Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Преступник может стать банкротом

Но не списать долги от незаконных действий

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Верховный суд РФ (ВС) признал право гражданина на банкротство безусловным и разрешил банкротиться даже тем, чьи долги возникли в результате совершения ими преступления. Юристы предупреждают, что списать такие долги не получится, но процедура несостоятельности расширяет возможности кредиторов по поиску имущества должников, а у последних появляется шанс получить рассрочку по выплате задолженности.


ВС вынес решение по спору о том, может ли обанкротиться гражданин, долг которого возник из-за его противоправных действий и связан с совершением преступления. В декабре 2016 года райсуд Чебоксар признал Алену Брижатую и еще девять человек виновными в незаконном проведении азартных игр (ст. 171.2 УК РФ). После чего суд по иску прокурора взыскал с этих граждан в пользу государства 338 млн руб.— доход, полученный в результате совершения сделок, «заведомо противных основам правопорядка и нравственности» (антисоциальные сделки, ст. 169 ГК РФ).

Ссылаясь на невозможность выплаты этой суммы, госпожа Брижатая в 2019 году решила инициировать свое банкротство, но арбитражные суды ей отказали. По мнению трех инстанций, с таким видом долга, как санкция за совершение антисоциальной сделки, гражданин обанкротиться не может, других же кредиторов не установлено. К тому же сам долг, возникший из противоправных действий, относится к несписываемым, что делает банкротство бессмысленным, решили суды (см. “Ъ” от 9 апреля).

Но Алена Брижатая добилась передачи дела в экономколлегию ВС, которая отменила решения нижестоящих судов, посчитав их неправомерным ограничением доступа к правосудию, и отправила дело на новое рассмотрение.

Коллегия судей подчеркнула, что все граждане имеют право на банкротство, даже если осуждены за совершение преступления и кредитор один (в данном случае — государство).

Это право, отметил ВС, «является безусловным и не может быть ограничено иными критериями». Дело в том, что окружная кассация установила дополнительные условия для возбуждения банкротства — наличие более одного кредитора и возможность освобождения от долга. Но таким образом суд «ограничил право гражданина в отсутствие законных оснований, что фактически является нарушением права на судебную защиту», решил ВС.

В ВС подчеркнули, что «банкротство физлиц предназначено не только для потребителей, чьи долги по итогам процедуры могут быть списаны, но и для всех иных граждан, испытывающих финансовые затруднения».

Вопрос же о том, можно ли освободить должника от обязательства, подлежит рассмотрению по завершении процедуры несостоятельности, но не при принятии заявления о признании банкротом.

Суть решения ВС в том, что все имеют право на личное банкротство, и формально суд прав, отмечает гендиректор союза АУ СРО «Северная столица» Валерия Герасименко. В то же время, уточняет она, долг, возникший из-за противоправных действий, не может быть списан, и «в ситуации, когда других долгов нет, банкротство физлица не имеет большого смысла».

Но глава банкротной практики юрфирмы «Лемчик, Крупский и партнеры» Давид Кононов отмечает, что главной целью банкротства является не списание долгов, а погашение требований, в том числе через применение к гражданину реабилитационных процедур. К примеру, уточняет юрист, в рамках банкротства может быть утвержден план реструктуризации, который позволит погасить долги в рассрочку, в то время как «самостоятельно пролоббировать рассрочку гражданину зачастую не удается, особенно если на противоположной стороне поля стоит кредитор в лице государства».

Гендиректор юрфирмы «Сотби» Станислав Зиновьев добавляет, что банкротство нарушителей закона с несписываемыми долгами может быть полезно и самим кредиторам: «В рамках процедуры несостоятельности могут быть реализованы мероприятия по поиску имущества, такие как оспаривание сделок, взыскание дебиторской задолженности.

То есть банкротство будет интересно прежде всего кредиторам, которые не смогли получить деньги в рамках обычных процедур принудительного исполнения судебного решения».



По мнению Давида Кононова, позиция коллегии «может повлечь всплеск заявлений на личное банкротство со стороны граждан, чьи долги связаны с привлечением к уголовной ответственности». Однако господин Зиновьев полагает, что массовых обращений не будет, так как граждане обычно идут за банкротством в расчете на полное списание долга.

Екатерина Волкова, Анна Занина


Комментарии
Профиль пользователя