Коротко


Подробно

Фото: filmz.ru

"ГМО существуют уже 20 лет, а Африка до сих пор голодная"

Депутаты просят правительство ввести мораторий на оборот генно-модифицированных организмов в России. Депутат, член комитета Госдумы по аграрным вопросам Светлана Максимова и директор Общенациональной ассоциации генетической безопасности Елена Шаройкина обсудили ситуацию с ведущим Андреем Норкиным.


С таким предложением выступили члены комитета Госдумы по аграрным вопросам. Парламентарии поддержали позицию Минсельхоза по этому вопросу. В ведомстве даже предлагают приравнять незаконное выращивание ГМО к культивации марихуаны. В Госдуме также планируют создать специальную рабочую группу, которая займется разработкой поправок в действующее законодательство.

— Светлана Викторовна, почему снова возвращение к теме ГМО? Тема обсуждается очень давно. Я не могу сказать, что были какие-то заметные изменения. Почему опять вы к ней обращаетесь?

С.М.: Потому что проблема ГМО на сегодняшний день расколола наше общество на два лагеря: за и против. Это коснулось всего геополитического пространства. Правда, думаю, есть и третья сила — это те люди, которые хотят разобраться в сложившейся ситуации. Сегодня ясно, что нет достаточной проверки ГМО на био- и экологическую безопасность. На поверхности лежит решение создать группу ученых из сторонников и противников ГМО, совместно разработать методики, провести долгосрочный эксперимент, прежде чем выпускать джинна из бутылки.

— А финансовая сторона? Ведь общеизвестно, что ГМО дешевле.

С.М.: Сторонники ГМО говорят, что и дешевле, что накормят мир. Но ГМО на сегодняшний день уже существуют 20 лет, а почему-то Африка до сих пор как была голодная, так и остается. Так что это лукавство. Конечно, может быть, ГМО и будет чуть-чуть дешевле, но здоровье наших граждан намного дороже. Поэтому мы, в первую очередь, должны думать о здоровье нашей нации.

— Елена Акинфовна, вы что скажете? Почему Африка голодает до сих пор?

Е.Ш.: Африка голодает по нескольким причинам. В том числе и потому, что Африка отказалась принимать продукты с ГМО в виде гуманитарной помощи. Они сказали, что не могут устраивать геноцид своего собственного народа. Практически ни одна страна в Африке не принимает ГМО ни в каком виде. Но если говорить об экономике, то наверняка понятно, что дороже — дороже органические продукты, так называемые organic food. У России сегодня есть замечательная возможность, — если хотите, это такой определенный важный исторический момент, историческая развилка — мы можем пойти по пути развития органического земледелия, у нас этого направления как отрасли в России сегодня не существует. Сейчас Дума принимает закон об экологическом сельском хозяйстве. И я надеюсь, что он, в конце концов, уже будет принят. Поэтому, начав высеивать ГМО, мы можем закрыть перед собой как раз дверь в светлое, большое, хорошее будущее.

— А с безопасностью продуктов с использованием ГМО как обстоят дела?

Е.Ш.: С безопасностью продуктов беда. Мы действительно начали разработку большого серьезного международного эксперимента, первого международного эксперимента в мире. В рабочую группу вошли ученые из США, Франции, Великобритании, шесть российских научных институтов. Этим летом проходило первое заседание рабочей группы. На сегодняшний день разработан протокол исследований — в экспериментах это всегда самое сложное — и планируется долгосрочный эксперимент, публичный, независимый на территории России.

И по мнению западных ученых, подобный эксперимент может пройти сегодня только в России, потому что во всем остальном мире бал правят транснациональные биотехнологические компании. И ни о какой независимости там говорить нельзя. А те независимые эксперименты, которые проводились до сих пор, проводились не в полном масштабе. Не был проверен весь спектр безопасности, они показывают явно серьезную негативную тенденцию. В частности, в том эксперименте, который проходил в России и был озвучен в 2010 году, не было получено третьего поколения лабораторных животных, то есть внуки не родились.

— Может быть, дать можно шанс, чтобы закончить эти исследования, как вы думаете? Может быть, вы торопитесь закрыть?

Е.Ш.: Начать.

— Начать, провести.

С.М.: Начать исследования, конечно, можно. И мы не против, но всякое движение в сторону принятия постановлений, пункты которых могут трактоваться двояко, делают возможным потерю Россией репутации экологически благополучной державы. Таким образом мы нанесем удар по уже сейчас зарождаемому нами новому сектору агроэкономики — это экологическое сельское производство — и продукции, которая может стать в ближайшем будущем "вторым газом" для России. Правильно Елена сказала, что, действительно, угроза жизни людей — это действительно очень серьезно. Мы не против, чтобы наши ученые занимались выведением новых технологий. Я общаюсь с генетиками России, действительно, есть две непримиримые позиции. Но даже среди сторонников ГМО есть четкое понимание, что ГМО нам необходимы свои, отечественные.

Е.Ш.: Я хочу поблагодарить Светлану Викторовну за ее последовательную позицию. Во многом благодаря ее последовательной активной позиции двигаются и законы об экологическом сельском хозяйстве, есть определенное понимание в Думе по предосторожности в области ГМО. Это правда. Очень важно, когда политики осознают свою ответственность за будущее страны. На сегодняшний день важно развитие российской науки, ведь мы отстаем серьезно. Это направление не финансировалось. Когда мы говорим о технологиях, — в том числе это может быть и биооружие в современном мире, — мы должны понимать, что наша наука должна быть развита настолько, чтобы хотя бы защищаться. Поэтому сегодня государство должно быть озабочено тем, чтобы и выделять деньги на науку, чтобы мы могли хотя бы контролировать свой рынок и понимать, что же к нам, на территорию России, завозят. Это очень важно.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение