Пилот поразил своей меткостью

Управлявшего Су-35 будут судить за сбитый Су-30

Как стало известно “Ъ”, в суд передано необычное уголовное дело о боевом поражении истребителя Су-30 «дружественным» огнем во время проводившихся учений. Экипажу сбитой «сушки» удалось катапультироваться, но стрелявший по ней из 30-миллиметровой пушки военный пилот Василий Савельев, по мнению следствия, должен нести уголовную и материальную ответственность за разбитый самолет стоимостью более миллиарда рублей. Впрочем, в суде могут не согласиться с квалификацией действий пилота.

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ

С авиаинцидентом, произошедшим в 790-м истребительном ордена Кутузова авиаполку, дислоцированном на авиабазе Хотилово в Тверской области, Главное военное следственное управление (ГВСУ) СКР разбиралось чуть более года. По итогам расследования «дружественная» атака истребителя Су-30М2 была квалифицирована как «нарушение правил полетов или подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов», а обвиняемым по соответствующей ст. 351 УК РФ стал сам стрелок — 34-летний командир звена Су-35С майор Василий Савельев.

Материалы завершенного уголовного дела были утверждены Главной военной прокуратурой (ГВП) и переданы в Тверской гарнизонный суд еще 21 октября, однако дата начала процесса до сих пор не назначена, так как материалы находятся на изучении у судьи. Последний еще может их вернуть в ГВП для устранения нарушений, «препятствующих вынесению законного и справедливого судебного решения». Сомнения, в том числе у защиты, и раньше возникали в связи с обвинением, предъявленным пилоту. Уголовные дела по ст. 351 УК РФ, предусматривающей до семи лет заключения, обычно возбуждаются после катастроф авиатехники, а инциденты, связанные со стрельбой, подпадают под более легкие ст. 347 или ст. 349 (уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности, а также нарушение правил обращения с оружием, повлекшее уничтожение военной техники) УК РФ.

Инцидент, о котором идет речь, произошел 22 сентября прошлого года в небе над территорией Бологовского района Тверской области. В этот день звено истребителей из двух Су-35С и Су-30М2 «спарки» отрабатывало так называемые условные воздушные бои с маневренной воздушной целью на средних и больших высотах.

В роли «целей» поочередно выступили обе «тридцатипятки», а когда уже они стали условно атаковать «тридцатый», один из пилотов-преследователей неожиданно дал по «спарке» короткую очередь из 30-миллиметровой автоматической пушки ГШ-30–1.

Пять снарядов пробили правое крыло Су-30, повредив гидросистему самолета, в результате чего машина потеряла управление и обоим ее летчикам пришлось экстренно катапультироваться. При этом сам истребитель, оцененный позже экспертизой в 1 млрд 143 млн руб., разбился в лесу.

Виновником аварии ГВСУ СКР признало пилота 1-го класса Савельева, обстрелявшего «спарку» реальными снарядами вместо того, чтобы выполнить имитацию атаки, так называемую фотострельбу с фиксацией результатов через установленный на борту Су-35 и постоянно действующий видеорегистратор. Проблема оказалась в том, что боевая стрельба из пушки и ее фотоимитация на истребителе активируется пилотом с помощью одной и той же клавиши, имеющей обозначение «БК», и, нажимая ее, атакующий по сути не знает, что именно он будет делать: снимать цель или уничтожать ее.

Когда истребитель несет боевое дежурство, пушка работает только на поражение, а чтобы исключить «дружественный» огонь во время тренировок, пилот должен заранее подготовить самолет к ним. Ему нужно выключить тумблер «Главный», подающий напряжение в электроцепи управления сбросом бомб, пуском ракет и стрельбы из пушки, а кроме того, «перед началом учебного боя выполнить нажатие БК на полный ход в безопасном направлении» и убедиться таким образом, что «стрельба» в партнера по учениям будет безопасной. Майор Савельев, согласно выводам ГВСУ, эти требования не выполнил, грубо нарушив таким образом нормативные документы по эксплуатации Су-35 и его боевому применению.

При этом сам пилот и его защита с обвинением не согласились, утверждая, что перечисленные меры являются лишь страховочными, в то время как основная подготовка боевой машины к учениям ведется на земле специалистами по вооружению и техническим персоналом. Они, например, снимают с истребителя бомбы и ракеты. Снаряды для пушки обычно остаются, чтобы обеспечить быстрое приведение машины в боевую готовность, однако конец ленты при этом вынимается из казенника ГШ-30-1, а сама пушка обесточивается механическим размыканием ее электроконтактора.

Как утверждает обвиняемый, ни офицеры по вооружению полка, ни авиатехник, готовивший Су-35 к учебному бою 22 сентября 2020 года, не сообщили ему о том, что пушка остается в боевой готовности; это не было отражено и в журнале подготовки самолета к учениям.

Пилот, таким образом, понадеялся на добросовестность наземных специалистов. Свою же часть подготовительных операций, по словам представителей майора Савельева, он не выполнил, стремясь максимально приблизить тренировку к реальным боевым условиям, когда у летчика нет времени на тестирование авиапушки и проверку положения главного тумблера.

Стоит отметить, что обвиняемый Василий Савельев преуспел не только в боевой подготовке, но имеет также определенный опыт участия в судебных тяжбах. Два года назад в том же Тверском гарнизонном военном суде он успешно выступил в качестве истца в своем споре с управлением финансового обеспечения Минобороны по Тверской области, которое по неизвестной причине лишило летчика командировочных. Весной 2019 года пилот Савельев по заданию руководства перегнал Су-35 из Хотилово в Карелию, а обратно в часть возвратился уже железнодорожным транспортом, заплатив за билет 2098 руб., которые ему так и не возместили. По итогам разбирательства суд обязал военное ведомство выплатить офицеру потраченную сумму в полном объеме да еще и компенсировать понесенные им судебные расходы в размере 300 руб. Таким образом, можно предположить, что и спор за 1 млрд 143 млн руб., которые обвинение наверняка попытается получить с майора за разбитый истребитель, станет для военной прокуратуры непростым.

Сергей Машкин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...