Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Weekly
Заговор
Номер 047 от 30-11-99
Полоса 012
 Президент как инвестиционный проект

       Победа Бориса Ельцина на президентских выборах 1996 года была для российских олигархов необходимым и достаточным условием их дальнейшей жизни и процветания. Нынешний кандидат от власти Владимир Путин пока что не настолько выгоден отечественному частному капиталу.

       В 1996 году любой кандидат в президенты, кроме Бориса Ельцина, представлял для олигархов угрозу. Что произошло бы в стране в случае победы Зюганова или Лебедя? Укрепляя свою власть, они бы разоблачали судебными и внесудебными средствами "преступления антинародного режима". И уж точно не прошли бы мимо истории обогащения олигархов, которые и стали олигархами при Ельцине. Только Ельцин такой угрозы не представлял: свою собственную деятельность он бы расследовать не стал. И не расследовал.
       Зато Ельцин был для олигархов выгодным инвестиционным проектом. Во-первых, после 1996 года приватизация продолжилась, причем теперь уже под полным контролем их контролем. Во-вторых, появился новый фонтанирующий источник обогащения. Расцвел рынок ГКО, который по существу был средством перераспределения в руки олигархов огромных бюджетных средств. В-третьих, финансовый рынок был открыт для нерезидентов, и возникла возможность использовать их средства.
       Не обошлось, правда, без проблем. Если приватизация и рынок ГКО — это вполне подконтрольное олигархам перераспределение государственных ресурсов России, то поступление средств из-за рубежа не попадало под контроль российской власти и дружественного ей частного капитала. Что олигархов и подвело. Именно западные кредиторы в значительной степени обанкротили олигархов после 17 августа прошлого года. Но случилось это через два года после выборов. А в 1996-м ни Ельцин не стал бы президентом без поддержки олигархов, ни олигархи не обеспечили бы себе такого влияния в экономической и политической жизни России, какое они имели до августовского кризиса.
       В 2000 году положение будет несколько иным. Хотя на первый взгляд сценарий сходный. Олигархам — тем, что уцелели,— нужна победа Путина по той же причине, по какой в 1996 году они выбрали Ельцина.
       Принципиально важно, что первым Путина выбрал Ельцин. Выступать же за кандидата, которого поддерживает власть, вообще гораздо безопаснее и просто эффективнее. Не случайно Чубайс принял окончательное решение войти в команду Путина лишь после того, как Ельцин решительно поддержал Путина в Стамбуле. Такой шаг убеждает больше, чем проникновенные телепризнания в том, что Путин — лучший будущий президент для России. Выбор Ельциным преемника означает, что революционных перемен, наподобие пересмотра итогов приватизации, при Путине не будет, о чем премьер, кстати, уже предусмотрительно и громогласно заявил.
       Чубайс свой выбор сделал. Его давно ждали, но все равно это шаг знаковый. Хотя бы потому, что он фиксирует заключение политического союза между Чубайсом и группой олигархов, поддерживающих Кремль. Но это еще вовсе не значит, что наступает всеобщее олигархическое братание. Не все олигархи станут столь же явно поддерживать Путина. И дело не в том, что далеко не все они политизированы так же, как Чубайс, и даже не в остроте раскола в их стане. Раскол — это их нормальное конкурентное состояние, хотя далеко не всегда накал противоречий достигал такого градуса, как нынешняя оголтелая и уже карикатурная война ОРТ с НТВ.
       Хотя Путин нужен олигархам больше, чем они ему, сегодня нет ни политического, ни экономического императива для того, чтобы, воссоединившись, они создали единый фронт за Путина.
       Политической мотивации нет, потому что Путин сегодня — это не Ельцин четырехлетней давности. Пока что он в состоянии выиграть президентские выборы самостоятельно, без поддержки олигархов. А о том, чтобы набранные в чеченской кампании очки премьер не растерял из-за непродуманных действий в экономической политике, сумеет позаботиться Чубайс.
       Экономический стимул тоже отсутствует: Путин далеко не столь выгодный инвестиционный проект, как Ельцин в 1996 году. В самом деле, что могут принести инвестиции в Путина? Пока однозначного ответа на этот вопрос нет. Зато ясно, что эпоха масштабной приватизации закончилась, Путин поднимает на щит совсем другой лозунг: "Поддержка эффективного собственника!" Возникает вопрос: а кто будет определять степень эффективности? И ответ на него не обязательно вдохновит олигархов.
       Россию последовательно и пока успешно выталкивают с мировых финансовых рынков. А это значит, что ни возрождения аналога ГКО, ни денег с Запада ждать не приходится.
       Важно, что повышать свою инвестиционную привлекательность у Путина пока нет нужды: связь с олигархами может подорвать его популярность у избирателей и к тому же просто оказаться обременительной. Однако этот ресурс у него остается — как бронепоезд на запасном пути.
       
НИКОЛАЙ ВАРДУЛЬ, СЕРГЕЙ ВИКТОРОВ
       
       Путин сегодня — это не Ельцин четырехлетней давности. Пока что он в состоянии выиграть президентские выборы самостоятельно, без поддержки олигархов.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение