• Москва, +11....+14 небольшой дождь
    • $ 63,40 USD
    • 70,93 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Александр Яловой / Коммерсантъ

"Обвинений в том, что Высший совет юстиции — карательный орган, я не воспринимаю"

Владимир Колесниченко подводит итоги своего пребывания на посту главы ВСЮ

В конце этой недели истекает срок полномочий председателя Высшего совета юстиции (ВСЮ) ВЛАДИМИРА КОЛЕСНИЧЕНКО. По его словам, за три года работы на этом посту ВСЮ удалось сделать органом, в котором "как обиженный судебной системой гражданин, так и сам судья" могут найти защиту. О будущем Высшего совета юстиции, необходимости реформирования его структуры, а также о судье Родионе Кирееве, рассматривавшем дело экс-премьера Юлии Тимошенко, господин Колесниченко рассказал в интервью корреспонденту "Ъ" ГАЛИНЕ КОРБЕ.


— Вы три года возглавляли Высший совет юстиции, 22 марта истекает срок ваших полномочий. Как бы вы подытожили свою работу на этом посту?

— Во-первых, мы стабилизировали имидж ВСЮ — теперь совет воспринимается как орган, который формирует высокопрофессиональный корпус судей. Во-вторых, в ВСЮ может найти защиту как обиженный судебной системой гражданин, так и сам судья, в-третьих, мы поддерживаем реформирование ВСЮ, исходя из требований времени и обязательств перед нашими европейскими коллегами. Кроме того, в ВСЮ идет конструктивная дискуссия, есть право высказывать собственную позицию. Я доволен, что здесь нет "одобрямса". Решение об увольнении судьи рождается в муках, это не так просто. Что касается наших недостатков, то мы наряду с законодательной и исполнительной властью виноваты в том, что наша система не работает так, как нам хотелось бы, но мы делаем все возможное для исправления ситуации.

— Какова тенденция по количеству поступающих жалоб на судей? Насколько часто ВСЮ принимает решение об увольнении судьи?

— Число жалоб уменьшается, причем в большинстве случаев люди жалуются на решения судов, не понимая, что ВСЮ не является судебной инстанцией. Всего с начала деятельности совета было уволено 200 человек, пик отставок пришелся на 2010 год. В прошлом году было уволено 22 человека, из них 16 — за нарушение присяги и 6 человек — в связи со вступлением в силу обвинительного приговора.

Как вы оцениваете эффективность украинской судебной системы, когда доля оправдательных приговоров в стране по итогам 2012 года составила всего 0,17%?

— Отсутствие оправдательных приговоров — не показатель объективности правосудия. Скорее всего это положительная оценка деятельности органов расследования по старому Уголовно-процессуальному кодексу. При новом Уголовном процессуальном кодексе, думаю, количество оправдательных приговоров будет значительно выше.

— После вынесения Высшим административным судом (ВАС) решения лишить мандатов народных депутатов Александра Домбровского и Павла Балогу депутаты от оппозиции обратились в ВСЮ с просьбой дать оценку действиям коллегии судей. На каком этапе находится рассмотрение этого обращения? Когда может быть решение?

— Мы назначили проверку, которую проводит один из членов ВСЮ. Когда он проинформирует о результатах проверки, будет заседание, на котором совет примет коллегиальное решение. Закон не устанавливает сроки проверки. Для таких вопросов мы подбираем самого опытного человека, далекого от власти.

— Как глава ВСЮ вы вправе инициировать рассмотрение действий судьи, имеющих признаки нарушения судейской присяги. Вы уже видели мотивировочную часть решения ВАС относительно Павла Балоги и Александра Домбровского. Есть ли признаки нарушения коллегией судей присяги? Видите ли вы основания лично инициировать рассмотрение этого решения?

— Свою личную позицию относительно решения, вступившего в законную силу, мне, как судье и главе ВСЮ, высказывать не подобает. Да и в ВСЮ проверка пока не завершена. Что касается второй части вашего вопроса, то совет по своей инициативе открывает 90% производств. Источниками информации для нас служат обращения граждан, сообщения в СМИ, обращения народных депутатов.

— В одном из интервью вы обещали дать оценку действиям судьи Родиона Киреева, который вел дело Юлии Тимошенко о подписании газовых контрактов, после вынесения решения суда. Однако проверки так и не было. Почему?

— Например, я судья и должен действовать в соответствии с процессом. Приходит сторона и не желает ни показания давать, ни на вопросы отвечать, ни выполнять законные распоряжения. Мало того, отпускает в адрес судьи обвинения в предвзятости, допускает личные оскорбления. В таких условиях можно ли верить и рассчитывать на абсолютно эффективное правосудие? Правосудие возможно, когда участники процесса всеми своими действиями создают условия для установления истины. Чтобы судья был объективен, он должен вас услышать. Не думайте, что судья знает то, что вы думаете. Вы должны ему это представить в виде допустимых доказательств. В той же ситуации одна из сторон заняла позицию "расстрелять судью". У меня сегодня нет весомых аргументов, чтобы судью за его правовую позицию "расстреливать".

Я не хочу давать политическую оценку этому процессу. Но если бы я был на его месте, то, исходя из своего 20-летнего опыта работы судьей, вел бы себя по-другому.

— В начале года появилась информация о том, что господин Киреев стал и.о. заместителя председателя Печерского районного суда Киева. С чем связано такое повышение?

— На административные должности судей назначает ВСЮ, и мне об этом неизвестно. Возможно, Родион Киреев исполнял обязанности заместителя председателя суда на период отпуска или по другим причинам. Так что эти слухи не соответствуют действительности.

— В последние годы оппозиция неоднократно обвиняла ВСЮ в том, что это карательный орган, который ограничивает независимость судей. Насколько эти обвинения соответствуют действительности?

— Назовите мне хоть одного судью-мученика. Кто? Александр Волков (уволенный за нарушение присяги судья Верховного суда, которого позже Европейский суд по правам человека постановил восстановить в должности.—"Ъ")? Знаете, какой была мотивировка Европейского суда? Она состояла в том, что ВСЮ по своему составу не отвечает европейским стандартам, а потому нелегитимен, и что депутаты Верховной рады голосовали за его увольнение чужими карточками. То есть по существу нашего решения вопрос не рассматривался. Я не раз говорил и представителям Венецианской комиссии, и судьям Европейского суда о том, что именно стало основанием для увольнения Александра Волкова с должности судьи за нарушение присяги. При его непосредственном участии были приняты решения, нанесшие колоссальный ущерб субъектам предпринимательской деятельности. И учитывая, что это были решения высшего судебного органа, обжаловать их, восстановить свои права у участников процесса уже не было возможности. Так что обвинения в том, что ВСЮ — карательный орган, я не воспринимаю.

— 22 февраля комиссия Конституционной ассамблеи по вопросам правосудия одобрила и приняла за основу законопроект "О внесении изменений в Конституцию относительно усовершенствования судебной системы и принципов осуществления правосудия в Украине". Законопроект, в частности, предусматривает реформу Высшего совета юстиции. Какие принципиальные изменения работы совета предлагаются в документе?

— Дискуссия еще продолжается. Член Венецианской комиссии Сергей Кивалов (народный депутат.—"Ъ") заявил, что в ближайшее время планируется передать окончательный вариант в Венецианскую комиссию. Но у нас и у наших европейских коллег есть понимание, что ВСЮ будет защищать, с одной стороны, интересы граждан, с другой — независимость судов. Кроме того, его задание — создать некий буфер между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти.

Все мы — и Конституционная ассамблея, и президент — согласны, что ВСЮ должен быть органом, большинство в котором составляют судьи, избранные самими судьями.

— Сейчас в Высший совет юстиции входят 20 человек, половина из которых — судьи. Как изменится состав ВСЮ после реформы?

— У нас есть два варианта. Я за то, чтобы совет состоял из 20 членов: 12 судей, двоих представителей гражданского общества — это политологи, правозащитники, ученые, которые бы смогли оценить судью не как специалиста в отрасли права, а как человека и личность, а также троих представителей юридической науки от высших учебных заведений IV уровня аккредитации. Кроме того, если Высшему совету юстиции оставят полномочия привлечения к дисциплинарной ответственности прокуроров, в состав совета должен войти один представитель прокуратуры — непринципиально, будет ли это генеральный прокурор или нет. Я критически отношусь к присутствию в ВСЮ только адвокатов, но если в состав совета войдет прокурор, то для баланса должен быть и один адвокат. В то же время считаю важным участие в ВСЮ ректора Национальной школы судей.

Полагаю, что назначать судей в состав ВСЮ должен не съезд судей, как это происходит сейчас, а конференции судов соответствующих специализаций — пять от конференции судов гражданско-уголовного судопроизводства, по три — от административного и хозяйственного. При этом следует соблюсти принцип инстанционности, делегируя в ВСЮ судей разных инстанций. Кроме того, я считаю целесообразным оставить в составе совета председателя Верховного суда (ВС.—"Ъ") по должности и предоставить пленуму ВС право избрать еще одного судью этого суда.

Я считаю крайне важным, чтобы судьи, избранные самими судьями, работали в ВСЮ на постоянной основе, а остальные члены совета — на добровольных началах. Хочу отметить, что эти предложения были полностью поддержаны представителями Венецианской комиссии.

— Какой второй вариант?

— Конституционная ассамблея предлагает ввести в состав ВСЮ 15 членов. Из них 11 человек — судьи, остальные — представители научного сообщества и адвокатуры. Но тогда получится, что ВСЮ станет еще одним советом судей. То есть мы не получим орган, который бы отвечал за формирование высокопрофессионального судейского корпуса и ставил вопрос о привлечении к ответственности нерадивых судей. Хотелось бы, чтобы ученые--члены Конституционной ассамблеи в своих предложениях больше прислушивались к мнению судей, которые знают проблемы деятельности судебной системы изнутри.

— Как в таком случае изменятся полномочия ВСЮ?

— Совет должен нести ответственность и за отбор кадров, и за подготовку и переподготовку судей в связи с изменениями в законодательстве. Я бы сказал, что и Высшая квалификационная комиссия судей, и Национальная школа судей должны входить в состав ВСЮ. Это должен быть единый орган, который несет ответственность за все этапы прохождения судейского отбора. К компетенции ВСЮ следует отнести и вопросы дисциплинарной ответственности всех судей, а также отстаивание их независимого статуса.

— Это предложение поддерживают в Конституционной ассамблее?

— Да. И Венецианская комиссия, и Конституционная ассамблея об этом говорят. Кроме того, я считаю, что следует усовершенствовать институт дисциплинарной ответственности судей. Во-первых, конституционная ответственность за нарушение присяги судьи должна, как это и было раньше, стать видом дисциплинарной ответственности. Следует разделить понятия правовой позиции судьи и грубой умышленной ошибки, а также увеличить сроки привлечения к дисциплинарной ответственности. Бывает, что судья нарушил закон еще при открытии производства по делу, а потом делает все, чтоб затянуть процесс. ВСЮ может приступить к проверке действий судьи только после завершения рассмотрения дела в суде, а срок привлечения к дисциплинарной ответственности — всего шесть месяцев. В связи с этим я считаю, что законодатель должен разрешить дисциплинарному органу отсчитывать срок привлечения судьи к дисциплинарной ответственности с момента окончания производства по делу. При этом мы должны получить более широкий арсенал дисциплинарных взысканий — выговор, замечание, понижение заработной платы и так далее. Увольнение судьи должно стать исключительным наказанием за серьезные нарушения, потому что крайности — казнить или миловать — не нужны.

— Европейское сообщество неоднократно выступало с критикой назначения судей Верховной радой и президентом. Насколько она оправданна? Готова ли власть отказаться от такой практики?

— Если вы спросите меня, доволен ли я работой судебной системы, я скажу: нет. Но так ли все трагично, как об этом говорит пресса, ссылаясь, по моему мнению, на не совсем корректно интерпретированные социологические данные? Судебная система действует, она в целом обеспечивает выполнение возложенных на нее функций. И подтверждением этому является такой пример: из ста дел, рассматривающихся в национальных судах, только десять обжалуются.

Понятие абсолютной независимости судебной власти — относительное. Независимость власти не абсолютна, есть множество механизмов сдерживания и противовесов, и это правильно, поскольку помогает не допустить нарушений. Исполнительная власть выполняет решения судов, вместе с тем исполнительная власть также имеет механизмы ограничений для судейского корпуса.

Я считаю, что назначение на должность судьи впервые должно проходить так, как это предусматривает действующее законодательство — президент назначает судью по представлению ВСЮ. При президенте Викторе Януковиче не было такого случая, чтобы наше представление вернули в связи с тем, что глава государства с чем-то был не согласен. Президент сегодня выполняет церемониальную функцию — он указом назначает судью. Ему это, может быть, и не нужно, но эта процедура придает значимости статусу судьи, повышает его авторитет, ведь судья принимает решения от имени государства.

Я допускаю, что где-то принимаются решения под влиянием неких политических веяний. Бывает так, что "чрезвычайно умный" судья, зная высказывания политиков и власти по поводу той или иной проблемы, может сам подыгрывать им, чтобы понравиться. Задача законодателя — создать такие правовые механизмы, которые бы позволили судье ориентироваться на единственный критерий в принятии решений — закон и принцип верховенства права.

Например, в Николаевской области судом во время избирательной кампании были привлечены к ответственности несколько лиц, агитировавших против Партии регионов. Разве не абсурд? Нужно ли это было власти? Я лично внес предложение об увольнении судьи за нарушение присяги. Когда мы спросили судью о мотивах вынесенного решения, она каялась, плакала, но объяснения дать не могла. Это говорит о том, что судьи зависимы не только от закона, но и от того, как будет воспринято их решение обществом, СМИ и властью.

И судьям, и обществу в целом сегодня важно, чтобы честная работа судьи также была отмечена. У нас есть десятки примеров, когда мы хотели человека уволить, а, выслушав его правовую позицию, благодарили за профессиональную деятельность.

— На последнем съезде судей был принят новый кодекс судейской этики. Большинство его положений очень неконкретны. Например, ст. 3 предусматривает, что судья должен прилагать усилия "чтобы, по мнению рассудительного, законопослушного и проинформированного человека, его поведение было безупречным". Насколько такой кодекс будет действенным?

— Новый кодекс охватил все законодательные акты, которые устанавливают правила поведения и ответственность судьи. В то же время мы не можем в случае несоблюдения судьей положений этого кодекса положить их в основу привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. Так записано в этом документе. Но это положение противоречит действующему законодательству, праву Высшей квалификационной комиссии судей и ВСЮ привлекать судью к ответственности за нарушение присяги, а именно "за нарушение морально-этических принципов поведения судьи", или к дисциплинарной ответственности "за систематическое или грубое одноразовое нарушение правил судейской этики, подрывающее авторитет правосудия".

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ Украина" №46 от 19.03.2013, стр. 1