Коротко

Новости

Подробно

Проект в пользу бедных

Владимир Путин рассказал, чем он будет занят до 2008 года

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

навстречу выборам

Вчера президент России Владимир Путин в Александровском зале Кремля в присутствии федеральных министров, членов Совета федерации, депутатов Госдумы и членов президиума Госсовета обнародовал программу своих действий на период до 2008 года. То есть до истечения второго срока своих президентских полномочий. С масштабными подробностями новых национальных проектов — специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ.


Про вчерашнее мероприятие в Кремле накануне не было даже никаких слухов. Журналисты "кремлевского пула" пришли на обычную понедельничную встречу президента с членами правительства. Анонсировалось, правда, что в связи с началом осенней парламентской сессии к членам правительства присоединятся лидеры думских фракций, но и это было под вопросом.

Утром в понедельник для начала выяснилось, что встреча состоится не в первом корпусе Кремля, где обычно проходят эти встречи, а в Александровском зале Большого Кремлевского дворца. Там нас ждал уже настоящий сюрприз. Кабинет министров пришел в полном составе (обычно бывает человек пять максимум). За столом во всю длину Александровского зала сидели не только лидеры фракций, но и председатели комитетов и подкомитетов Госдумы. В полном составе подтянулся президиум Госсовета. По правую руку от пустующего президентского кресла расположилось руководство администрации президента. Члены Совета федерации, Генпрокурор, председатель Счетной палаты... Я не знаю — ну кто там еще есть в стране, от кого хоть что-то зависит и кого не было вчера в зале?

Причем, судя по всему, прийти было приказано всем, и даже уважительные причины не принимались.

Поразительно, но все эти люди, кажется, совершенно не представляли, зачем их вызвали.

— Вам сказали, что тут сейчас будет? — спросил я главу МЧС Сергея Шойгу.

— Понятия не имею. Но это не страшно. Сейчас подойдет один человек,— рассеянно сказал он,— и все скажет. Чего раньше времени расстраиваться?

— Что за человек? — я все-таки посчитал, что надо задать еще один риторический вопрос.

— Путин Владимир Владимирович,— с участием ко мне ответил Сергей Шойгу.

— Но в прошлом году перед началом парламентской сессии ничего подобного ведь не было.

— И в позапрошлом тоже,— мгновенно согласился господин Шойгу.— И в позапозапрошлом...

Он отошел, продолжая еще что-то говорить. "И в позапозапозапрошлом тоже..." — слышалось мне.

Министр культуры России Александр Соколов перед началом заседания беседовал с лоббистами, которых среди участников мероприятия оказалось довольно много. Это были, конечно, депутаты.

— Говорят, у вас сегодня суд с господином Швыдким,— сказал господину Соколову кто-то из журналистов, раздвинув стройные ряды лоббистов.

— Да? Вы думаете, у меня суд? — переспросил господин Соколов.— Не уверен. Не знаю.

— Похоже, у вас нет желания судиться? — уточнил я.— Что, мировая?
— У меня нет даже желания говорить на эту тему,— пояснил министр культуры.

Ну, значит, желания судиться у него тем более нет (о том, чем завершилась судебная тяжба Михаила Швыдкого против Александра Соколова, см. материал на стр. 14).

— А вам объяснили, зачем вас здесь собрали? — спросил я.

— Да нет, теряемся в догадках! — в сердцах воскликнул министр.— Все пришли — и никто не знает! Что-то, знаете, такое...

— В прошлый раз вот в этом же зале примерно такой же состав собрали — и было объявлено об отставке правительства во главе с Михаилом Касьяновым,— вспомнил я.

— Ну вы и скажете! — самым пристальным образом посмотрел на меня министр культуры.

Мне хотелось услышать в его голосе больше веселья.

— Ну, вы-то должны знать, зачем вы здесь,— обратился я к главе МВД Рашиду Нургалиеву.

— Ей-богу, не знаю,— признался он.
И только министр иностранных дел России Сергей Лавров намекнул.

— Ваша же газета писала про 135 миллиардов рублей,— произнес он, садясь в кресло с таким видом, словно заседание уже начиналось и ему уже предстояло произнести вступительную речь.

Речь шла, похоже, о дополнительных расходах на социальные нужды.

Господин Путин начал совещание, появившись в зале безо всякого опоздания, что, конечно, усиливало самые мрачные прогнозы насчет того, что на страну уже сегодня могут свалиться новые радикальные перемены к лучшему.

Началось, правда, за здравие. Президент предупредил, что "мы можем тратить только столько, сколько зарабатываем".

— Если мы воспользуемся внешнеэкономической конъюнктурой, хорошей для нашей страны сегодня... то в случае изменения этой конъюнктуры необходимо либо снова залезать в долги, чтобы завершить начатые проекты, либо резко и болезненно сокращать расходы,— честно предупредил он.

Очень интересно: все, что президент говорил дальше, означало, что он решил сполна воспользоваться внешнеэкономической конъюнктурой. Он, разумеется, не мог не сделать этого. Ведь за чертой бедности у нас живет, по его словам, 25 миллионов человек (тут президент не забыл предупредить, что, "конечно, еще совсем недавно мы говорили, что за чертой бедности у нас живет более 30 миллионов человек").

После этого Владимир Путин в течение получаса рассказывал о программе своих действий на весь оставшийся ему до 2008 года президентский срок. Он впервые обнародовал эту программу в таких деталях. Господин Путин рассказал, что он намерен сделать для граждан своей страны за оставшееся время — в области здравоохранения, образования, жилищного строительства и даже сельского хозяйства. То, что предлагается (см. справку), уверенно названо национальными проектами. Президент предложил даже создать совет по реализации национальных проектов, деятельность которого намерен курировать лично.

По некоторым обмолвкам президента было очевидно, что все сказанное — только часть некоей глобальной концепции по скорому переустройству жизни россиян. Господин Путин начал реализовывать ее с программы монетизации льгот, и продолжение, судя по всему, следует, и даже в самом скором времени.

Лично мне только теперь стали более или менее понятны некоторые загадочные события, происходившие в сочинской резиденции президента последние две недели. Так, господин Путин неожиданно пригласил к себе нескольких военных, участников исторического перелета на трех Ту-160 по маршруту Москва--Оленегорск, и с каждым провел собеседование при закрытых дверях. На каждого из военных потратил тогда не меньше 20 минут (всего их было 12 человек — если считать и капитана подлодки "Екатеринбург", отличившейся тем, что с ее борта был произведен удачный запуск баллистической ракеты). Тогда все удивлялись, о чем он мог с ними говорить. Теперь это стало понятно.

— Мои контакты с военнослужащими показывают,— заявил господин Путин,— что они об этом (о функционировании накопительной ипотечной системы.— А. К.) почти ничего не знают.

Итог проделанной работы состоит в том, что президент в ультимативной форме предложил наладить должное информирование военнослужащих о предстоящем счастье. Часть ноши по информированию он тут же взял на себя, рассказав о том, что до сих пор еще даже "не согласованы все требуемые документы".

Затем господин Путин предоставил слово для информирования председателю Совета федерации Сергею Миронову. Ему тоже было что сказать людям.

— Российское государство перестало быть не только нищим, а и бедным,— заявил он.

Где та хрупкая грань, которая отделяет одно от другого? Если для кого-то она неуловима — смело обращайтесь к Сергею Миронову.

Государство, переставшее быть бедным, может позволить себе многое. Сергей Миронов говорил о "развитии российского метрополитена" (пока что, кажется, не между городами, а внутри их), о необходимости снижения НДС, о том, что "государство должно вернуться в экономику как полноправный участник происходящих в ней процессов". Он предлагал "поощрить рублем, то есть материально, трансфертами из федерального бюджета" регионы, в которых с 1 января 2006 года по их доброй воле начнет в полном объеме действовать закон "О местном самоуправлении".

Сергей Миронов тоже хочет сделать для своей страны сразу и все — словно понимает, что и у него тоже осталось довольно мало времени.

— Позволю себе только маленькую реплику по поводу возвращения государства в экономику,— произнес Владимир Путин, когда Сергей Миронов перевел дух.— Оно должно стать могущественным, так вы сказали?

— Влиятельным,— уточнил господин Миронов.
На самом деле он, конечно, сказал "полноправным".

Господин Путин долго перечислял, в чем на самом деле состоят функции государства. Чего там только нет: "Создавать необходимые условия для участников рынка, гарантировать исполнение действующего законодательства, выделять необходимые средства и развивать инфраструктуру, улучшать социальное самочувствие населения..." Было такое впечатление, что Владимир Путин насилу заставил себя остановиться, преодолев желание огласить весь список. Но, в конце концов, он сказал все это только для того, чтобы напомнить:

— Не исключено, безусловно, не исключено и функционирование крупных компаний с государственным участием, но подчеркну — как равноправных участников рынка.

То есть смысл всего вышеперечисленного состоял в том, чтобы заменить слово "полноправных" на "равноправных". Разница еще тоньше, чем межу "нищими" и "бедными". Нашей страной руководят, оказывается, стилисты.

Через минуту к двум этим стилистам присоединился третий. Это был председатель Госдумы Борис Грызлов. Именно ему было поручено произнести фразу "более чем 100 миллиардов рублей". Эти деньги фракция "Единая Россия" считает возможным изыскать на реализацию президентского плана в бюджете на 2006 год, не нарушая его, бюджета, макроэкономических показателей.

Борис Грызлов признался, что лично ему из этого плана больше всего полюбился проект по замене парка карет скорой помощи. Он от всей души хочет его курировать.

Стилистом Борис Грызлов проявил себя, рассказывая о разнице между инвестициями в экономику, которая работает на благо человека, и инвестициями собственно в человека.

Борис Грызлов еще раз перечислил, для лучшего усвоения материала, основные положения плана. Я видел, как с каждым пунктом все более мрачным делался принимающий происходящее слишком, кажется, близко к сердцу лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Впрочем, удивляться, видимо, не следовало: сказанное касалось ведь и его президентских амбиций. За последний час их, если не ошибаюсь, стало гораздо меньше: у него из рук были выбиты едва ли не все традиционные козыри.

Он должен был бы, впрочем, понимать, что появились новые: теперь можно сосредоточиться на критике невыполнения обещанного — и приступить к ней не откладывая, ведь проект президента России Владимира Путина подлежит немедленной реализации.


Комментарии
Профиль пользователя