Коротко


Подробно

Тяжелая форма несменяемости

Невиданная жестокость, с которой Муамар Каддафи подавляет народные волнения, вызвала на Западе волну возмущения. Почему не возмущались раньше? Ведь ливийский полковник никогда никого не щадил


Владимир Бейдер, Иерусалим


То, что эффект домино эпидемии арабских революций докатится в конце концов до соседней с Тунисом и Египтом Ливии, было ожидаемо. И то, что ливийский диктатор не будет паинькой, в общем, тоже — Муамар Каддафи и в экстравагантной семье восточных деспотов слывет грубияном.

Но боевые самолеты против демонстрантов, но обстрел жилых кварталов из корабельных орудий — это показалось круто даже для него. Весь мир вздрогнул от шока. Возмутился даже президент Ирана Ахмадинежад, только несколько недель назад расстрелявший попытку революции у себя дома. А уж просвещенный Запад вообще кипит возмущенным разумом: как можно?

А разве нельзя?

Все последние годы весь мир, и Запад в первую очередь, всеми мыслимыми способами убеждал бесноватого полковника, что ему можно все — шкафы ломятся от прецедентов. Он и ведет себя соответственно.

Так что возмущение, тем более удивление здесь неуместно.

Если отмороженному безумцу дали боевые самолеты, какие основания полагать, что он не станет из них пулять в толпу? Если они у него есть. А крыши нет.

Кому это было неизвестно? Из тех, кто сегодня возмущается, удивляется, осуждает, из тех, кто продавал ему оружие, покупал у него нефть, строил ему нефтеобрабатывающие заводы и обеспечивал их квалифицированным персоналом, ссужал его деньгами, хранил его деньги, прощал ему теракты по всему миру с сотнями жертв, подготовку террористов, терпел его экстравагантные выходки, принимал его у себя как дорогого гостя, ручкался и лобызался с ним, льстил, заключал договоры. Тем более что это все одни и те же люди, организации, компании, страны...

Следовало обладать дремучей наивностью, а на самом деле — такой же беспринципностью и лицемерием, чтобы не замечать его безумия. Сам-то Каддафи его и не скрывал никогда. Наоборот — демонстрировал, кичился им.

Ружье, повешенное на стену в первом акте, в третьем обязательно стреляет — даже если это самолет. У сумасшедших — раньше.

Революционер


В оправдание Каддафи нужно сказать, что ему было, отчего сойти с ума. Ему выпало трудное детство: безраздельным правителем страны (восточной страны, то есть предрасположенной к деспотизму) он стал в 27 лет. Тут у кого угодно крыша съедет.

А собственно детство складывалось счастливо. Каддафи любит подчеркивать, что родился в бедуинском шатре. Но где еще ему было родиться? Бедуины живут в шатрах. Дед его за тридцать с лишним лет до рождения Муамара, в 1911 году, пал от руки итальянского колониста. Судя по тому, что обстоятельства этой трагичной истории не афишируются, они не особо выигрышны. Для бедуинов тех времен обычным занятием был разбой, а предпочтительным объектом разбоя — заезжие европейцы и колонисты. Так что вполне мог нарваться на пулю при исполнении.

Отец, как и положено бедуину, кочевал. Муамар из-за этого сменил три школы. Еще в ученические годы стал интересоваться политикой. Продвинутая арабская молодежь вдохновлялась тогда примером "Свободных офицеров" Египта (среди которых были и будущий президент Гамаль Абдель Насер, и его преемник Анвар Садат), свергнувших в 1952 году короля Фаруха и провозгласивших идею панарабизма — единства арабской нации против империализма Запада. Насер на долгие годы стал кумиром Каддафи. Когда кумир, ввязавшийся в свою первую вооруженную авантюру с Израилем в 1956 году на Синае, потерпел от него же первое военное поражение, юный Муамар участвовал в антиизраильских акциях протеста.

В 1961 году он организовал демонстрацию против сирийской верхушки, предавшей надежды арабов и их любимого вождя Насера: Сирия вышла из состава Объединенной Арабской Республики. Юный Каддафи произнес гневную речь. Его подвергли репрессиям — исключили из школы. На несколько дней. Но репрессии не сломили революционера: Муамар сам создал подпольную организацию. Они боролись, как и "Свободные офицеры" Насера, за свержение монархии. Но офицерами еще не были. Вскоре, в 1965 году, Каддафи получил лейтенантские погоны, окончив военный колледж в городе Бенгази, который он на днях разбомбил. Его отправили продолжать военное образование в Великобританию. Вернулся он оттуда сразу капитаном. А в следующем, 1967 году, уже прославился.

Его кумир Гамаль Насер опять попал в беду: началась Шестидневная война. На третий ее день выяснилось, что вопреки тому, что передавало до сих пор радио Каира, не Египет разбил Израиль, а сильно наоборот. Капитан Каддафи, не спросясь у командования, поднял свое подразделение — и поспешил на помощь сражающемуся Египту. Но опоздал (как, впрочем, и армии Ирака, Алжира, других арабских стран, которые тоже устремились в бой после драки) — египетская армия уже была разгромлена. Однако мужественный поступок капитана ливийцы оценили. И хотя король Идрис I был возмущен, что его войска пересекают его границу без его разрешения, молодые армейские офицеры признали Каддафи своим лидером, когда создали подпольную организацию с целью свержения того же короля.

Им надо было торопиться: старшие офицеры тоже вынашивали план военного переворота. Молодые оказались проворнее. Улучив момент, когда Идрис I отправился на лечение в Турцию, ранним утром 1 сентября 1969 года одновременным выступлением в нескольких городах без единого выстрела они захватили важнейшие государственные объекты и объявили о взятии власти Советом революционного командования. Во главе с Муамаром Каддафи, естественно.

Везунчик, герой. Но как все же 27-летний капитан встал во главе страны? Как он вообще стал офицером, поступил в военный колледж, имея за плечами арест по политическим мотивам, получил престижное направление на учебу в Англию, тут же — капитанское звание, а потом не вылетел из армии за самовольную экспедицию в Египет? Как генералы и полковники позволили ротным командирам выхватить у себя кусок и не оказали сопротивления ни до, ни после?

Официальные биографы и сам Каддафи, много рассказавший о себе и о своем революционном подвиге, не акцентируют на этом внимание и пропускают факт, способный объяснить многое. Каддафи в то время был женат на Фатиме, дочери заместителя начальника Генштаба, одного из приближенных короля Идриса. То есть офицеры-то были молодые, но, видимо, из очень хороших семей, в том числе и Муамар, благодаря удачному браку,— "золотая молодежь" по-ливийски. Не мудрено, что с этими капитанами и полковники не могли тягаться.

Каддафи, кстати, после победы путча присвоил себе звание полковника — и не больше: скромность.

А вот от Фатимы он вскоре после успешного переворота ушел, забрав маленького сына. Разлюбил, наверное. Да и зачем ему тесть генерал, когда он сам вскоре стал премьер-министром, министром обороны и верховным главнокомандующим? Скромнее надо быть.

Через два месяца после развода молодой правитель женился на Сафие — медсестре из военного госпиталя. Она родила ему шестерых детей: пять сыновей и дочку. Он до сих пор хранит ей верность — не разводится. Правда, ее давно никто не видел. Теперь неотлучно рядом с ним другая медсестра — украинка из-под Киева, 38-летняя блондинка Галина Колоницкая и три ее помощницы — тоже украинки и тоже медсестры (видно, у ливийского лидера слабость к женщинам этой благородной профессии). Уже много лет личная охрана Каддафи и его бренд — отряд обворожительных телохранительниц-амазонок. Одна из них, Айша, прикрыла его своим телом во время покушения в 1998 году и пала смертью храбрых.

Новатор


Придя к власти, Каддафи тут же взялся за революционные преобразования. Национализация, экспроприации, расправа с оппозицией, даже потенциальной (коммунисты, консерваторы, атеисты, исламисты и т. д.), отмена прежнего законодательства, введение нового календаря с летоисчислением от даты смерти пророка Мухаммеда, культурная революция... Русские революционеры-большевики могли бы плакать от зависти. Он объявил об особом ливийском пути — идеологическом коктейле из ислама, социализма, анархизма Кропоткина и Бакунина, государственного капитализма и военной диктатуры.

В своей "Зеленой книге" (я еще помню, как на первой после развала СССР Международной книжной ярмарке в Москве ее раздавали с лотка, прекрасно изданную и в ужасном русском переводе) он изложит разработанную им "третью мировую теорию" (после капитализма Адама Смита и коммунизма Карла Маркса) — джамахирию. В переводе - "власть народных масс". Так он назвал новый социальный строй, отвергающий принятые формы демократии, так как все они суть обман и скрытая диктатура. Править должны не представительства народных масс, а сами народные массы.

Он упразднил парламент, выборы, правительство, а заодно и Совет революционного командования. Вместо них — Всеобщий народный конгресс и Высший народный комитет, местная власть — народные конгрессы. Сама страна — Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия. Выборы? Они обман. Партии? Они не представляют народ. Массы сами управляют собой. А вождь — массами. Изобретатель нового строя сложил с себя все государственные полномочия и назвался лаконично — "лидером ливийской революции".

Ему повезло: в 1973 году взлетели цены на нефть, и Каддафи объявил: "Народная революция свершилась! Все формы буржуазной организации и бюрократии уничтожены". Нищая ливийская экономика мгновенно расцвела. В один день Каддафи национализировал все частные предприятия, заморозил банковские счета и прекратил хождение банкнот достоинством больше одного динара.

Деньги? А зачем они вам? Хотите купить машину — идите в банк, напишите заявление — вам дадут машину, если вы в ней действительно нуждаетесь. Нужен дом? Обратитесь в банк — вам купят дом, если негде жить. Но вам же не нужно лишнее? Строго по потребностям.

После выхода этого указа арендаторы тут же стали собственниками жилья, а владельцы оказались ни с чем.

Лидер революции собирался отменить еще армию и полицию. Но повременил: "Ливийская народная армия нужна нам для единственной цели — освобождения Палестины". Не знал тогда еще, что найдется ей и другое применение — в собственной стране.

Денег было некуда девать почти все время правления Каддафи, доходы от нефти доходили иногда до 23 млрд долларов в год. Было чем задобрить народ. Бесплатное образование, бесплатное лечение. Громадное дорожное и жилое строительство. Каждые два года — новый автомобиль. Чем не жизнь? А недовольных убивали — в застенках, на улицах, за границей. А иногда — в воспитательных целях — вешали на площадях, перед телекамерами.

В эту благословенную страну, как мухи на мед, слетались иностранные инвесторы и концессионеры. Их не смущала экстравагантность режима и странности вождя — деньги не пахнут.

Глобалист


Едва придя к власти, Каддафи взялся за реализацию давних юношеских мечтаний о единстве арабской нации. Успел встретиться со своим кумиром — Гамалем Насером. Вместе с ним и суданским диктатором Джафаром Нимейри подписал в Триполи соглашение о грядущем объединении трех стран. Но не заладилось. У Нимейри нашлись более актуальные проблемы. Насер умер. С его преемником Анваром Садатом (который потом первым назовет Каддафи "полным психом, в которого вселился дьявол") они было совсем договорились, подписали в том же Бенгази договор о слиянии, намеченном на 1 сентября 1973 года. Однако горячему полковнику не терпелось. Он организовал 40-тысячный марш ливийцев на Каир. Египетским властям едва удалось остановить его в 300 километрах от столицы. В конце концов вместо слияния с Египтом разразился вооруженный приграничный конфликт.

Еще Каддафи вел переговоры с Тунисом, Сирией, Марокко. И каждый раз что-то срывалось.

Отчаявшись создать Арабские Соединенные Штаты, он стал реализовывать свои амбиции международного лидера, влезая в чужие дела. Слава богу, деньги есть и идей навалом.

Накануне заключения мирного договора между Египтом и Израилем Каддафи предлагал Анвару Садату помощь в сотни миллионов долларов за отказ от соглашения. Во время войны между Угандой и Танзанией в 1978-1979 годах отправил на помощь угандийскому диктатору Иди Амину 2500 ливийских солдат. Его подозревают в развязывании гражданской войны в Ливане. До сих пор неизвестна судьба лидера ливанских шиитов и основателя движения "Амаль" Муссы аль-Садра, который по приглашению Каддафи прибыл в Ливию и внезапно исчез. В 80-х годах Каддафи организовал в Ливии тренировочные лагеря для партизанских отрядов разных стран Западной Африки. Снабжал оружием и деньгами Ирландскую Революционную Армию, японскую "Красную армию", итальянские "красные бригады", баскских сепаратистов ЭТА, сандинистов Никарагуа, само собой — палестинских террористов. Трое боевиков "Черного сентября", участников убийства израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене, нашли убежище в Ливии.

По американским данным, Каддафи подозревался во вмешательстве во внутренние конфликты 45 стран.

Террорист


По личному приказу Каддафи (теперь это доказано, раньше были лишь догадки) ливийская разведка 5 апреля 1986 года устроила теракт в Западном Берлине, на дискотеке La Belle, популярной среди американских военнослужащих. Трое погибших, 200 раненых. Именно тогда Рональд Рейган назвал ливийского диктатора "бешеным псом Ближнего Востока".

Этот американский президент не прощал унижений Америки. Он отдал приказ о бомбардировке пяти объектов в Триполи и Бенгазе. 15 апреля в ходе воздушного налета погибло несколько десятков человек, в том числе четырехлетняя приемная дочь Каддафи.

"Бешеный пес" ответил 21 декабря 1988 года взрывом самолета компании Pan Am, совершавшего рейс из Лондона в Нью-Йорк. Бомба взорвалась, когда пассажирский "Боинг" пролетал над шотландской деревней Локерби. Погибло 270 человек.

19 сентября 1989 года в воздушном пространстве Нигера взорвался самолет, выполнявший рейс из Браззавиля в Париж. Погибло 170 человек. И опять был обнаружен ливийский след.

В 1992 году Совбез ООН ввел против Ливии санкции. Через год они были усилены. Диктатора ударили по карману. Он затрепетал. В 1999 году Каддафи согласился выплатить компенсации родственникам погибших во французском самолете и выдал двух сотрудников своей разведки, подозревавшихся во взрыве американского самолета.

Тут надо оценить благородство лидера ливийской революции, отдавшего своих людей, которые выполняли его приказ, и ответное благородство американцев, согласившихся принять это отступное, зная, что приказ отдавал Каддафи.

В 2003 году Ливия официально признала свою причастность к взрыву над Локерби — только снимите санкции. США согласились. Франция возражала — мало платит. Каддафи добавил еще несколько миллионов компенсации — уговорили и Францию. И санкции сняли.

Когда же в следующем году Каддафи объявил о добровольном отказе от оружия массового поражения, которое у него, оказывается, было, его просто... полюбили.

Годы и власть сильно изменили диктатора, рожденного в бедуинском шатре. На фото — три года назад

Годы и власть сильно изменили диктатора, рожденного в бедуинском шатре. На фото — три года назад

Фото: AP

Ничего личного — только бизнес


Он опять стал разъезжать по миру со своим шатром, гаремом амазонок и медсестер, стал поучать и давать интервью. Мировые лидеры начали соревноваться в комплиментах самодовольному дикарю, а бизнесмены выстроились в очередь за благословением. Санкции сняли не с него, а с них.

Придя к власти, Каддафи выгнал из страны всех итальянцев — 20 тысяч, предварительно обобрав их до нитки, отняв принадлежащие им земли. Могилы похороненных в Ливии итальянских солдат велел раскопать, а останки выбросить. Визит Каддафи в Италию в 2008-м был обставлен как королевский. Берлускони пообещал Ливии выплатить 5 млрд евро компенсации за урон от итальянской колонизации и благодарил за то, что тот согласился взять.

Нескольким сотням итальянских барышень, с благословения правительства, ливийский диктатор у себя во дворце устроил мастер-класс исламской нравственности.

С чего такой почет? Значительную часть нефти Италия получает из Ливии, многие итальянские бизнесмены и специалисты работают в Ливии — с отцом нации надо дружить.

Саркози униженно выпрашивал у него прощение для приговоренных к смерти болгарских медсестер, которых ни за что пытали в ливийских застенках, а вымолив, так же униженно благодарил. И говорил потом уже на другом форуме: "На Востоке Каддафи не считают диктатором". Даже это неправда. Но очень хочется благосклонности.

В 2009-м каддафьевский отпрыск Ганнибал устроил дебош с мордобоем в швейцарской гостинице, загремел в полицию. Папа вступился. Объявил, что Швейцария не страна, а мафия, что ее надо расформировать по языковому принципу, пригрозил забрать свои миллиарды из швейцарских банков. Кто принес извинения? Президент Швейцарии Ханс-Рудольф Мерц.

Каддафи поднимается на трибуну Генассамблеи ООН, начинает речь словами "Даже мой сын Обама..." и вместо положенных 15 минут полтора часа несет ахинею с обвинениями Запада.

Ему не просто прощали гибель сотен людей. Его награждали. Потому он и ведет себя так, что ему так позволяли себя вести. Дело не в его нефти. Ливийская нефть — всего 1,7% от общемировой добычи. Та же Саудовская Аравия, не говоря о России, восполнит такую нехватку с легкостью. Дело в том, что чем злее режим, тем страшней его злить.

Каддафи даже в агонии есть чем пугать Запад. И открытием тюрем для террористов, и открытием границ для беженцев, и закрытием скважин для тех западных компаний, которые к ним присосались.

Он, конечно, сумасшедший, но выздоравливать ему незачем. Выздоравливать надо нам.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение