Программа строительства 200 православных храмов идет ударными темпами. Планируете подключать к ней, помимо РПЦ, другие конфессии?

— В Москве православные составляют подавляющее большинство верующих, а количество церквей относительно небольшое. Что касается мусульман, то количество мечетей для них, на мой взгляд, в Москве достаточно.

Интервью подготовили Рената Ямбаева, Дмитрий Бутрин, Мария-Луиза Тирмастэ, Дмитрий Степанов, Елена Ковалева, Иван Буранов


Собянин Сергей Семенович

Личное дело

Родился 21 июня 1958 года в селе Няксимволь Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО). Окончил Костромской технологический институт (1980), Всесоюзный юридический заочный институт (1989). С 1980 года работал на трубопрокатном заводе в Челябинске, с 1982 года — завотделом Ленинского райкома ВЛКСМ города. С 1984 года — на партийных и руководящих должностях в Когалыме (ХМАО), с 1991 года — мэр города. В 1993-1994 годах — первый замгубернатора ХМАО, затем председатель окружного парламента. В 2000 году стал первым замом полпреда президента в Уральском федеральном округе. В 2001 году избран губернатором Тюменской области, в 2005 году переназначен по представлению президента. В ноябре 2005 года возглавил администрацию президента. В 2008 году руководил избирательным штабом Дмитрия Медведева на выборах президента. С мая 2008 года — вице-премьер, глава аппарата правительства. С 21 октября 2010 года — мэр Москвы. 5 июня 2013 года покинул пост для участия в выборах; 8 сентября победил с 51,37% голосов. Член высшего совета "Единой России". Кандидат юридических наук. Награжден орденом Почета и медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени.

Город Москва

Досье

Основан в 1147 году. Столица России и крупнейший экономический центр, по Конституции имеет статус города федерального значения. Площадь — 2,6 тыс. кв. км; население на 1 января 2014 года --12,1 млн человек. Валовой региональный продукт в 2013 году превысил 12 трлн руб. (рост по сравнению с 2012 годом составил 7,1%). Внешнеторговый оборот за 2013 год составил $342 млрд, увеличившись на 6,4% за год. Объем накопленного иностранного капитала по итогам 2013 года — $177,4 млрд (на 18% больше показателя 2012 года). Бюджет на 2014 год предусматривает 1,5 трлн руб. доходов и 1,65 трлн руб. расходов. Город разделен на 12 административных округов и 146 районов. Центральный орган исполнительной власти — правительство Москвы, возглавляемое мэром (имеет восемь заместителей). В структуру правительства входят 28 департаментов, 14 управлений, восемь комитетов, четыре инспекции, одна комиссия. Законодательную власть осуществляет Мосгордума (избиралась по смешанной системе, новые выборы пройдут по одномандатным округам).

  • Всего документов:
  • 1
  • 2
  • 3

Тэги:

Обсудить: (1)

"Коммерсантъ" от 19.05.2014, 00:31

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы