Коротко

Новости

Подробно

"Мистерия-буфф. Вариант чистых" в центре им.Мейерхольда (ЦИМе)

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 32

Лет десять назад еще в стенах РАТИ Николай Рощин и его сокурсники именовали себя и свой будущий театр Ship of Fools. Вопреки названию спектакли у этой компании получались умные и необычные: "Пчеловоды" — на тему картин Босха и Брейгеля, "Школа шутов" — по текстам Себастьяна Брандта, "Филоктет" по трагедии Софокла и "Лила Венеда" по малоизвестной у нас пьесе Юлиуша Словацкого. После РАТИ компания Рощина оказалась в магистратуре ЦИМа и решила сменить название. Последние два года она называется "А.Р.Т.О." ("Актерско-режиссерское театральное общество") и работает в основном во Франции.

Маяковского участники "А.Р.Т.О." полюбили еще в студенческие годы и часто использовали его стихи в своих тренингах. Однако поставить его знаменитую "Мистерию-буфф" решились только в прошлом году по предложению директора театрального фестиваля "Пассаж" в Нанси Шарля Тоджмана. Во Франции, как выяснилось, очень любят Маяковского, хотя и читают в переводе. Московскую версию "Мистерии-буфф" сыграют в ближайшие дни в ЦИМе. По признанию самого режиссера, спектакль больше напоминает не мистерию, а театр абсурда. Полное название его постановки — "Мистерия-буфф. Вариант чистых". Читавшие пьесу, вероятно, помнят, что ее герои делятся на семь пар чистых (буржуазия) и семь пар нечистых (пролетариат). Но, как считает Рощин, правдиво сыграть нечистых сегодня нереально: общество и в России, и в Европе слишком обуржуазилось. Поэтому в его версии сюжет Маяковского немного видоизменен: после всемирного революционного потопа остатки человечества собираются в некой чеховской усадьбе и пытаются выжить — устраивают себе сперва ад, потом рай, а после думают о строительстве нового ковчега. В гротесковой постановке Рощина на сцене появится и сам Маяковский, предлагающий своим персонажам весьма неожиданную развязку. Какую именно, пока еще держат в тайне. Зато известно, что в финале герои споют "Интернационал", но в особой обработке, сделанной Иваном и Дмитрием Волковыми.

"Ножи в курах" в театре-студии "Человек"


Те, кто хорошо знаком с британской драматургией, утверждают, что притчи Дэвида Хэрроуэра ничуть не уступают комическим триллерам модного у нас Мартина Макдонаха. А то, что Хэрроуэра, мол, до сих пор не знают в России, сущее недоразумение. В 2005 году его пьесу "Черный дрозд" по заказу Эдинбургского фестиваля поставил сам Петер Штайн. Правда, дошедшие до нас отзывы были кисло-сладкими, но кто их там разберет, в чем дело. О Хэрроуэре известно немного. Он родился в 1966 году в Эдинбурге, там же в 1995 году увидела свет его первая пьеса "Ножи в курах". Ее-то и поставил в Москве в переводе Оксаны Роминой Гирт Эцис, раньше служивший актером в Новом рижском театре у знаменитого Алвиса Херманиса.

Герои пьесы — обитатели затерянной во времени и пространстве ирландской деревушки: Пахарь, его молодая жена и Мельник. Коли их трое, стало быть, речь идет о любовном треугольнике. На первый взгляд так и есть. Мельник, которого в деревне считают колдуном, сбивает с пути жену Пахаря. В результате Пахарь зарезан, тело спрятано в надежном месте, а Мельник решает податься в город. Но если вы думаете, что Женщина (так именовал Пахарь свою жену) собирается бежать вместе с ним, то ошибаетесь. Она остается в деревне, принимает роды у кобылы, видит в юном жеребце новое воплощение своего мужа и рассуждает о том, какая кругом красота.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя