Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Weekly
Главное
Номер 039 от 05-10-99
Полоса 004
 Четыре туза

       Для властей Карачаево-Черкесии такой проблемы, как ваххабизм, не существует. Во всяком случае, так они утверждают. Между тем в организации терактов в Москве и Волгодонске, унесших сотни жизней, подозреваются именно карачаевские ваххабиты. Среди них Ачемез Гочияев.

Нет проблем
       "Сейчас для нас главная проблема — национализм,— признался уполномоченный по связям с религиозными организациями правительства Карачаево-Черкесии Евгений Кратов.— Ваххабиты, которых у нас называют моджахедами, конечно, есть, но не так много, чтобы бить тревогу".
       "Конечно, иногда в городах можно заметить закутанных с ног до головы женщин или бородатых мужчин,— вторит ему пресс-секретарь главы Карачаево-Черкесии Ирина Мягкова.— Но, насколько они опасны, говорить сложно".
       В республике два основных центра ваххабизма — Малокарачаевский и Карачаевский районы, населенные преимущественно карачаевцами. По некоторым данным, ваххабитов здесь около двух тысяч. Учета, впрочем, никто не ведет. Местные власти старательно не замечают "бородачей", объясняя, что никакой угрозы для местного населения они не представляют.
       Между тем четверо карачаевцев — Исуф Крымшамхалов, Тимур Батчаев, Адам Деккушев и Ачемез Гочияев — объявлены в розыск по подозрению в совершении терактов в Москве и Волгодонске. Все они принадлежат к карачаевским моджахедам из так называемых бригад справедливости. Более того, все они ранее задерживались правоохранительными органами именно в связи со своими радикальными взглядами.
       
Неприметный дезертир
       Ключевую роль в организации терактов в российских городах, как утверждают милиционеры, сыграл 29-летний Ачемез Гочияев. Именно он, по версии следствия используя паспорт своего земляка Мухита Лайпанова, погибшего в феврале в дорожно-транспортном происшествии, арендовал в Москве несколько складских помещений, куда позже была заложена взрывчатка. Теракты на улице Гурьянова и Каширском шоссе, унесшие сотни человеческих жизней,— дело его рук.
       У Гочияева была масса причин действовать под чужой фамилией. Однако до поры до времени его биография мало чем отличалась от биографий его сверстников.
       В школе Мурат, а именно так с детства называли Ачемеза, был малозаметен. Директор карачаевской средней школы #3 Сергей Сорель с трудом вспомнил этого выпускника: "Он никогда не выделялся. Был неконфликтным ребенком. Всегда боялся огорчить свою мать, которая тянула его вместе с сестрой одна".
       После 10-го класса Ачемез поступил на исторический факультет Карачаево-Черкесского педагогического университета. Однако, не проучившись двух курсов, бросил учебу и ушел в армию.
       В армии Гочияев отличился. В октябре 1990 года, всего за три месяца до увольнения в запас, он бежал из своей части, расквартированной в военном городке Сибирский-1. Причина была в том, что тяжело заболела его мать. "Он меня очень любит,— рассказывает Тотай Гочияева.— Всегда оберегал. Мы с трудом сводили концы с концами. Я 35 лет проработала на заводе, 35 лет простояла в резиновых сапогах. Мурат всегда жалел меня. Только мне стало плохо, он сразу бросил все и примчался ко мне".
       Дезертира объявили в розыск. В Карачаевск даже приезжал прапорщик из части. Но дело быстро замяли — ни местный военкомат, ни сибирское военное начальство не пожелали осложнять себе жизнь. Гочияева задним числом уволили в запас, на руки выдали военный билет.
       Однако, как это часто бывает, военная прокуратура в известность об этом не была поставлена, и Гочияев продолжал числиться беглецом.
       
В семье ваххабитов
       Это обстоятельство, впрочем, не помешало ему жениться. Как говорит его мать, свадьба стала поворотным событием в жизни сына. В жены он выбрал Мадину Абаеву, чья семья была известна в Карачаевске своими радикальными религиозными воззрениями.
       Мать Гочияева была против этого брака, но никакие уговоры на сына не действовали. Накануне свадьбы умерла бабушка Ачемеза по материнской линии, но он не стал дожидаться окончания траура (у мусульман он длится год) и женился через два месяца после ее смерти.
       Тотай Гочияева так до конца и не смирилась с выбором сына. "Сколько раз я его просила одуматься,— причитает она,— предупреждала, что добром это не кончится. Но он меня не слушал". По ее словам, она несколько раз пыталась выгнать невестку из дома, но Мадина неизменно отвечала: "Я уйду, если только мне об этом скажет муж". Муж молчал.
       Ачемез быстро стал своим для ваххабитов. В 1997 году Ачемез поехал учиться в печально теперь известное медресе "Йолдыз" в Набережных Челнах. Там он и познакомился с будущим напарником по террористической деятельности — Денисом Сайтаковым. Позже они вместе оказались в одном из диверсионных лагерей Хаттаба, где прошли основательную подготовку. Затем Ачемез вернулся в родной город.
       
Похожий на фоторобота
       К этому времени ваххабитские организации вели себя в Карачаевске дерзко. Улицы патрулировали так называемые бригады справедливости, состоящие из молодых моджахедов. У многих из них было оружие.
       В феврале нынешнего года в Карачаевске произошло первое вооруженное столкновение между исламистами и милиционерами. Оперативники проводили рейд, разыскивая сбежавшего преступника. На одной из автостоянок они наткнулись на местных моджахедов, которые вместо документов достали оружие. В результате ожесточенной перестрелки один милиционер был убит, двое ранены. Застрелили и одного из ваххабитов — Мансура Абаева, брата Мадины Гочияевой.
       Милиционеры тогда провели повальные обыски на квартирах исламских активистов. Всего было задержано свыше 30 человек. В их число попал и Ачемез Гочияев.
       Большинство арестованных моджахедов вскоре отпустили. Гочияев же провел в СИЗО почти два месяца: всплыло дело о дезертирстве. Его выпустили только в мае. И то только потому, что возбужденное в 1990 году уголовное дело слишком долго шло из Сибири. "Больше мы не могли его держать,— объяснили в прокуратуре,— иначе бы мы нарушили закон". Военный прокурор взял с Гочияева подписку о невыезде, но тот, разумеется, уехал. Гочияева, конечно, пытались найти, но безрезультатно.
       Матери, правда, он сказал, что с женой уехал в Санкт-Петербург, в одно из медицинских учреждений. Мадина страдала бесплодием и не раз пыталась вылечиться. Не верить сыну не было никаких оснований. Как вспоминает Тотай Гочияева, Ачемез объявился в Карачаевске 5 сентября. Теракты на улице Гурьянова и Каширском шоссе были совершены 9-го и 13 сентября. А после того как по телевидению показали фотороботы подозреваемых, Ачемез даже сказал матери: "Посмотри, как на меня похож".
       "Вскоре он быстро собрался и куда-то уехал вместе с Мадиной,— говорит Тотай.— Напрасно я ему говорила: 'Мурат, столько подозрений. Может, пойдешь скажешь, что ты ни при чем, что ты три дня назад только приехал?'"
       Последние слова его были: "Мама, меня впутали в это дело. Не переживай. Когда все уладится, я вернусь".
       И мать верит сыну. "Мурат не мог убить столько людей,— говорит она, заливаясь слезами.— Он не мог! Он всегда был гордостью нашей семьи. Во всем виноваты Мадина с братом. Я ходила к гадалке, и выпало четыре туза — он не виновен. Я точно знаю это. Я очень жду его".
И не только она ждет Ачемеза Гочияева.
       
КАРИНА КАРАМУРЗИНА, ПАВЕЛ РОЩИН
       
       Один раз милиционеры Ачемеза Гочияева уже поймали и посадили. А потом — отпустили
       Когда по телевизору показали фоторобот подозреваемого, Ачемез сказал матери: "Смотри, как на меня похож"

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" №39 от 05.10.1999, стр. 4

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение