• Москва, +15....+24 облачно
    • $ 66,04 USD
    • 73,84 EUR

Коротко

Подробно

-->

Александр Клименко: держать доходы в тени становится все менее целесообразно

Глава ГНС о планируемых налоговых изменениях

Угроза наступления рецессии экономики не побудила правительство отказаться от усиления фискального давления на бизнес. Государственная налоговая служба (ГНС) пытается найти дополнительные средства там, где налоги скрываются чаще всего,— в сфере интернет-торговли, в офшорах, на рынке "мусорных" ценных бумаг. Об этих инициативах, а также о том, как их внедрение помогает ГНС становиться сервисной службой, корреспонденту "Ъ" НАТАЛЬЕ НЕПРЯХИНОЙ рассказал глава ГНС АЛЕКСАНДР КЛИМЕНКО.


— Когда ГНС подаст окончательный текст налоговой реформы в Кабмин? Есть мнение, что до выборов ему не будет дан ход, а после выборов у другой команды может быть противоположное мнение относительно этих изменений.

— В ближайшее время он подан не будет, потому что еще идут консультации с бизнесом. Как говорил Авраам Линкольн: "Если бы у меня было шесть часов на то, чтобы срубить дерево, четыре из них я бы потратил на заточку топора". Мы ориентируемся на эти четыре часа. Мы никуда не спешим, горизонт нашего планирования — минимум восемь лет, поэтому мы должны понимать, что бизнес думает по этому поводу. Пока не пройдет тщательное и реальное обсуждение, данный законопроект не будет вноситься ни в Кабмин, ни в Верховную раду. Например, представители горно-металлургического комплекса говорят, что налог с оборота в размере 3% для них слишком велик, они хотят 1,5%. И мы вместе ищем оптимальную модель.

— Вы рассматриваете дифференциацию ставки налога с оборота по отраслям?

— Нельзя всех ставить в одинаковые условия и нельзя спешить в этих вопросах. Мы должны четко выверить с бизнесом свои шаги, чтобы не допустить аналога "шоковой" терапии. Но есть новации, которые сегодня являются более актуальными. Речь идет о законопроекте, который в среду был представлен в Кабмине. Он предусматривает усиление контроля над подакцизными товарами, упрощение регистрации плательщиков НДС в электронном виде, снижение ставок единого налога для 5-й и 6-й групп плательщиков и другие моменты, необходимые для упрощения процедуры администрирования налогов.

— Одна их самых радикальных и спорных норм реформы — снижение нагрузки на фонд оплаты труда. Почему вы считаете, что произойдет детенизация зарплаты? Ведь в противном случае это приведет к коллапсу пенсионной системы.

— Мировой опыт показывает, что снижение ставок налогов не приводит к уменьшению сборов. Что мы видим в Украине? Есть небольшой рост промышленности, отсутствие инфляции, и при всем этом задекларированные суммы налога на прибыль растут, даже несмотря на снижение ставки с 23% до 21%. Если сравнивать год к году, то увидим рост более чем на 1 млрд грн. С доходами физлиц примерно такая же ситуация. Сегодня все понимают, что есть проблема зарплат в конвертах и высокие налоги на фонд оплаты труда. Если возьмем ближнее и дальнее зарубежье, то по ставкам НДС и налога на прибыль мы вполне конкурентные, но по нагрузке на фонд оплаты труда — нет. Поэтому нам, чтобы решить проблему, необходимо побудить бизнес выплачивать "белую" зарплату — это увеличит поступления в Пенсионный фонд.

— Но почему вы считаете, что те, кто ничего не платил, вдруг начнут это делать?

— Мы разрабатываем проект всеобщего декларирования доходов — это станет стимулом выводить зарплаты из тени. Мы хотим показать, что нелегальная гривна социально обесценена. Держать доходы в тени становится все менее целесообразно. Ответственность за это рано или поздно наступает. А понижая ставки налогов, мы даем гражданам стимул их платить.

— Всеобщее декларирование будет с 2013 года?

— Не нужно спешить. О наших идеях я пока говорю без привязки к срокам. Любая инициатива должна иметь переходный период. Не будет так, что в один момент все проснулись — и их заставили декларировать доходы. Прежде всего должен быть процесс официальной легализации, когда мы всем дадим возможность показать капиталы, то есть подать нулевую декларацию. Это должно быть максимально удобным для плательщика, чтобы пенсионеры не были вынуждены идти в налоговую и подавать декларацию. Но будет неправильно, если мы исключим их из процесса декларирования. Тогда они станут самыми богатыми в Украине. Нужно избежать социального взрыва, но в то же время добиться социальной справедливости. Процесс должен быть простым и максимально автоматизированным.

— Почему ГНС не отменяет письмо от 9 августа, в котором содержится спорная трактовка норм налогообложения торговцев ценными бумагами? Ведь региональные налоговики продолжают путать убытки от инвестиционной деятельности и расходы, понесенные на покупку ценных бумаг. Готова ли уже обобщенная налоговая консультация по этому вопросу и что она предусматривает?

— Письмо — не главное. Оно просто дало направление в работе. В ближайшее время будет не просто разъяснение, этот вопрос будет урегулирован с помощью изменений в Налоговый кодекс. Варианты этих изменений обсуждаются в рамках рабочей группы, в которую вошли представители Минфина, ГНС, НБУ, НКЦБФР, фондового рынка. Рынок ценных бумаг на 89% в тени и используется как инструмент схемных сделок. Оборот рынка более 1 трлн грн в год, а налогов уплачено 152 млн грн. Мы выступили инициатором наведения порядка. Что в моем понимании порядок? Это перекрытие налоговых рисков, увеличение поступлений в бюджет. К инструментам, экономическая суть которых понятна, у нас претензий нет. Операции с ОВГЗ, облигациями реальных предприятий не вызывают сомнений. Но использование других инструментов несет серьезные налоговые риски, которые мы назвали участникам рынка и показали путь их преодоления. Торговцы ценными бумагами согласились, ведь как можно не согласиться с риском того, что мусорная бумага эмитируется, пять раз перепродается, ее стоимость вырастает на 1000%, потом средства обналичиваются физлицом или выводятся за рубеж.

— Президент поручил провести анализ налоговых льгот. Какие льготы вы советуете отменить?

— Совместно с каждым министерством, которое курирует отрасли, имеющие льготы, мы проверим их эффективность. Думаю, за 1-1,5 месяца мы завершим этот процесс и подготовим доклад президенту о том, какие преференции несут в себе стимулирующие функции. Но уже сегодня понятно, что льготы необходимо пересматривать.

— Одновременно Верховная рада расширяет по просьбе правительства перечень преференций — приняты законы, дающие льготы по налогу на прибыль, пошлинам, отсрочку уплаты НДС в приоритетных отраслях экономики...

— Я считаю, что принятие данного закона отчасти осложняет ситуацию. Возникает как минимум вопрос равной конкуренции. Например, предприниматель вчера построил завод, а сегодня его конкурент построил такой же, но со льготами. Что ему делать? Закрываться? Ответ не найден.

— В проекте бюджета-2013 правительство закладывает рост сбора налога на прибыль на фоне продолжения снижения ставки и сохранения налоговых льгот. Насколько выполнима эта задача?

— Мы сегодня находимся в диалоге с Минфином.

— Готова ли ГНС с 1 января администрировать налог на недвижимость или его вступление в силу будет перенесено?

— Вопрос о переносе сроков — к законодателю. Мы способны выполнить любую поставленную задачу. У нас есть потенциал администрировать налоги любой сложности.

— А вы как считаете?

— Я считаю, что логичным было бы администрировать его в составе налога на роскошь.

— Но не вся недвижимость является роскошью.

— А это уже вопрос методологии.

— Больше года правительство говорит об усилении контроля над трансфертным ценообразованием. Законопроект разработан и вице-премьером Сергеем Тигипко, и ГНС, но пока ничего не меняется. Почему?

— Этот законопроект будет принят в ближайшее время. Почему не так быстро? Мы его начали разрабатывать с марта.

— Вы с марта, а Сергей Тигипко — с прошлого года. Почему не объединить усилия, ведь цель у государства одна?

— 100%, но я могу говорить только за налоговую службу. Самый главный вопрос — мониторинг цен на внешних рынках. Там, где есть биржевые позиции, все более или менее просто, а где внебиржевой товар — масса вопросов. В части написания нормативной базы практически все готово, но я хочу понимать, что будет делать рядовой инспектор, какую базу цен он будет использовать, чтобы не возник конфликт интересов. В Налоговом кодексе есть понятие "обычной цены", и налоговая служба может отчасти регулировать точку прибыли. Но я не хочу, чтобы завтра неправильное истолкование норм закона бизнесом и администраторами службы привело к обратному эффекту.

— Налоговая и правительство регулярно заявляют о борьбе с офшорными операциями, но большинство средств из страны уходит вовсе не в офшоры, а на Кипр, в Голландию, Швейцарию, Великобританию. Как остановить отток средств?

— Есть у нас механизмы, но пока они не будут окончательно доработаны, я не хочу их анонсировать.

— В ГНС заявляли, что совместно с Нацбанком будут создавать преграды для незаконного вывода в офшоры и страны с льготным налогообложением до $10 млрд ежегодно. Какие преграды созданы и каковы результаты?

— Специалисты налоговой службы по итогам анализа грузовых таможенных деклараций определили, что общий объем "непрямого" экспорта составляет 187,9 млрд грн. Через третьих лиц (посредников) поставляется 52,4% экспортируемых из Украины товаров. Из них 13,8% проходит через офшорные зоны. Только в металлургии удельный вес операций с использованием третьих лиц превышает 75% от общих объемов поставок черных металлов. Через посредников прошло 64,7 млрд грн. Наиболее пораженным "посредничеством" оказался зерновой рынок, где 98% экспортных операций (на 30 млрд грн) осуществляется при участии третьих и часто связанных между собой предприятий. Мы работаем с крупными финансово-промышленными группами, показываем им их схемы, прямые и непрямые контакты, завышенный импорт. Но для комплексного решения проблемы необходимы законодательные изменения.

— В отчетах Freedom House неоднократно отмечалась цензура в СМИ посредством налогового давления. Яркий пример — канал TВi. При этом нет ни одного громкого дела в отношении собственников финансово-промышленных групп, хотя известно, что каждое крупное предприятие участвует в схемах. Почему вы применяете избирательный подход?

— Мы всем, у кого нашли нарушения, выставляем одинаковые претензии, и все платят деньги в бюджет. Основной тезис — налоги должны платить все. Если есть налоговые риски, то никому нет поблажек и индульгенций. Я очень неудобный глава налоговой службы, мне нет смысла с кем-то заискивать. Что касается TBi, то его структура собственности достаточно сомнительна. Есть решение американского суда, в котором указано, что путем рейдерского захвата один собственник забрал канал у другого. Суд был между Владимиром Гусинским и Константином Кагаловским. Вы же американскому суду доверяете? А теперь о сути нарушения: у канала накапливался налоговый кредит, и вдруг в 2011 году в отчетности сделана корректировка за 3 года. А все декларации подписывал Николай Княжицкий.

— Но как гендиректор он имеет такие полномочия?

— Он генеральный директор и главный бухгалтер без экономического образования. Два в одном. Мы нашли нарушения в налоговой отчетности телеканала. Мы должны были их не заметить только потому, что это TBi? Мы ни одного раза не вмешивались в редакционную политику телеканала. Главный аргумент TBi состоит в том, что суд принял решение в их пользу. Мы оспорили это решение, и суд апелляционной инстанции признал нашу правоту. TBi согласился и уплатил деньги. В чем именно здесь преследование? Если телеканал не согласен с решением суда, он вправе подать кассацию. Лично я уверен, что руководство телеканала использовало эту ситуацию в политических целях.

— Чем закончилось уголовное дело интернет-магазина "Розетка", откуда такой интерес к сегменту?

— Мы должны отвечать реалиям времени и заполнять пробелы в администрировании налогов, возникающие в связи с быстрым развитием новых отраслей экономики, таких как интернет-торговля. Если пять лет назад объемы торговли через интернет были незначительны, то сегодня это полноценные субъекты хозяйствования с приличными оборотами. Мы видим риски неуплаты налогов на этом рынке, это признают и его участники. "Розетка" четко показала, что риски, о которых мы говорили, подтвердились. Она заплатила по своим обязательствам перед государством в полном объеме, признала свою неправоту, продолжает работать, и у нас больше нет к ней претензий. Чтобы избежать потерь бюджета и обеспечить покупателям гарантии безопасности, мы предложили обязать интернет-магазины применять кассовый аппарат и выдавать потребителю чек.

— Парламент узаконил норму по авансовым платежам с 1 января 2013 года. Какой сейчас объем переплат, и как они будут учтены? Счетная палата по итогам I полугодия увидела рост переплат налога на прибыль на 5 млрд грн — до 16,6 млрд грн!

— Не мог он увеличиться на 5 млрд грн, ведь он составлял всего около 4 млрд грн. Объем переплат практически всегда равен показателям на начало и на конец года, то есть он не растет.

— Налоговики совместно с компанией R&B выявили факторы, влияющие на качество инвестиционного климата в Украине. Что вам дала эта информация?

— Для нас это обратная связь, это понимание того, что беспокоит бизнес, чтобы принять меры и решить проблемные вопросы. Например, бизнес был обеспокоен вопросом возмещения НДС — и мы начали активно отдавать старые долги. Предприятия получают возврат НДС по суммам до 1 млн грн без задержек, работает система автоматического возмещения. Благодаря исследованию мы увидели, что бизнес беспокоит проблема администрирования налогов. Начали менять законодательство. Хотели предприниматели 5-ю и 6-ю группу, хотели годовую декларацию по прибыли — мы решили вопрос. Сейчас проводится очередное исследование, чтобы посмотреть, как бизнес отреагировал на внедренные инновации, и что еще необходимо усовершенствовать.

— А предприятия все равно жалуются на искусственное отсеивание из списка получающих НДС автоматически. Например, по признанию сделок никчемными в 25-й цепочке. Зачем было вводить "автомат", чтобы не выполнять его?

— Я не соглашусь, эти заявления — один из мифов. Автоматическое возмещение не зависит от человеческого фактора и применяется по четким и объективным критериям, которые прописаны в кодексе, например по расхождениям. И мы должны построить такую схему с предприятием, чтобы расхождения минимизировать. У предприятия всегда есть возможность попасть под автоматическое возмещение, но бизнесу легче говорить о недостатках этого инструмента, чем исправлять свои ошибки.

— Украинский союз промышленников и предпринимателей опросил своих членов, и более 63% респондентов поставили под сомнение факт преобразования налоговой службы из фискальной в сервисную.

— А я вижу, наоборот, что 37% опрошенных признали наш путь преобразования из фискальной в сервисную службу. Это как посмотреть: стакан наполовину полный или пустой. Мы начали реализацию нашей новой стратегии только в 2012 году. Поэтому я благодарен тем 37%, которые уже признали улучшения.

— Почему на фоне нулевого роста экономики вы не убеждаете Минфин пересматривать планы, а, как жалуется бизнес, пытаетесь заставить платить больше налогов?

— Потому что мы должны использовать те резервы, которые есть в нашей экономике. Невыполнение планов по доходам налоговой службой может негативно отразиться на выполнении в целом обязательств, взятых на себя государством. Поэтому мы активно работаем над детенизацией экономики, используем резервы и минимизируем налоговые риски, чтобы найти альтернативные источники для компенсации того, что недополучили по макропоказателям.

— Сергей Тигипко разработал законопроект, которым, в частности, предложено отменить институт налоговых накладных. Вы поддерживаете эту норму?

— Я не буду комментировать это предложение, а лучше скажу, какие новации мы сделали по накладным. Мы отменили их бумажный вариант. Теперь бизнес регистрирует их в электронном виде, и уже нет споров по неправильно заполненным накладным.

— Вы входили в состав правительственной делегации в США, встречались с инвесторами. Кого убедили прийти в Украину?

— Мы никого не убеждали, а представляли инвесторам положительные изменения в Украине. Мы показали, что они есть, и процесс улучшения будет постоянным. И получили позитивный фидбек от американского бизнеса — он готов расширять свою инвестиционную активность в нашей стране.

Интервью взяла Наталья Непряхина


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ Украина" №152 от 01.10.2012, стр. 1