Коротко


Подробно

"Патриотические чувства власти и общества не пересекаются: для одних Родина –– деньги, для других –– дом"

События в Прихоперье, где толпа разгромила лагерь геологов, и борьба за дом Волконских в столице развиваются по самым жестким сценариям. Журналист Наталия Осипова уверена, что исток конфликта общества и власти –– в разном понимании чувства патриотизма.


Две точки на карте России разом стали "горячими". В Прихоперье собрался казачий круг и митинг против никелевых разработок, завершившийся поджогом буровых установок и разгромом лагеря геологов. В Москве градозащитники забрались на крышу дома Волконского –– его в нарушение всех законов и градостроительных норм уничтожает застройщик –– и просидели там всю ночь, не позволив подъемному крану сорвать купол здания. На видео, снятом в российской глубинке, люди в казачьей форме с иконами и крестами, семьи с детьми. То есть тот самый народ, к которому так любит апеллировать власть. На видео, снятом в центре Москвы, столичная интеллигенция. То есть тот самый креативный класс, который власть так любит противопоставлять народу.

Казалось бы, где казаки и воронежские черноземы, а где рафинированные интеллигенты и особняк из "Войны и мира". Но обе истории развиваются по одному сценарию: многократные обращения к власти с просьбой остановить и прекратить, отрицательные заключения экспертов, возмущение общественности, но все как об стенку горох. Бенефициар никелевых разработок –– олигарх Искандер Махмудов, бенефициар уничтожения дома Волконского –– Центр развития межличностных коммуникаций, имеющий, по слухам, отношение к могущественным Ковальчукам.

В зоне интересов бизнеса и власти законы не действуют, и мнение общественности помножено на ноль. Невозможно представить себе, чтобы активистами, которые лезли на крышу, рискуя разбиться, двигал расчет, или разгоряченной толпой, когда та шла громить буровые, рискуя сесть (а тут, несомненно, речь идет о нарушении закона).


Похоже, мы имеем дело с чем-то новым –– с отчаянием и ожесточением. Эти чувства приходят, когда отнимают последнее. "Ура, враги отступили!", –– писали в ночь очередного стояния за особняк Волконского. А что писали в интернете по поводу прорыва к месту никелевых разработок, нельзя даже цитировать. Выйдет экстремизм.

Ясно, что патриотические чувства власти и общества никак не пересекаются. Для одних Родина –– деньги, для других –– земля, дом. В связи с этим хочется усадить власть и бизнес за просмотр фильма выдающегося режиссера Петра Луцика "Окраина", вышедшего в конце 90-х. Это история про русских мужиков, явившихся как будто с полей Гражданской войны. Они идут в Москву разбираться с властителем, отнявшим их землю, чтобы качать из нее нефть. Кто бы мог подумать, что сюжет "Окраины" будет разыгран в Прихоперье 15 лет спустя. В финале картины Москва горит, а мужики пашут на отвоеванном поле.

Тут ведь вот какое дело: Родина –– это не только нефть и газ, а немножко еще и люди, живущие на нашей дорогой во всех отношениях земле.



http://www.kommersant.ru/RSS/theme-1745.xml RSS поток

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение