Коротко

Новости

Подробно

Заседание о смехе

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 35

Алексей Бонди

М.: Издательство "Жук", 2007

Имя Алексея Бонди не сразу вспомнят даже завзятые театроведы. Актер, начавший карьеру в 10-х годах прошлого века в мейерхольдовской студии, младший из звездного семейства Бонди, с конца 1920-х выступавший и с собственными текстами, автор легендарного "Необыкновенного концерта" — одного из самых старых московских спектаклей, с 1946 года идущего в Театре кукол им. С. В. Образцова. Умер Бонди в 1952-м, и вскоре про него все благополучно забыли, и его писательские опыты никогда не были опубликованы. Полвека спустя ошибку попытались исправить, собрав и переиздав рассказы и фельетоны Бонди. Читателю в общем-то подарок — нежданно-негаданно ему подвалил отличный экземпляр полузабытой советской публицистики. К этой публицистике интерес сейчас огромный, ведь именно там лежат корни теперешней журналистики, которая куда больше опирается на традицию советского фельетона, чем на опыт западного газетного нон-фикшн.

У Бонди между тем есть все, за что мы так любим Ильфа, Петрова, Зощенко. Прежде всего насмешливая внимательность к искореженной новой речи. На игре с этой речью построена основная часть сборника — письма и рассказы вымышленного героя писателя А. Гусакова. У Гусакова есть принципы, первым делом "что настоящий писатель никогда не должен других писателей сочинения читать, потому что читатели могут подумать, что он переписал у кого-нибудь все рассказы". Ну и, во-вторых, "читатели должны знать про каждый факт, если только он случается с писателем. Если писатель задумал жениться — это очень интересно для читателей. Или если писатель что-нибудь написал — тоже интересно. Конечно, если, допустим, писатель отдал белье в стирку — это хотя не так важно для читателей, но все-таки тоже довольно важно". Все это "неважное" по-хорошему напоминает "Дневник незначительно лица" Джорджа и Уидона Гроссмитов: может, автор сам по себе и не бог весть как интересен, но раз уж он значится в писателях, изволь читать о маленьких глупостях его незначительной жизни. Тем более что Гусакова с его феерическим литературным стилем так и хочется растащить на цитаты: "Работа моя (помощник по закупке книг в книжном магазине) чисто литературная: другой раз везешь в трамвае связку книг, штук 60, в вагон не пускают, едешь на площадке... Сядешь на эти книги и чувствуешь, как в тебя проходит из них дарование, как в тебе опять пробуждается литературный талант".

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя