Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Александр Чиженок / Коммерсантъ   |  купить фото

Путь мусора проверят по QR-коду

Очистка лесов и парков

""Реализация национальных проектов в Санкт-Петербурге"". Приложение от , стр. 23

Актер Александр Машанов живет в Курортном районе. Почти каждый раз, отправляясь на прогулку, он берет с собой 200-литровый мешок для мусора: «Я выступаю за теорию малых дел и считаю, что лучше немного мусора выносить ежедневно, чем убрать один раз, сфотографировать и забыть об этом, а на следующий день его набросают еще больше».


Среди окружения Александра таких людей много: проблемой загрязнения среды озабочены, например, театр АХЕ и Женя Любич, регулярно принимающая участие в «Чистых играх» — командных соревнованиях по сбору и сортировке мусора. На играх, прошедших 1 августа, было собрано 553 мешка с мусором весом 6,6 тонны, отсортированные отходы отправились в переработку. Участие медийных лиц в таких акциях важно, но это, увы, не панацея от загрязнения лесов и парков.

Отсутствие культуры


«Люди складывают мусор в пакет и в лучшем случае оставляют в лесу, что само по себе идиотизм. При этом они чувствуют себя сознательными,— говорит Александр Машанов.— Контейнеры вдоль берега стоят, но это не работает. Развешивать запрещающие плакаты — тоже не работает. У нас есть одно такое место, и как раз под ним устроена свалка. У меня была утопическая идея: сделать подразделение под названием "мусорная полиция". Или даже программу на телевидении, которая бы находила и показывала мусорящих, чтобы им было неповадно. Но боюсь, что на нашей почве такие идеи не приживутся. Среди моих знакомых и друзей это тема важная, к сожалению, "узок их круг, и страшно далеки они от народа". В общей же массе у нас нет никакой культуры убирать за собой».

В последнее время Александр замечает резкий рост строительных отходов на заливе и в прибрежной полосе. Возможно, это связано с тем, что в пандемию многие переехали за город и стали обустраивать дома. По его словам, самое неприятное то, что если есть какая-то дорожка, она уходит в лес и не заблокирована, то там через какое-то время непременно появится машина и выбросит целый кузов мусора. Поэтому местные жители ставят на таких дорожках бетонные блоки — только так это работает.

С ним солидарна гражданская активистка Ольга Полякова. Ольга некоторое время прожила на Канонерском острове и выступала организатором уборок в этой рекреационной зоне, статус которой Канонерка получила в 2014 году. «После субботников на какое-то время на острове становится относительно чисто,— рассказывает Ольга,— и отдыхающие, которые потом приходят туда, и рыбаки тоже начинают за собой убирать. На Канонерку пытались приезжать грузовики и там сваливать мусор. Жители дежурили и пробовали противостоять этому. Был случай, когда машину сняли на камеры, но я не слышала о прецедентах, чтобы кого-то оштрафовали. В итоге местные просто вырыли ров на единственной дороге, ведущей к стихийной свалке, за соевым заводом».

Перекладывание отходов


Активистка добавляет, что важно, чтобы субботники проходили с раздельным сбором: «Если проводить их без разделения и переработки, получается, мы перекладываем мусор с одной территории на другую. Я ездила в этом году на разные походные события и лесные фестивали. Даже в лесу не так сложно организовать раздельный сбор: сжечь бумагу на месте в костре, прокалить и закопать консервные банки, сделать компостную яму, а остальное вторсырье забрать с собой».

По мнению комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга, также важно, чтобы в разного рода акциях участвовали и исполнительные органы. 22 августа сотрудники комитета и подведомственных организаций вышли на уборку парка на Смоленке, которая проводилась по инициативе местных жителей. Общались с активистами, те делали трансляцию у себя в группе «ВКонтакте».

«Наша задача — показать на своем примере, насколько результативна может быть совместная работа,— говорит пресс-секретарь комитета Дарья Сорокина.— За пару часов мы собрали около 20 куб. м мусора, покрасили 29 вазонов, установили знаки водоохранной зоны».

По словам госпожи Сорокиной, в комитете запланировано много акций по экологическому просвещению. Сейчас в рамках «Вода России» проходит еще ряд мероприятий в пяти районах города с привлечением волонтеров, которые тоже посвящены уборке. Их анонсируют на сайте www.infoeco.ru. С апреля этого года заработала круглосуточная мобильная дежурная служба. Теперь есть единый телефон, по которому можно позвонить (417–59–36), и даже если это не вопрос ведомства, информацию передадут в уполномоченные органы.

Кроме того, в Санкт-Петербурге функционирует Экологический волонтерский центр (ЭВЦ), созданный на базе подведомственного комитету государственного геологического унитарного предприятия «Специализированная фирма "Минерал"». В настоящее время ЭВЦ является объединяющей площадкой для более 30 общественных некоммерческих организаций и добровольческих объединений города в сфере охраны окружающей среды. За время существования центра, с 2015 года, его силами провели свыше 100 мероприятий, более 60 экологических акций (в них приняли участи около 3600 человек), напечатали более двух десятков серий эколого-просветительских материалов тиражом 7000 экземпляров, заключили 25 соглашений с общественными организациями и объединениями.

Не сравниться с компаниями


Однако, выражаясь казенным языком, несанкционированные свалки и мусор, остающийся после физлиц,— это малая толика тех отходов, которыми территории засоряют лица юридические.

«Если человек приехал на берег залива и видит рядом незаконный полигон, что с него потом спрашивать?— замечает председатель МОО «Зеленый фронт» Сергей Виноградов.— То же самое касается и складирования отходов, раздельного сбора. Помогайте хотя бы пенсионерам! Вот у меня теща, условно говоря, живет на двенадцатом этаже. Неужели она вместо мусоросборника вниз понесет отходы?» По словам господина Виноградова, тот мусор, который мы видим по лесам,— в основном промышленный. «В Санкт-Петербурге, кроме перерабатывающих предприятий, никто не может принимать отходы, потому что законом запрещено размещение полигона в городской черте,— говорит господин Виноградов.— А в Ленобласти нет мощностей перерабатывать такой объем, да и невыгодно им. Государство должно выдавать преференции тому бизнесу, что сортирует и сдает отходы, ему нужно доплачивать. Нужно создавать госзаказы для тех, кто принимает отходы, например, делать трубы для Питера. Я недавно беседовал с представителями производства из вторичных материалов. Они говорят: "Принять-то мы приняли, переработали, а дальше никуда попасть не можем". От пустых деклараций страдаем мы, жители. И больше даже не в Санкт-Петербурге, а в Ленобласти, где "предприимчивые люди" открывают незаконные полигоны и месяцами принимают отходы за деньги. А потом сбегают и в другом месте открывают полигон. Таких крупных площадок всегда немного — пять-семь, и они кочуют». Самое главное, считает господин Виноградов,— дать бизнесу возможность развиваться, чтобы мусор выгодно было везти в санкционированные места. А если бизнесу будет выгодно принимать вторичку, он сам развернет пункты приема.

Руководитель общественного движения «Красивый Петербург» Красимир Врански уверен: чтобы не допустить загрязнения лесов и парков физическими лицами, которые просто идут туда отдохнуть, нужно элементарно создать инфраструктуру. Поставить баки для мусора и убирать их вовремя и регулярно. Когда хорошая погода, выходные, праздники, частоту уборки стоит увеличить. «Основной мусор — это бутылки с пластмассой и стекло. Если подключить к этому бизнес, можно было бы забирать отходы на переработку. У нас есть несколько десятков перерабатывающих предприятий, которым не хватает сырья,— говорит господин Врански.— Раздельный сбор — это удел интеллигентов, людей, которые думают о будущем своей страны. Если рассказывать, в каких парках идет раздельный сбор, установить там стенды, то эту систему можно настроить». Что касается промышленного мусора, то здесь, по мнению активиста, должны подключаться полиция и Росприроднадзор. «Единый оператор, полигон, собирать, сжигать кучами — так проблему не решить. Она будет усугубляться с каждым годом, все больше свалок будет появляться, и это приведет к серьезным протестам»,— указывает он.

Надзорным органом, выявляющим незаконные свалки в Ленобласти, является комитет государственного экологического надзора. В зависимости от статуса земель он определяет ответственного и либо договаривается о добровольной ликвидации свалки, либо (в случае отсутствия арендатора) направляет материалы о ней в районную прокуратуру, чтобы через судебную процедуру инициировать выделение средств на уборку.

По словам пресс-службы комитета, на начало 2020 года областным Эконадзором зафиксировано несанкционированных свалок на 20% меньше, чем годом ранее. Если говорить о географии распространения, то большое количество свалок располагаются в окрестностях Санкт-Петербурга: лица, экономящие на вывозе мусора, стараются минимизировать плечо перевозок. Такая же закономерность прослеживается и в отношении любых других крупных населенных пунктов и садоводческих массивов Ленобласти.

«Многие свалки, которые, по мнению некоторых граждан, "лежат годами", на деле многократно убираются, но позже происходит повторное накопление мусора,— говорит пресс-секретарь комитета Валерия Иванова.—Для системного решения проблемы правительство Ленинградской области разработало закон, который будет регулировать оборот бытовых, строительных, медицинских и других видов отходов. В нем будут закреплены требования по перемещению и утилизации мусора, а также штрафы за их нарушение».

Важной частью проекта, по словам госпожи Ивановой, является внедрение единой системы контроля логистики с применением QR-кодов, которые должны будут появиться у всех мусорных перевозчиков. В QR-код планируется зашить подробную информацию о наличии разрешения, маршруте и пункте назначения таких транспортных средств. Сейчас рассматривается возможность обеспечения сотрудников полиции специальными планшетами для контроля за передвижением отходов. Также в законе планируют многократное увеличение штрафов за несанкционированные свалки: до 100 тыс. рублей для физических лиц и до 1,5 млн рублей — для юридических.

Наталья Лавринович


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя