Коротко


Спецпроекты

 

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Докопались

УГМК начала решать свои проблемы в Воронежской области

В 2013 году главной экономико-политической темой в Воронежской области осталась возможная добыча никеля в регионе. Она, по предварительным подсчетами, может принести региону до 3,5 млрд руб. в год только в виде налогов. Антиникелевые активисты таки добились внимания к себе не только со стороны Уральской горно-металлургической компании (УГМК, лицензиат освоения Еланского и Елкинского участков недр в Новохоперском районе), но и правоохранителей. Остается открытым вопрос целесообразности разработок в условиях падающих цен на никель.


УГМК активизировалась с начала года. Представители компании начали регулярно принимать участие в заседаниях общественного совета по контролю за освоением медно-никелевых месторождений в регионе при Воронежской облдуме, проводить встречи с населением, рассказывать об инвестициях в социалку Новохоперского района. Если в прошлом году обсуждались честность и необходимость конкурса на освоение участков недр, то в этом — проведение геологоразведочных и поисково-оценочных работ. Начать их компания пыталась несколько раз в течение года, неизменно встречая сопротивление лагеря общественного экологического контроля.

В феврале произошло первое физическое столкновение активистов с сотрудниками «Воронежгеологии» — компании, действующей в интересах УГМК. За ним последовали и другие. Апофеозом стал июньский погром в поселке геологов со сжиганием вышки (ущерб превысил 60 млн руб.). А в декабре уже Тверской райсуд Москвы арестовал эколога Михаила Безменского и казачьего атамана Игоря Житенева, обвиняемых в вымогательстве более 24 млн руб. у представителей УГМК за снятие блокады с месторождений. Однако сами активисты считают это попыткой дискредитировать антиникелевое движение и продолжают проводить акции протеста. В УГМК, в свою очередь, заявляют, что протесты «организованы искусственно» и не являются «выплеском недовольства населения».

Впрочем, цель УГМК была достигнута, и осенью компания приступила к поисково-оценочным работам, в которые намеревается вложить порядка 1,9 млрд руб. При этом в октябре компания обратилась в Роснедра с просьбой продлить сроки геологоразведки, так как протесты против добычи никеля в регионе ставят под угрозу выполнение лицензионных условий. По условиям лицензии (копия есть в распоряжении „Ъ“), поисково-оценочные работы должны были быть закончены не позднее 25 июля 2014 года, а разведочные — до 25 февраля 2016-го. По данным „Ъ“, этапы освоения месторождений сдвинутся на год.

Отметим, что проблема противостояния УГМК и противников добычи никеля звучала и на федеральном уровне. Летом вице-премьер Аркадий Дворкович в ходе форума «Гражданская двадцатка» заявил, что «по итогам первой стадии геологоразведочных работ» нужно «еще раз посмотреть документы». Впрочем, фактически это подтвердило официальную позицию УГМК, неоднократно заявлявшую о пересмотре целесообразности добычи никеля в Воронежской области по окончании разведки. А на встрече жителей Новохоперска с замминистра природных ресурсов и экологии Денисом Храмовым последний пообещал, что теперь «все технические и технологические решения, касающиеся освоения месторождений, будут рассматриваться на общественном совете Минприроды».

При этом апелляции к региональной власти со стороны активистов звучали все реже. Если в прошлом году ссылки на высказывание губернатора Алексея Гордеева о недопущении реализации инвестпроекта без поддержки населения цитировалась постоянно, то в 2013 году цитировать стало практически нечего. На недавней пресс-конференции глава региона лишь подтвердил свои прошлогодние слова, призвав собравшихся, впрочем, быть «практичными людьми» и «разумно распорядиться» ресурсом, который «стоит больших денег на международном рынке».

Не реализована пока озвученная в конце прошлого года облправительством идея о проведении «опроса о разработках месторождения», что планировалось сделать «до осени» 2013 года. «По закону такой опрос может быть проведен только в двух случаях: при наличии конкретного проекта, которого нет, или по инициативе компании-разработчика. Но структуры УГМК взяли на себя такое обязательство лишь пару месяцев назад», — рассказал „Ъ“ источник в региональном правительстве.

Происходящее превратилось в классическую информационную войну — постоянные заявления УГМК о конструктивных диалогах с общественностью, в том числе с активно выступавшим на стороне протеста казачеством, опровергаются активистами, утверждающими отсутствие каких-либо соглашений с «оккупантами». При этом почти перестал функционировать общественный совет, который в начале года покинул возглавлявший его профессор ВГУ Николай Чернышов. Сегодня, по мнению Константина Рубахина, у общественного совета «нет никаких реальных полномочий, кроме возможности публично задавать вопросы представителям УГМК».

Эксперты считают, что «репрессии эффективны не будут». «Общественное мнение четко и, видимо, безвозвратно сформировано. Оно против никеля. Заслуга Рубахина и компании в том, что они предали огласке саму проблему никеля. И она легла на благодатную почву страхов российского человека перед техногенными катастрофами, которая формировалась еще со времен Чернобыля. Протест ушел на уровень эмоций», — уверен политолог Павел Кабанов.

Эксперты указывают на неблагоприятные прогнозы по ценам на никель. «Промпроизводство, а за ним и потребление металлов снижаются. Большая часть никеля идет на производство нержавеющей стали — в ее составе может быть до 15% никеля. Рост производства стали, а значит, и потребления никеля коррелирует с экономическим ростом. Учитывая рецессию в Европе и возможное падение рынка недвижимости в Китае, который является одним из наиболее крупных потребителей стали, вряд ли стоит ожидать роста спроса на никель, а значит, и увеличения цен на него», — считает замгендиректора воронежской «Инвестпалаты» Алексей Петров. «По графику цены на никель в падающем тренде. Сейчас они находятся в коридоре между $13 тыс. и $15 тыс. за тонну и, судя по всему, в краткосрочной перспективе достигли дна. Но при поступлении негативных новостей они могут упасть еще ниже, как это произошло в кризис, когда цены достигали $9 тыс. за тонну», — напоминает аналитик. По мнению господина Петрова, к докризисным ($33-34 тыс. за тонну) цены вряд ли когда-либо вернутся, учитывая перманентное снижение спроса, рост количества заменителей металлов и общий спад экономики. «Есть мнение, что сырьевой суперцикл закончен. В этих условиях никель не выглядит недооцененным, объективно соответствуя состоянию мировой экономики», — резюмирует господин Петров, добавляя, впрочем, что вложенные в разведку 2 млрд руб. «не такие уж значительные средства» для УГМК, даже если компания в результате откажется от добычи никеля в Воронежской области.

Оптимистичен в оценке будущего эксперт «БКС Форекс» Дмитрий Тремасов: «Цены на никель в будущем году могут вырасти на 9-10% в случае восстановления спроса в Китае и оживления в экономике еврозоны. Вероятно, что рост цены на металл может возобновиться во второй половине будущего года». «Мы видим устойчивое развитие экономики США и проводимое в Японии количественное смягчение, то есть прогноз выглядит для никеля позитивно, по крайней мере, на будущий год. Если экономика выйдет на путь устойчивого роста, то и никель может начать постепенный рост котировок», — заключил господин Тремасов.

Мария Старикова, Всеволод Инютин


Тэги:

Обсудить: (0)

наглядно

Вместе с «Ъ» Реклама Подписка Контакты Где купить газету О банкротствах Приложения Фотовзгляд Ъ

фотогалереи

Архивные материалы

рубрика «Первые лица»
Рубрика «Актуальное мнение»
Рубрика «Выбор редакции»

реклама

обсуждение