Коротко

Новости

Подробно

С патриотизмом в голосе

отметили 50-летие Николая Расторгуева на сцене Кремлевского дворца

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

юбилей поп-музыка

В праздник защитника отечества в Кремле группа "Любэ" отметила юбилей своего лидера. Пятидесятилетие народного артиста Российской Федерации Николая Расторгуева, с размахом отмеченное на сцене Кремля, показало, как гениально созвучны песни "Любэ" нынешнему официальному патриотизму. С этим днем рождения господина Расторгуева МАЙЯ Ъ-СТРАВИНСКАЯ готова поздравить продюсера Игоря Матвиенко.


Это ему, Игорю Матвиенко, пришла в голову идея создать коллектив с "легким национально-патриотическим уклоном и мужественным вокалом". Так появилась группа "Любэ", в которой крепкие мужики с московских окраин (название "Любэ" — от того самого легендарного неформального объединения "люберов") пели дерзкие и лиричные песни, в которых слышалось что-то от казачьего фольклора. То есть еще двадцать лет назад Игорь Матвиенко сделал ставку на определенную аудиторию, обогатив для нее заурядную попсу привычными для этой аудитории смыслами, а также "искренней" дворовой лексикой.

Циничный микст рок-музыки, фольклора, блатняка позволил Игорю Матвиенко сделать очень честный продукт — как будто бы он знал, кто заказывает эту музыку. Он и дальше вел группу в заданном стилистическом направлении — не дал съехать в блатной шансон, который часто близок поклонникам "Любэ", не позволил увязнуть в попсе или городском фольклоре. Потом на эту же аудиторию сделали ставку создатели сериалов. Все эти "Менты", "Опера", "Участки", в сущности, идейные реплики проекта "Любэ". Недаром создатели этих сериалов иного закадрового фона, чем песни группы "Любэ", и не желали.

Юбилеи сейчас скорее вокальные тусовки, чем сольные концерты. У Николая Расторгуева торжество подавалось ведущим вечера говорливым Юрием Николаевым так: все по-семейному, никого лишнего, только друзья юбиляра. Вместе с музыкантом спели Валерий Сюткин, Сергей Мазаев, Николай Фоменко, Александр Маршал, Гарик Сукачев с "Неприкасаемыми", белорусские "Песняры" и Надежда Бабкина со своим коллективом "Русская песня". Едва ли только с ними Николай Расторгуев успел подружиться за всю свою долгую карьеру в шоу-бизнесе, но складывалось отчетливое впечатление, что на своем Дне защитника отечества господин Расторгуев ввел жесткий вокальный дресс-код и без "легкого национально-патриотического уклона" на кремлевскую сцену не пускали. Даже коллеги группы "Любэ" по продюсерскому центру Игоря Матвиенко преобразились: "младшие братья" "Иванушки" в косоворотках прогорланили "Не валяй дурака, Америка", а "сестрички" из "Фабрики" в военной форме (зеленые пилотки, белые рубашки и коротенькие юбочки) поздравили юбиляра "за всех российских баб" песней "Самоволочка".

Да и сам Николай Расторгуев, основательный, коренастый, немногословный, как нельзя лучше подходит на роль настоящего русского мужика, который может "чистый спирт на всех разлить, пить из кружки у костра, делу своему служить", преданно любит одну женщину и живет в "самой прекрасной стране". Как сказала Надежда Бабкина: "Ты, Коля, для меня олицетворяешь настоящего, от земли, конкретного мужчину". На этих словах зал взорвался аплодисментами.

Зрители вообще реагировали восторженно на все, что творилось в зале. Мой сосед с гордостью за своего любимца сказал: "Молодец, все сам, никакой фанеры". Николай Расторгуев действительно отработал весь концерт вживую, как и все участники вечера, и даже молодежным группам Игоря Матвиенко пришлось-таки петь, а это для них было не так-то уж и просто. Но зрителей раздражало, что их любимые песни поет кто-то другой. С переполненных балконов люди кричали: "Коля, спой сам". И когда под конец вечера Николай Расторгуев пел сам — песни, названия которых не раз выкрикивали из зала,— зрители вставали, весь Кремлевский дворец, в едином порыве, в непрекращающейся овации.

Не мешала им даже сценография: слева радиола, справа фонарь, а в центре перед окном-экраном настольная лампа невероятных размеров. Под этими памятниками советского быта и распевал все время Николай Расторгуев. Едва ли это нагромождение было ностальгией по советскому прошлому, которая также свойственна творчеству "Любэ". Они ведь тоскуют не по торшеру, не по режиму даже, а по привычным вещам. Потому что "было в той стране, о которой не загрезишь и во сне" много хорошего: порядок, батька Махно и национальная гордость. И потому на сцене Александр Маршал поет песню "По высокой траве" с бойцами группы "Альфа", и даже совершеннейший атавизм советской эстрады — детский хор на подпевках — смотрится органично в песне "Бабушка". Нельзя не поздравить виновников "Любэлея" (каламбур с афиши) с изобретением современного рецепта патриотизма: "баня, водка, гармонь и лосось" — блюда горячего, крепкого, задушевного и очень питательного.

Чем кормили гостей певца на приеме в честь его 50-летия, читайте в светской хронике на стр. 7.


Комментарии
Профиль пользователя