• Москва, +19....+29 дождь
    • $ 67,05 USD
    • 74,38 EUR

Коротко

Подробно

-->

Турбьерн Ягланд: Виктор Янукович заявлял, что будет уважать решение суда

Генсек Совета Европы рассказал о своих ожиданиях в отношении Украины

Вчера генеральный секретарь Совета Европы (СЕ) ТУРБЬЕРН ЯГЛАНД посетил Киев, где провел ряд встреч с руководством Украины. В интервью специальному корреспонденту "Ъ" СЕРГЕЮ СИДОРЕНКО генсек СЕ рассказал об обеспокоенности Страсбурга по поводу содержания проекта закона "О прокуратуре", уточнил детали предстоящих процессов по искам украинских оппозиционеров в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) и выразил уверенность, что Киев выполнит любое решение ЕСПЧ.


— Ваш предыдущий визит в Украину состоялся ровно год назад. Насколько изменилась ситуация в стране с сентября 2011 года?

— Определенные достижения есть, самое важное из них — принятие Уголовного процессуального кодекса, очень важный шаг в направлении независимого судопроизводства. Судебная система, независимая от политической власти,— это основа любого демократического общества. Но есть и определенные моменты, вызывающие обеспокоенность. Они ведут страну в противоположном направлении. Я говорю, в частности, о том, что происходит с телеканалом TВi. Еще один пример — нас очень беспокоит регистрация в Верховной раде законопроекта о введении уголовного наказания за клевету. Криминализация клеветы практически всегда является шагом к введению контроля над СМИ. Я знаю, что были заявления (представителей власти.—"Ъ") против этого закона, но проект по-прежнему остается в парламенте.

Что касается инициированных реформ, то еще многое необходимо сделать, в том числе в рамках изменения системы судопроизводства. Вам предстоит реформирование прокуратуры, и для нас важно изучить, что именно предлагает украинская власть в рамках этой реформы. К сожалению, нам пока это неизвестно, хотя очевидно, что эта реформа имеет фундаментальное значение для судебной системы. Я уже говорил об этом и буду подчеркивать сегодня (в ходе встреч с руководством Украины.—"Ъ"): полномочия прокуратуры должны быть сбалансированы.

— За месяц до вашего визита суд освободил из-под стражи бывшего и. о. главы Минобороны Валерия Иващенко. Его освобождение было одним из требований резолюции ПАСЕ по Украине. Вы удовлетворены этим?

— Можно говорить только о некотором прогрессе. Есть еще два человека, которые остаются в центре внимания — бывший глава МВД Юрий Луценко и экс-премьер Юлия Тимошенко. Дело Луценко уже прошло слушание в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), и теперь мы ждем, что украинское правительство выполнит решение суда. Что касается Тимошенко, то суд в Страсбурге уже выносил предписание о состоянии ее здоровья. И это дало результаты — ваша власть выполнила предписание, предоставив Тимошенко лечение. Юлия Тимошенко также оспорила в ЕСПЧ решение суда по своему делу. Так что ее судьба сейчас в руках Страсбургского суда.

— ЕСПЧ будет рассматривать все жалобы Юлии Тимошенко в одном процессе или они будут разделены?

— В ближайшее время, в течение нескольких недель, будет вынесено решение суда относительно задержания Тимошенко, а также о том, были ли судебные заседания проведены в соответствии с европейскими стандартами. Позже ЕСПЧ возьмется за изучение дела по существу. Юристы Юлии Тимошенко в конце августа уже обратились в суд со второй жалобой. Ее рассмотрят позже, поскольку это требует времени. Насколько я знаю, эти дела уже не будут объединены.

— Опыт Юрия Луценко показал, что решение ЕСПЧ неспособно изменить ситуацию. Он выиграл свой первый иск против Украины, ЕСПЧ признал политическую мотивацию украинского суда, но на судьбе господина Луценко это не отразилось.

— Результат будет! Дело в том, что украинское правительство оспорило решение ЕСПЧ в Большой палате суда. После рассмотрения апелляции Большой палатой все должны будут следовать решению суда. При этом ЕСПЧ может указать властям отпустить заключенного, и любое правительство в Европе обязано следовать судебному решению. В противном случае у правительства, которое не соблюдает решение Страсбургского суда, возникнут настоящие проблемы.

— Вы получали от украинских партнеров однозначное, не вызывающее сомнений обещание, что любое решение ЕСПЧ будет выполнено?

— Виктор Янукович заявлял, что будет уважать решение суда.

— Я приведу мнение содокладчицы ПАСЕ по Украине Мариетты де Пурбе-Лундин, которая назвала главную проблему украинской власти — невыполнение обещаний. Вы сталкиваетесь с такой же проблемой?

— Если мы говорим конкретно об обязательствах государства перед СЕ и ЕСПЧ, то я не вижу такой тенденции. А в случае, когда президент лично заверяет, что будет твердо следовать решению суда, я не сомневаюсь, что это произойдет. Впрочем, это случится лишь после вынесения окончательного решения ЕСПЧ.

— Украинские политики, обратившиеся в Страсбургский суд, уверены в политической причине их преследования. А как вы считаете, в Украине есть политические заключенные?

— Есть три уголовных дела, о которых упоминают в этом контексте — речь идет о делах Иващенко, Луценко и Тимошенко. Я — не судья. Безусловно, решение об этом предстоит принять ЕСПЧ. Но для меня очевидно, что в случае с Тимошенко и ее участием в газовой сделке разбирательство должно было состояться на политическом уровне. Можно рассуждать о том, был ли судебный процесс несправедливым, я же подчеркну, что суд вовсе не должен был состояться. Этот вопрос следовало изучить в парламенте, а не в суде. А вердикт должны были вынести граждане на выборах. Политические решения следует оставлять в политической сфере, оставив суду криминальные вопросы.

— Давайте вернемся к ситуации с Юлией Тимошенко и ее лечением. Украинская власть утверждает, что делает все возможное, и даже допустила к экс-премьеру иностранных врачей. Госпожа Тимошенко, напротив, заявляет о пытках. На ваш взгляд, были ли пытки, было ли избиение, о котором шла речь весной?

— Представители комиссии Совета Европы по предотвращению пыток посетили Юлию Тимошенко в тюрьме. Я читал их отчет по данному вопросу. Я не могу раскрыть детали отчета, он конфиденциален, но я уверяю, что мы продолжаем следить за ситуацией.

— Каковы ваши ожидания от предстоящих парламентских выборов в Украине?

— Безусловно, выборы должны быть свободными и справедливыми. И я в данном случае делаю ударение на слове "справедливые". Это означает, что все политические группы должны иметь доступ к медиа, при этом журналисты в работе также должны следовать данному принципу. К сожалению, в Украине с этим проблема. Я понимаю, что часть телеканалов зависит от крупного бизнеса, который привносит в работу непрозрачные отношения. Я это прекрасно знаю, но не понимаю журналистов, которые хотят оставаться под контролем бизнеса...

— Видите ли вы изменение ситуации в этой сфере?

— По моей информации, в последние годы улучшения не было.

— А ухудшения?

— Я не хочу на этом концентрироваться.

— Так или иначе, в предвыборном процессе уже есть масса проблем: лидеры оппозиции в тюрьме, поступают сообщения о нарушениях в округах, оппозиционному телеканалу ТВi ограничен доступ к кабельным сетям. Можно ли в этих условиях сохранять надежду на свободные и честные выборы?

— Я предпочитаю делать выводы на основе решений международных организаций по наблюдению за выборами. И я не сомневаюсь, что в отчете ОБСЕ будут учтены все те моменты предвыборной кампании, о которых идет речь.

— Ряд представителей оппозиции уже заявляет, что в случае дельнейшего ухудшения ситуации членство Украины в Совете Европы может быть приостановлено. Вы допускаете такую возможность?

— Я не могу исключить этого ни для одной из стран--членов СЕ. Если страна постоянно нарушает наши стандарты, если отказывается работать вместе с нами над исправлением недостатков, это приводит к серьезным сложностям. Я отлично понимаю, что у каждой страны своя история. Я осознаю, что в Украине, например, существуют определенные проблемы, которых нет в Норвегии. Мы понимаем, что невозможно исправить все проблемы за год или два. Единственное, что мы требуем,— чтобы вы работали вместе с нами ради продвижения в правильном направлении. И если мы видим, что кто-то отказывается это делать, это действительно создает сложную ситуацию.

— Но у представителей украинской власти есть козырь — Киев может указать на Азербайджан и Россию, где ситуация еще хуже. Останутся ли возможные санкции в отношении Украины актуальными после такого сравнения?

— Вам следует смотреть на общие стандарты Совета Европы, а не Азербайджана. То, что в Азербайджане дела еще хуже, никоим образом не извиняет вашу власть и не меняет те обязательства, которые она на себя взяла.

— Как вы знаете, месяц назад в Украине вступил в силу закон "Об основах государственной языковой политики". Его авторы говорят, что этот документ дословно имплементирует Европейскую хартию о защите региональных языков и языков нацменьшинств. Это правда?

— Правда в том, что такая хартия действительно существует. Что касается этого закона, то у Венецианской комиссии нашлось множество критических комментариев к его тексту. В комиссии остались недовольны языковым законом. К слову, ваш президент Виктор Янукович также счел необходимым создать рабочую группу по его изучению. В законе множество проблем, в особенности связанных с тем, что он защищает прежде всего права одного языка, русского, не предлагая такой же защиты другим языкам национальных меньшинств.

— Но почему же СЕ никогда не опровергал заявления наших политиков о том, что принятый в Украине закон не соответствует хартии?

— Венецианская комиссия сделала это, опубликовав анализ документа. Я думаю, мнение этого органа достаточно авторитетное.

— Скоро исполнится полгода со дня назначения нового уполномоченного Верховной рады по правам человека. В те дни много говорилось о том, что Валерия Лутковская до этого назначения не была правозащитником. Напротив, она представляла украинскую власть в тяжбах с гражданами. В практике ЕСПЧ были подобные прецеденты?

— Я внимательно следил за этим процессом, и у меня была обеспокоенность по этому поводу. Но сегодня... Сегодня я ожидаю от нее независимых действий, которые соответствовали бы роли института омбудсмена.

— А опасения исчезли?

— У нас нет возможности вмешиваться и влиять на этот процесс. Это прерогатива украинского парламента. Но мы будем наблюдать за тем, руководствуется ли данный институт принципами Совета Европы, проявляет ли он политическую независимость, действует ли он в интересах всего населения.

Интервью взял Сергей Сидоренко


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ Украина" №138 от 11.09.2012, стр. 1