Все пути ведут в Арктику

Российская геологоразведка постепенно смещается в слабоизученные регионы

В последние годы крупные открытия в секторе нефти и газа, а также твердых полезных ископаемых по результатам геологоразведки сделаны в отдаленных и сложных регионах, работа в которых требует существенно больше средств. Правительство готово наращивать инвестиции в геологоразведку, а также принимать ряд новых законодательных мер, чтобы снять основные риски с недропользователей в перспективе.

Вертолет в окрестностях Нарьян-Мара

Вертолет в окрестностях Нарьян-Мара

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ  /  купить фото

Вертолет в окрестностях Нарьян-Мара

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ  /  купить фото

Пандемия коронавируса и сложная макроэкономическая ситуация отразились на ситуации с добычей углеводородов и твердых полезных ископаемых в России в 2020 году. Так, по данным ЦДУ ТЭКа, добыча нефти и газового конденсата снизилась на 8,6% по сравнению с 2019 годом, до 512,7 млн тонн. Основной причиной падения стали ограничения, наложенные сделкой ОПЕК+, которая регулирует уровень производства нефти ее участников. Добыча газа в России в 2020 году уменьшилась на 6,2% по сравнению с 2019 годом и составила 692,33 млрд кубометров, что было вызвано теплой зимой в Европе и низким спросом со стороны потребителей.

Плохой год

Но несмотря на сложившуюся ситуацию, фактический объем затрат недропользователей на геологоразведочные работы на углеводородное сырье в 2020 году вырос до 340 млрд. руб. Как поясняют в Минприроды, увеличение этого показателя связано с тем, что основной объем работ 2020 года был запланирован компаниями в допандемийном 2019 году, а также с увеличением стоимости геологоразведки на фоне выхода компаниями в отдаленные и труднодоступные регионы страны. Еще 13,4 млрд руб. в геологоразведочные работы (ГРР) на нефть и газ в 2020 году выделялось из федерального бюджета в рамках госпрограммы «Воспроизводство и использование природных ресурсов».

Инвестиции в ГРР позволили поставить на государственный баланс запасов в 2020 году 49 месторождений углеводородного сырья, а за первое полугодие 2021 года — еще 6 месторождений. Прирост запасов по результатам геологоразведочных работ, проводимых за счет средств недропользователей, на начало июля 2021 года составил 18,1 млн тонн жидких углеводородов (нефть + конденсат) по категориям АВ1С1 и почти 16 млрд кубометров газа (свободный газ + газ газовых шапок) по категориям АВ1С1.

В 2021 году ожидается снижение вложений в ГРР недропользователями до 300 млрд руб. Планируется, что объем глубокого бурения компаниями составит 774 тыс. м (в 2020 году он был на уровне 1,19 млн м). В 2021 году затраты на ГРР в нефтегазовой сфере из бюджета составят 11,87 млрд руб. «Хотя в настоящее время эпидемиологическая обстановка в стране и стоимость нефти выглядят оптимистичнее прошлогодних показателей, ряд ограничений, связанных как с пандемией, так и с сокращением добычи нефти, сохраняется до сих пор. Следует лишь говорить в лучшем случае о сохранении объемов работ, непосредственно предусмотренных лицензионными обязательствами и проектной документацией»,— отмечают в Минприроды.

В прошлом году на фоне пандемии спрос на твердые полезные ископаемые снижался, а их добыча в 2020 году сократилась, по предварительным данным территориальных органов Роснедр, практически по всем видам. В частности, добыча угля была меньше уровня 2019 года на 11% (361,8 млн тонн), золота — на 4% (427,3 тонн), алмазов — на 14% (40,2 млн карат). В сфере алмазодобычи снижение производства связано в первую очередь с приостановкой из-за падения потребления на фоне пандемии работы двух предприятий АЛРОСА: подземного рудника на трубке Айхал и карьера на трубке Заря, который был снова запущен только год спустя, в июне 2021-го.

При этом в 2020 году за счет средств недропользователей на государственный баланс были впервые поставлены запасы 157 месторождений, из них: золота — 111 (в том числе россыпных — 99), неметаллических полезных ископаемых — 30, углей — 7, железных руд — 4, МПГ — 1, цветных металлов — 4. За первое полугодие эти показатели составили в целом 54 месторождения твердых полезных ископаемых. В том числе золото — 40 (из них россыпные — 38), неметаллические полезные ископаемые — 8, уголь — 2, цветные металлы — 2, алмазы — 1, серебро — 1. Наиболее значимыми открытиями стали: Восточно-Петриковское месторождение (Саратовская область) — 4,05 млрд тонн сильвинита, золото-полиметаллическое месторождение Светкинское (Республика Бурятия) — 2,7 тонны золота, 21,4 тонны серебра, 47,9 тыс. тонн цинка и 2,7 тыс. тонн меди, а также Верхне-Витимконское золоторудное месторождение (Республика Бурятия) — 5,7 тонны золота и 1,5 тонны серебра.

К нам едет ревизор

Но не все недропользователи ответственно выполняют условия выданных им лицензий. Так что Минприроды вынуждено проводить проверки. Для начала проверили лицензии на твердые полезные ископаемые на Дальнем Востоке и в Арктике. Из 6281 лицензий на твердые полезные ископаемые в Арктике у 43 выявили нарушения, на Дальнем Востоке — 903, сообщают в ведомстве. Затем в июле приступили к ревизии лицензий на право пользования твердыми полезными ископаемыми по всей России. Министерству предстоит проверить 9379 лицензий. Планируется, что ревизия завершится к началу осени, а в августе после донастройки системы должна начаться проверка лицензий на углеводородное сырье. Сейчас по всей стране выдана 3931 лицензия на право пользования углеводородами.

В Минприроды поясняют, что последствия за нарушения лицензии будут определяться в каждом конкретном случае в зависимости от их характера. Так, например, у кого-то из недропользователей просто нарушены даты по сдаче отчетности, а кто-то задержал освоение. В министерстве пояснили, что уже начали выдавать уведомления об устранении нарушений, на исправление которых компаниям по закону дается от 3 до 12 месяцев. При этом по 17 объектам было сразу принято решение о досрочном прекращении действия лицензий, так как соглашения изначально были заключены с особыми условиями. «У Минприроды нет задачи забрать лицензии — нам необходимо, чтобы недропользователи активно разрабатывали и развивали ресурсную базу»,— поясняют в министерстве.

По букве закона

Для этого приходится дорабатывать и законодательную базу. Например, с 1 января 2022 года благодаря поправкам в закон «О недрах», принятым в апреле 2021 года, выдача и учет лицензий будут проходить онлайн и будут проводиться только электронные аукционы. Помимо этого новые поправки устанавливают возможность предоставления права пользования недрами единственному участнику аукциона, а также второму участнику аукциона в случае, если победитель аукциона в установленный срок не уплатил разовый платеж, вводится реестр недобросовестных участников аукционов, признанных победителями и не уплативших в установленный срок разовый платеж, а также устанавливается возможность выдачи лицензии на пользование недрами по результатам аукциона только после полной уплаты размера разового платежа.

Есть и другие изменения законодательства, принятые за последние пять лет. Они направлены на стимулирование изучения и дальнейшего вовлечения в промышленное освоение трудноизвлекаемых полезных ископаемых как нераспределенного, так и распределенного фонда недр, привлечение инвестиций в геологическое изучение внутренних морских вод и территориального моря России, а также создание механизмов извлечения из вод, извлекаемых при добыче углеводородного сырья, иных видов полезных ископаемых (например, лития) и общее упрощение добычи попутных полезных ископаемых. Помимо этого в закон «О недрах» внесены поправки, которые предполагают обеспечение открытости геологической информации о недрах, формирование единого фонда геологической информации о недрах и создание условий для привлечения частных инвестиций в геологоразведочную отрасль (введение «заявительного» принципа и его дальнейшее совершенствование). В частности, в 2017–2018 годах «заявительный» принцип распространен на углеводородное сырье для семи регионов, в 2019 году — на прогнозные ресурсы твердых полезных ископаемых категорий высокой степени изученности (P1 и Р2) на территории Дальневосточного федерального округа и Иркутской области, а в 2020 году — на объекты, по которым имеются прогнозные ресурсы угля каменного на территории российской Арктической зоны, а также увеличена площадь участков недр, предоставляемых по «заявительному» принципу для геологического изучения на алмазы с 100 до 500 кв. км.

Еще одной инициативой, которая на данный момент рассматривается в правительстве, является повышение регулярных платежей за геологическое изучение недр в случае затягивания сроков геологоразведки (обычно составляют пять лет, для отдельных регионов и континентального шельфа — семь и десять лет). На данный момент эти платежи незначительны — например, за золоторудный участок в 100 кв. км он составляет лишь 40,5 тыс. руб. в год. В целом компании заплатили в бюджет за геологическое изучение в 2020 году 1,8 млрд руб., на шельфе — 250 млн руб. Если поправки в закон будут приняты, то превышение сроков геологоразведки компаниям обойдется дороже в два раза в первый год, во второй — в десять раз, а в третий и последующие годы — в сто раз выше первоначального уровня. Впрочем, эти нововведения не коснуться участков на континентальном шельфе, в Черном и Азовском морях, Крыму и Севастополе.

Перераспределение рисков

Полярники в районе Северного полюса

Полярники в районе Северного полюса

Фото: РИА Новости

Полярники в районе Северного полюса

Фото: РИА Новости

При этом Минприроды в развитии недропользования придерживается не только правила кнута. Там понимают, что зачастую в ходе аукциона компании получают практически неизученные участки с высокими рисками неудач при геологоразведке (более 80%). В связи с этим министерство считает необходимым увеличить финансирование государством геологоразведочных работ, чтобы иметь возможность выставлять на аукционы не ресурсы, которые стоят миллионы рублей, а запасы недр, чья стоимость исчисляется миллиардами рублей. Сейчас, как пояснял глава министерства Александр Козлов, в России до сих пор пользуются наработками советского периода, притом что начальный этап изучения является самым сложным, так что взять риски на себя должно государство. Такая инициатива Минприроды, Минфина и Минэкономразвития содержится в новой программе «Воспроизводство и использование природных ресурсов». Господин Козлов подчеркнул, что разведка и добыча — это точка роста большинства отраслей экономики и драйвер развития регионов. В качестве примера он привел создание медного кластера мирового масштаба в районе Малмыжского месторождения, который изменит и диверсифицирует экономику Хабаровского края. В целом добыча полезных ископаемых формирует значительную часть бюджета России — 11% ВВП (11,6 трлн руб.).

Для ускорения и расширения темпов геологоразведки Минприроды разработало инициативу «Геология: возрождение легенды». Основная задача документа — увеличить минерально-сырьевую базу России и, соответственно, обеспечить долгосрочное устойчивое развитие экономики страны. Еще одной из задач инициативы является сокращение нехватки воды (предполагается прирост запасов подземных вод в три раза в вододефицитных регионах).

Отдельным направлением документа является оцифровка геологических данных, собранных более чем за 300 лет, и включение геологической информации в государственную единую облачную платформу (Гособлако, ГЕОП) к 2024 году. Бюджетную эффективность от выявленных в процессе геологоразведочных работ новых объектов в Минприроды оценивают в 935 млрд руб.

Основными задачами документа являются сокращение износа основных средств государственного сектора геологоразведки до 40%, создание дата-центра для геологической информации общей емкостью не менее 150 петабайт, перевод 90% государственных услуг в сфере недропользования в электронный вид, а также полный переход государственного управления фондом недр к управлению на основе данных. Помимо этого планируется, что к 2030 году все регионы России будут работать в федеральной информационной системе лицензирования, а воспроизводство нефти, газа, золота, серебра, свинца, цинка и сурьмы достигнет 150%, марганца, урана, хрома и титана — 100%. Еще одним пунктом инициативы является полное импортозамещение оборудования, используемого для разведки и добычи.

Арктика зовет

Еще одним принципиальным документом в сфере геологоразведки стала принятая в июне «Программа геологического изучения участков недр на территории Арктической зоны РФ в целях формирования перспективной грузовой базы Северного морского пути (СМП) на период до 2035 года». Общий объем запланированных ассигнований федерального бюджета на этот план — 191 млрд руб. При этом предполагается, что в 2035 году доля частных инвестиций в геологоразведочные работы на углеводородное сырье в Арктике составит 50% от общероссийских, на твердые полезные ископаемые — 15%. Но все же основной акцент в документе сделан на твердые полезные ископаемые.

Программа предполагает повышение геологической изученности Арктики: к 2035 году покрытие мелкомасштабными геолого-съемочными работами Арктической зоны РФ составит 100%, среднемасштабными последнего поколения — не менее 47,5% (сейчас 33,5%). Будет подготовлено порядка 133 перспективных участков недр для лицензирования ТПИ на суше по категории Р3, не менее 860 участков Р2 и Р3, в том числе 360 — с прогнозными ресурсами россыпного золота. Также будет обеспечен прирост ресурсов углеводородного сырья как на суше, так и на шельфе — нарастающим итогом категории Дл в объеме свыше 413 млрд тонн условного топлива.

Пока, отмечают в Минприроды, низкая геологическая изученность арктических территорий, сложные климатические условия, слаборазвитая инфраструктура становятся заметными препятствиями для привлечения инвестиций недропользователей. Хотя фактически Арктическая зона, Восточная Сибирь, Дальний Восток и шельф северных морей являются единственными перспективами на фоне истощения разведанных запасов в старых, хорошо изученных добывающих регионах с развитой инфраструктурой. В Арктике, по данным министерства, добывается около 80% газа и 60% нефти России, а запасы нефти и газа по категориям АВС1 там оцениваются в 3,87 млрд тонн и 3,7 трлн кубометров соответственно. Так что открытие новых крупных и уникальных месторождений следует ожидать именно в этих регионах, говорят в Минприроды.

Это доказывают факты: в 2020 году в Красноярском крае открыто уникальное по запасам нефти Западно-Иркинское месторождение с извлекаемыми запасами нефти по сумме категорий С1 + С2 511 млн тонн. На шельфе Карского моря — газовые месторождения имени Маршала Жукова с извлекаемыми запасам газа по категориям С1 + С2 800 млрд кубометров и имени Маршала Рокоссовского с запасами 514 млрд кубометров, а также крупное месторождение 75 лет Победы (извлекаемые запасы свободного газа оцениваются по категориям С1 + С2 в 202 млрд кубометров). Крупные запасы газа становятся все актуальнее на фоне текущей климатической повестки и намерения большинства крупных стран к 2050–2060 годам перейти к полной углеродной нейтральности. С учетом таких перспектив спрос на газ как «зеленое» топливо сохранится и в отдаленной перспективе.

При этом очевидно, что для перевода огромного ресурсного потенциала российских акваторий морей в запасы необходимо проведение масштабных геологоразведочных работ, притом что в ряде Арктических морей, таких как море Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское, Берингово, практически отсутствует буровая изученность, а степень разведанности ресурсов не превышает 3%. Изучение и разработка участков в этих морях — вопрос долгосрочной перспективы, но задумываться о ней необходимо уже сейчас.

Ольга Мордюшенко

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...