Коротко

Новости

Подробно

Рисунок: Виктор Чумачев / Коммерсантъ

Конвенции следуют казахстановочно

Российский бизнес жалуется на остановку въезда порожних вагонов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Российские железнодорожные операторы и промышленники жалуются на действия Казахстана, который в декабре вновь объявил конвенционный запрет на подачу порожних вагонов из других стран. Операторы оценивают свои убытки за месяц в 108 млн руб. Металлурги также говорят о потерях, вызванных необходимостью привлекать дорогой казахстанский парк. Минтранс и ОАО РЖД в этом вопросе на стороне российского бизнеса. Но профицит вагонов на железных дорогах РФ сохраняется, в Казахстане их операторы готовы работать по существенно более низкой ставке, чем местный парк. Поэтому для Казахстана нет экономического смысла прекращать бороться с соседями посредством конвенций, полагают эксперты.


Операторы просят ОАО РЖД помочь с отменой очередной конвенции, введенной 15 декабря железными дорогами Казахстана («Казахстан темир жолы», КТЖ). Запрет был введен на перевозку всех собственных и арендованных порожних крытых вагонов, полувагонов и зерновозов назначением на все станции КТЖ. Он действует до сих пор. И хотя формально запрет распространяется на вагоны всех железнодорожных администраций, подвижной состав казахстанской принадлежности может его избежать — из-за особенностей учета после того, как такие вагоны попадают на территорию РФ, они начинают считаться казахстанским инвентарным парком, то есть при возврате домой порожняком они не оказываются ни собственными, ни арендованными и не подпадают под запрет.

29 января Союз операторов железнодорожного транспорта (СОЖТ) направил в ОАО РЖД письмо с просьбой поддержать позицию союза о недопустимости подобных конвенционных ограничений, в том числе при рассмотрении вопроса на площадке Евразийской экономической комиссии (ЕЭК).

СОЖТ пишет, что на 13 января только прямые потери российских операторов от запрета превысили 108 млн руб. Есть и репутационные риски, связанные с отказом российских отправителей и получателей грузов от услуг российских операторов.

Казахстан систематически ограничивает подачу порожних вагонов из-за рубежа. В прошлом году Казахстан вводил такие запреты дважды: в январе — на полувагоны, крытые вагоны и платформы, в июне — на полувагоны (см. “Ъ” от 15 июня 2020 года). Июньский запрет, как объясняло тогда руководство КТЖ, был связан в том числе с переброской вагонов с сети ОАО РЖД на казахстанскую сеть, что сократило пропускную способность последней и замедляло движение, и «демпингом» со стороны операторов российских вагонов. Аренда вагонов из РФ обходилась на тот момент почти вдвое дешевле услуг дочернего оператора КТЖ «Казтемиртранса»: 800 руб. против 1,5 тыс. руб. в сутки.

В КТЖ комментариев о причине введения запрета не дали, но напомнили, что практически за неделю с момента введения запрета количество порожних иностранных вагонов, не востребованных в погрузке, на сети КТЖ сократилось на 1,6 тыс., до 47 тыс. единиц. В 2020 году парк вагонов на сети ОАО РЖД составил около 1,2 млн единиц, профицит оценивается в 200–250 тыс. единиц, и возможность работать с казахстанским грузом для российских операторов выглядит как весьма привлекательная альтернатива простою.

Как и операторы, действиями КТЖ возмущается металлургическое лобби «Русская сталь».

В его письме председателю коллегии ЕЭК Михаилу Мясниковичу от 9 февраля (есть у “Ъ”) говорится, что металлурги несут убытки из-за необходимости привлечения более дорогого подвижного состава. Вводимые Казахстаном запреты, полагает «Русская сталь», «являются мерой протекционизма, препятствующей процессам евразийской интеграции и противоречащей законодательству ЕАЭС».

В ОАО РЖД говорят, что взаимодействуют с СОЖТ по данному вопросу и поддерживают его рассмотрение на площадке ЕЭК. «Мы готовы обсуждать механизмы объявления конвенционных ограничений и считаем, что они должны быть понятны и прозрачны для всех участников перевозочного процесса»,— говорят в монополии. В Минтрансе “Ъ” сказали, что, по мнению министерства, «конвенционные требования должны быть одинаковыми для операторов любых государств».

Инструмент конвенционных запретов является для КТЖ оптимальным для поддержки казахстанских операторов, полагает глава «Infoline-Аналитики» Михаил Бурмистров. Хотя этот инструмент — явно нерыночный, возможностей ограничить его использование на практике нет, говорит он, равно как нет и причин, по которым Казахстан решил бы не бороться с его помощью с российскими операторами.

Наталья Скорлыгина, Евгений Зайнуллин; Александр Константинов, Нур-Султан


Комментарии
Профиль пользователя