Кадры по требованию

На юге России растет спрос агропредприятий на специалистов, обладающих компетециями в сфере высоких технологий и IT. Только за минувший год потребность хозяйств в таких работниках, по разным оценкам, выросла на 30-50%. С другой стороны, в АПК региона есть острый дефицит в традиционных для отрасли агрономах, зоотехниках и инженерах. Силами только профильных вузов не удается утолить этот кадровый голод. Необходимо более тесное взаимодействие власти, образования и бизнеса в решении этого вопроса, а также в реализации проектов комплексного развития сельских территорий, для закрепления кадров в АПК, уверены опрошенные BG отраслевые эксперты.

В России в тройку профессий, наиболее востребованных сельхозпредприятиями, вошли агрономы, трактористы и овощеводы

В России в тройку профессий, наиболее востребованных сельхозпредприятиями, вошли агрономы, трактористы и овощеводы

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

В России в тройку профессий, наиболее востребованных сельхозпредприятиями, вошли агрономы, трактористы и овощеводы

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

Люди с «оцифровкой»

По данным Росстата, на долю сельского хозяйства ЮФО приходится около 15% ВРП (в среднем по России — 6%). Поэтому на юге ярче проявляются тренды, наметившиеся в отрасли, в том числе — активная модернизация сельхозпроизводства, применение цифровых технологий и запрос на новые компетенции. При этом, в списке дефицитных кадров уверенно лидируют традиционные для АПК специальности. Так, по информации Россельхозбанка (РСХБ), в России в тройку самых востребованных аграрных профессий вошли трактористы, агрономы и овощеводы.

Отчасти с этим согласилась руководитель пресс-службы HeadHunter Юг Алена Манохина, добавив к списку востребованных такие сельхозпрофессии, как ветеринарный врач, кладовщик и водитель погрузчика.

В профильных министерствах трех крупнейших агрорегионов юга (Дона, Кубани и Крыма) BG ответили, что хозяйства остро нуждаются в агрономах, зоотехниках, а также в «молодых садоводах и виноградарях», учитывая положительную динамику в данных подотраслях АПК, которая выражается в расширении площадей под сады и виноградинки, увеличении валового сбора фруктов и ягод.

Опрошенные BG представители компаний к списку дефицитных прибавили и инженеров-механиков, а также агрономов и зоотехников, владеющих навыками обращения с современными инструментами бизнеса и цифровыми технологиями. «Работа агрария уже немыслима без цифровых устройств», — подчеркнул, в частности, руководитель департамента развития агро- и биотехнологий компании «Иннопрактика» Владимир Авдеенко.

По словам коммерческого директора агротехнологической платформы «ИнтТерра» Юрия Василькова, сегодня востребованные для АПК специалисты — это молодые люди со сложившейся цифровой психологией, которых не нужно убеждать в необходимости применения высокотехнологичных сервисов.

«Сельхозпредприятия делают ставку на эффективность и готовы хорошо платить специалистам, которые смогут автоматизировать основные производственные процессы, повысить производительность, и, как следствие, прибыль хозяйства», — резюмировала основатель сервиса по подбору персонала Facancy Алена Владимирская.

При этом растет спрос аграриев на «специалистов XXI века». По данным аналитической службы РСХБ, в 2021 году, по сравнению с 2020-м, спрос на IT-персонал со стороны агропредприятий вырос, в среднем, на треть. По отдельным вакансиям (программист, разработчик систем «точного земледелия») рост спроса еще выше — до 50%.

«Агросектору нужны программисты, системные аналитики и Backend-разработчики, а также инженеры по тестированию программного обеспечения (ПО)», — уверены в банке. Однако сколько именно «айтишников» нужно сейчас отрасли, в РСХБ не назвали.

Ректор Донского государственного аграрного университета (Донской ГАУ), профессор Владимир Федоров подтвердил, что в ближайшие годы будет расти спрос на специалистов с новыми профессиональными и цифровыми компетенциями. «Речь, в частности, о таких направлениях как биотехнологии, рациональное и сберегающее земледелие, в том числе дистанционное зондирование параметров агроландшафта и принятие решений посредством искусственного интеллекта (ИИ), управление операциями возделывания культур в открытом и закрытом грунте без физического присутствия человека в течение всего цикла выращивания, трансформация качественных показателей сельхозпродукции с целью оптимизации процессов переработки методами геномной селекции, — уточнил ректор. — При этом совершенно не уменьшается потребность в представителях традиционных профессий. Избытка аграрных специалистов нет на юге России и в стране в целом. Напротив, есть кадровый дефицит».

Совместные решения

По мнению господина Федорова, цифровые технологии внедряются в АПК так быстро, что очень сложно найти готовых специалистов, «заточенных» именно под специфику конкретного предприятия. «Поэтому вузы увиливают связями с работодателями, которые активно участвуют в разработке и реализации образовательных программ, в интеграции учебного процесса и производственных практик», — сказал профессор.

«Бизнесу нужно разрабатывать программы стажировки, активнее привлекать молодежь, потому что в этом — будущее отрасли», — подчеркнул Николай Грушко, гендиректор холдинга «Агротек».

Некоторые специальности приходится буквально возрождать, но уже на новом технологическом уровне, заметил исполнительный директор кубанской Агрофирмы «Южная» Сергей Тарахно. «Виноградарство на долгое время было незаслуженно исключено из перспективных направлений сельского хозяйства, — пояснил эксперт. — Ранее аграрные вузы закрывали кафедры виноградарства, объединяли их с кафедрами виноделия, что не совсем правильно. Сейчас виноградарство снова становится трендовым, мы плотно работаем с учебными заведениями и пополняем свой персонал качественными кадрами. После каждой практики из 20-25 студентов два-три выпускника остаются в нашей компании и за пару лет вырастают из бригадира до агронома».

Юрий Васильков рассказал о совместном проекте «ИнтТерры» и Кубанского государственного аграрного университета (КубГАУ). В прошлом сельхозсезоне специалисты факультета механизации КубГАУ использовали цифровую систему SkyScout в ходе практических занятий. «Это происходило на базе специально созданного Центра прогнозирования и мониторинга», — уточнил господин Васильков. По его словам, выпускать на рынок специалистов-аграриев, полностью готовых к работе в нынешних условиях, возможно только благодаря привязке учебного процесса к реальным практикам, с использованием новейших технологий и цифровых сервисов.

Проректор по учебной работе и цифровой трансформации Донской ГАУ Сергей Ширяев напомнил, что в 2021 году в Ростовской области приняли стратегию цифровой трансформации отраслей экономики, в соответствии с которой сельхозпроизводителям будет доступна в электронном виде информация о полях и растениях, а для работы в поле — привлекаться робототехника. «Кроме того, в стране активно внедряется ФГИС "Меркурий"— система электронных ветеринарных сертификатов, развиваются площадки интернет-торговли сельхозпродукцией и продовольствием, — добавил господин Ширяев. — Соответствующие дисциплины и модули включены в образовательные программы вуза, студенты изучают их, начиная с первого курса».

Еще пример — в Волгоградском ГАУ ввели такие новые профили, как «Цифровизация и роботизация в агропромышленном комплексе» и «Прикладная информатика». ВУЗ будет выпускать магистров по данным направлениям.

Владимир Авдеенко заметил, что для подготовки специалистов, способных работать в инновационном АПК, необходима новая модель образования, ориентированная на обучение на стыке различных научных областей. «Агровузы пытаются адаптироваться под требования рынка, а там, где по объективным причинам (составление, согласование и утверждение новых образовательных программ) оперативность оставляет желать лучшего, — привлекать к учебному процессу IT-специалистов, представителей инновационного бизнеса», — пояснил эксперт

«В текущей экономической ситуации, технологическому прорыву необходимы квалифицированные IT-специалисты, инженеры, исследователи и управленцы в сфере сельского хозяйства, которые смогут создавать новые технологии и укрепят связь между аграрным бизнесом, наукой и образованием, — сказал директор по продуктам b2b и инновациям АО “ЭР-Телеком Холдинг“ Денис Реймер. — Для решения этих задач, например, мы объединяем многолетний технологический опыт компании и колоссальный опыт в подготовке новых кадров Российского государственного аграрного университета — МСХА имени К.А. Тимирязева».

С другой стороны, предприятия не только сотрудничают с вузами, но и создают собственные учебные центры, чтобы передавать новичкам накопленные опыт и знания, заметил Николай Грушко. Так, чтобы «вырастить» качественного агронома-агрохимика, необходимо, чтобы он был в курсе последних изменений в сфере производства и применения средств защиты растений (СЗР). Такие изменения происходят постоянно, уверен эксперт. Поэтому собственные обучающие площадки есть у таких крупнейших в стране производителей СЗР, как «Август» и «Еврохим», которые и способствуют повышению квалификации аграриев.

Кроме того, компании-производители беспилотников для АПК обучают операторов из числа сотрудников агропредприятия работе с аппаратом в течение недели (реже — месяца). Правда, собственный спец по обслуживанию «воздушного парка» нужен только там, где много беспилотников, то есть, крупному хозяйству или холдингу. И хотя применение коптеров в отечественном агропроме растет, все же, пока в целом по отрасли это скорее экзотика, чем типичное явление.

Дипломы на полку

Кадровый голод в АПК усиливается тем, что далеко не все выпускники сельхозвузов идут работать «по специальности». По оценкам Галины Демишкевич, завкафедрой экономики и организации агробизнеса ФГБОУ ДПО РАКО АПК (Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Российская академия кадрового обеспечения агропромышленного комплекса»), в хозяйства устраиваются лишь 33% выпускников. Одна из причин — стереотипность мышления: сельскохозяйственный труд молодежь расценивает как непрестижный.

Директор центра научно-технологического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Александр Чулок рассказал, что на встречах со студентами часто проводит эксперимент. «Прошу поднять руку тех, кто хотел бы работать в сельском хозяйстве. Обычно результат нулевой, — констатировал эксперт. — Тогда я прошу поднять руки желающих работать в перспективной высокотехнологичной активно развивающейся компании, которая заботится об окружающей среде и позволяет значимым образом менять уровень жизни и благосостояния общества. Лес рук. Когда я поясняю, что первое и второе — это одно и то же разными словами, студенты очень удивляются. В понимании российской молодежи, как правило, сельское хозяйство — низкотехнологичный, непрестижный сектор, который выбирают не от хорошей жизни».

Сегодня для подготовки специалистов, способных работать в инновационном АПК, необходима новая модель образования, ориентированная на обучение на стыке различных научных областей

Сегодня для подготовки специалистов, способных работать в инновационном АПК, необходима новая модель образования, ориентированная на обучение на стыке различных научных областей

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

Сегодня для подготовки специалистов, способных работать в инновационном АПК, необходима новая модель образования, ориентированная на обучение на стыке различных научных областей

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

Еще одна причина — уровень зарплаты. По данным HeadHunter Юг, средняя зарплата, которую предлагают работодатели из сектора АПК в Ростовской области, составляет 45,4 тыс. руб., а на Кубани — 43,1 тыс. руб. Если учитывать сезонный характер работы на селе и тот факт, что зарплата, указанная в объявлении о найме, не всегда совпадает с той, которую сотрудник получает «на руки», для молодежи такое предложение «не слишком привлекательно». Наиболее высокие ожидания по зарплате у IT-специалистов для АПК. И хотя они, по данным Россельхозбанка, являются одними из самых высокооплачиваемых работников агрокомплекса (не менее 100 тыс. руб. в месяц), у «айтишников» всегда есть возможность иметь более высокий заработок, устроившись в городе.

Александр Чулок заметил, что уровень цифровизации отечественного АПК не однороден. Есть агрохолдинги, у которых, даже по мировым меркам, высокий уровень цифры и роботизации. Обычно эти компании ориентированы на экспорт: чтобы конкурировать на международных рынках, необходимо быть технологически более совершенными. «У таких компаний есть возможность инвестировать в IT-специалистов и платить им достойную зарплату, — уверен эксперт. — Но таких холдингов немного. Всех выпускников агровузов по IT-профилю они трудоустроить не смогут. С другой стороны, в стране много малых и средних хозяйств, которые не могут позволить себе масштабное применение цифровых технологий, а, значит, и дорогих специалистов».

По данным аналитики НИУ ВШЭ, есть и третья причина слабого интерес молодежи к отрасли, работе на земле — локация. Ведь большинство аграрных профессий предполагает проживание в сельской местности. «В поселки с плохими дорогами и неразвитой инфраструктурой невозможно привлечь молодых специалистов, — подчеркивает Николай Грушко. — Но внимание надо уделять не только дорогам (хотя они и выступают обычно катализатором развития), но и доступности услуг, уровню здравоохранения, образования, общему качеству жизни на селе».

В 2022 году, например, в Ростовской области для обеспечения агропредприятий перспективными кадрами планируется начать господдержку в рамках Постановления правительства РФ от 31.05.2019 № 696 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Комплексное развитие сельских территорий». Речь, в частности о предоставлении субсидий сельхозпроизводителям на возмещение части затрат по ученическим договорам и договорам о целевом обучении и на возмещение части затрат, связанных с оплатой труда и проживанием студентов, привлеченных для прохождения производственной практики, пояснили BG в пресс-службе правительства Дона. На указанные цели в текущем году предусмотрено выделение из федерального и областного бюджетов более 1,1 млн руб. «Данная мера позволит привлечь дополнительно высококвалифицированные молодые кадры в сельское хозяйство, что в целом положительно скажется на уровне профессионального обеспечения отрасли», — подытожили в правительстве.

На повышение привлекательности сельских территорий также направлены и региональные проекты, связанные с устранением цифрового неравенства (чтобы жители сел имели такие же коммуникативные возможности как и городские: мобильная связь, высокоскоростной интернет и т. д.), строительством объектов социальной инфраструктуры (детсадов, школ, больниц, фельдшерско-окушерских пунктов) и развитием сельского (аграрного) туризма.

С другой стороны, далеко не все сельские территории можно сделать привлекательными для молодых кадров. Еще пять лет назад специалист в сфере социально-экономического развития регионов, профессор кафедры экономической и социальной географии России геофака МГУ им. М. В. Ломоносова Наталья Зубаревич оброатила внимание, что каждое третье малое село в стране насчитывает менее 10 жителей. «В местах, где существуют эти поселения, сельскохозяйственная функция практически невозможна, — уверена социолог. — И региональная политика, какой бы она ни была, играет лишь второстепенную роль. Да, можно смягчить негативные тренды, но переменить их нельзя: агломерации будут стягиваться, остальное пространство — пустеть».

Иван Демидов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...