• Москва, +19....+27 облачно
    • $ 64,01 USD
    • 71,05 EUR

Коротко

Подробно

-->

"Мне неприятно, что это создало неудобства для премьера"

председатель Государственного агентства по инвестициям и управлению национальными проектами Владислав Каськив

— С момента презентации первых десяти нацпроектов прошло уже 2,5 года. Почему ни один из них до сих пор не воплощен?

— Реализация проектов такого масштаба занимает не менее трех лет, а с даты, когда они были сформированы юридически, прошло всего полтора года. Сначала были лишь концепции, подготовленные комитетом экономических реформ при президенте, затем Кабмин выделил средства на разработку технико-экономических обоснований (ТЭО) — на это ушло три-четыре месяца. Тендерные процедуры по отбору разработчиков ТЭО заняли 2,5 месяца. Не менее четырех месяцев было затрачено непосредственно на разработку ТЭО, два месяца — на их утверждение. И лишь после этого пришел черед технической реализации. Сейчас Государственное агентство по инвестициям и управлению национальными проектами (Госинвестпроект.—"Ъ") подошло непосредственно к организации публичных инвестиционных конкурсов — думаю, в ближайшие 2-3 месяца вы сможете их наблюдать.

— То есть за этот период не было никаких инвестиций?

— Были, но о некоторых мы просто не объявляем. К примеру, сейчас "Воздушный экспресс" находится на стадии технической реализации.

— Нам пока не удалось получить подтверждения от Экспортно-импортного банка Китая относительно его участия в этом проекте. На сайте China Machinery Engineering Corporation есть информация лишь про меморандум о сотрудничестве....

— Уверяю, все процедуры по подписанию технического соглашения выполнены, коммерческое соглашение подписано, и почти завершены все процедуры по выделению средств, выбраны основные подрядчики.

— Кто они?

— По межправительственному соглашению, генподрядчиком является China National Machinery Industry Сomplete Engineering Corporation, но мы добились того, что не менее половины проекта будут выполнять украинские компании. Их еще предстоит выбрать.

— Большинство договоров, о которых громко заявляет ваше ведомство — лишь меморандумы о намерениях. Какая часть из них может принести настоящие инвестиции?

— Мировая статистика свидетельствует, что инвестиции приносит один из пяти меморандумов. Возможно, у нас будет немного хуже, но не сильно.

— Профессиональные инвесторы считают, что большинство ваших проектов похожи скорее на декларации, чем на бизнес-планы. Вас неоднократно критиковали за непрозрачность отбора разработчиков ТЭО. Может, проблема в качестве разработки?

— Наши проекты подготовлены лучшими международными экспертами. Я готов отстаивать их профессионализм в каждом конкретном случае. Такие заявления могут делать конкуренты, не прошедшие отбор. У нас самые открытые тендерные процедуры — может, именно поэтому они вызывают такое обсуждение. В тех случаях, когда производились закупки у одного участника, мы были очень стеснены в сроках, но все равно были отобраны профессиональные международные компании.

— Тем не менее проекты вашего ведомства часто называют бесполезными. "Открытый мир", к примеру, предполагает создание в стране еще одного оператора связи, а также строительство еще одной беспроводной сети. Работающие на рынке операторы говорят, что инвестиции в такое строительство вряд ли окупятся, а профильный регулятор указывает, что выдача эксклюзивной лицензии создаст неконкурентные условия.

— Я думаю, причины в том, что участники рынка очень ревниво относятся к появлению нового конкурента в этой технологической сфере. Тут присутствует конфликт бизнес-интересов.

— Проекты, которые готовил к Евро-2012 ваш коллега Борис Колесников, столкнулись с тем, что внутренний спрос недостаточен для созданных мощностей. Участники рынка говорят, что такие же перспективы ожидают, например, "Открытый мир", Окружную дорогу...

— В отличие от Мининфраструктуры, мы реализуем свои проекты с привлечением частных инвесторов. Они приходят только в том случае, когда видят окупаемость. К тому же речь идет о базовой инфраструктуре — если создать ее, то спрос будет, дальше дело в маркетинге. Если на рынке появится прозрачная государственная компания с лицензией на 4G, я думаю, инвестировать в нее захотят не только украинские, но и международные операторы. Проблема в коррупции, в сложном процессе предоставления лицензий. К строительству участка кольцевой дороги под Киевом проявили интерес сразу несколько международных инвесторов.

— Вы до сих пор не обнародовали, кто они...

— Надеюсь, вы увидите их на инвестиционном конкурсе. Не хотел бы называть конкретные компании, чтобы не создавалось впечатление наличия каких-то преференций. В капитал "Открытого мира" мы также ожидаем прихода очень важной для нас американской компании. Она займется разработкой образовательного контента, что гораздо важнее, чем оборудование или лицензии на радиотехнологии. С ее помощью станет возможна реализация пилотной части проекта в 54 школах страны. Я, к сожалению, пока не могу назвать компанию, чтобы не давать никаких авансов, учитывая опыт с LNG-терминалом.

— Одной из задач Госинвестпроекта было формирование инвестиционного имиджа Украины. Как вы оцениваете имиджевые потери после подписания соглашения по LNG терминалу.

— Очевиден тот факт, что вокруг проекта была развернута масштабная и целенаправленная информационная провокация со стороны недругов проекта. СМИ, очевидно простимулированные и работающие в интересах газового монополиста («Газпром» — Ъ), продолжают тиражировать недостоверную информацию, в частности, про «лыжного инструктора». Важно отметить, что, несмотря на информационную провокацию в СМИ, прямых юридических или финансовых последствий для нас не было и ни одна компания не отказалась от участия в проекте.

— То есть вашей вины в произошедшем нет?

— Я признаю свою вину в том, что недооценил масштабы игры против нашего проекта, мне неприятно, что это создало неудобства для премьера. Однако это часть войны, цена которой — энергетическая независимость. Я считаю, что из ситуации с терминалом мы вышли очень достойно. Проект реализуется в утвержденных временных рамках, никто из его участников не отказался от работы с нами. Мы заключили договор с американской Excelerate Energy, ключевым стратегическим партнером в этой инициативе. Не ошибается тот, кто ничего не делает, и не виноват тот, кто ничего не делает. Скандал не убил проект, а то, что нас не убивает, делает нас сильнее.

Интервью взял Игорь Бурдыга


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ Украина" №17 от 05.02.2013, стр. 6