Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Михаил Дворкович: Не исключено, что в дальнейшем я буду наращивать пакет

Брат бывшего вице-премьера правительства РФ о покупке акций ОАО «СМЗ»

от

В прошлом году в ОАО «Соликамский магниевый завод» начался конфликт между акционерами. Позже ФАС РФ обратилась в суд с требованием признать незаконными сделки, по итогам которых контрольный пакет акций консолидировала группа из трех физических лиц. В конце мая стало известно, что 15 акций компании приобрел бизнесмен и продюсер Михаил Дворкович. О своем видении ситуации на предприятии он рассказал в интервью “Ъ-Прикамье”.


— Михаил Владимирович, акционером СМЗ вы стали недавно и для многих неожиданно. У кого вы приобрели акции? Какова была сумма сделки? Почему именно 15? Намерены ли увеличить пакет?

— Я приобрел 15 акций ОАО «СМЗ» по рыночной цене через брокера в инвестиционных целях. Такое маленькое количество на первом этапе обусловлено необходимостью изучения ситуации в компании, анализа ее привлекательности. Не исключено, что в дальнейшем я буду наращивать пакет.

— Вам было известно о корпоративном конфликте между акционерами и споре с ФАС? СМИ писали, что вы можете действовать в интересах как миноритарных акционеров, так и группы, которая контролирует основную часть акций общества. Так ли это? Вообще, почему вам стал интересен этот актив?

— Мне было известно о том, что определенные разногласия между акционерами компании есть. Тем не менее предприятие стабильно работает и его продукция востребована не только сейчас, но и имеет высокий потенциал роста по нескольким причинам. Главная причина заключается в том, что это единственный в России поставщик ряда редкоземельных металлов и элементов, в том числе первородного магния. Продукция СМЗ является обязательным компонентом высокотехнологичных производств как гражданского, так и оборонного назначения. В то же время Китай, имеющий подобные производства, не поставляет это сырье на экспорт. Все это дает основания считать СМЗ крайне перспективным предприятием.

Позже мне стало известно о том, что ФАС России оспаривает сделки, в результате которых контрольный пакет акций ОАО «СМЗ» был сосредоточен у компаний-нерезидентов в нарушение законодательства о стратегических предприятиях. Акции продавались без согласования уполномоченной правительственной комиссии по иностранным инвестициям. В России, по факту, остались лишь миноритарные пакеты акций.

Пользуясь своим положением, контролирующие акционеры начали реализовывать продукцию предприятия американским компаниям, которые являются поставщиками оборонно-промышленного комплекса стран НАТО, вопреки позиции миноритариев. А это уже может угрожать обороноспособности и безопасности нашего государства. Данное сырье, возможно, используется в процессе производства оружия, которое потенциально может применяться против нас. В том числе поэтому я всецело поддерживаю позицию ФАС России и генеральной прокуратуры, являющихся участниками процесса по возврату контрольного пакета в российскую юрисдикцию.

Хочу подчеркнуть, что я действую только в своих интересах и косвенно защищаю интересы других миноритарных акционеров, которых в настоящее время контролирующие акционеры не допускают к процессу управления и развития СМЗ.

— Вы поддерживаете позицию ФАС. Не могли бы рассказать о схеме, в результате реализации которой, по вашей версии, это произошло? Вы и Игорь Пестриков обращались в арбитражный суд Пермского края с заявлениями о вступлении в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования. Суд первой инстанции в них отказал. Вы попытались обжаловать это определение в апелляции, но также безуспешно. Можете привести доводы, раскрывающие вашу позицию?

— Схему, в результате которой контрольный пакет акций СМЗ был сосредоточен у компаний-нерезидентов, в настоящий момент внимательно изучают правоохранительные органы. Что касается отказа во включении меня в судебный спор в качестве третьего лица, с этим решением я категорически не согласен. Арбитражный суд Пермского края отказал мне в иске на основании того, что мои требования якобы совпадают с требованиями Федеральной антимонопольной службы. Он считает, что в иске должны содержаться только мои самостоятельные требования. Но я просил признать ничтожными как первоначальные сделки с акциями предприятия, так и последующие, в то время как требования ФАС касаются только последующих сделок. Я говорю о сделках, на основании которых акционерами предприятия стали господа Кондрашев, Кирпичев и Старостин. Также я прошу признать ничтожными решения собраний акционеров ОАО «Соликамский магниевый завод».

ФАС защищает публичные интересы общества и государства, в то время как я защищаю свои интересы и интересы других миноритарных акционеров. ФАС основывается на нормах законодательства о стратегических предприятиях, а мои претензии базируются на нормах законодательства об акционерных обществах. Меня интересует рост прибыли и дивидендов компании, а ФАС важно вернуть в Россию контроль над стратегическим предприятием. Суд, похоже, даже не сравнил наши требования.

— Ранее в заявлении о применении обеспечительных Игорь Пестриков указывал, что в противном случае имущество и активы завода могут быть выведены и якобы эти процессы уже происходят. Вы не в курсе, о каких конкретно процессах идет речь? Поддерживаете его позицию по данному вопросу?

— Отказ суда в обеспечительных мерах в отношении имущества СМЗ может закончиться для завода примерно тем же, что произошло с некоторыми другими предприятиями Пермского края. Имущество может быть заложено или выведено контролирующими акционерами. Этого допустить нельзя. Поэтому в данном случае я полностью поддерживаю позицию ряда других миноритарных акционеров, и в частности господина Пестрикова, относительно необходимости наложения обеспечительных мер.

— Если предположить, что имущество и активы действительно выводились, то обращались вы или другие акционеры с заявлениями в правоохранительные органы? Или, может, пытались оспорить эти сделки в судах?

— В настоящий момент целый ряд вопросов, относящихся к деятельности контролирующих акционеров СМЗ, находится на проверке в различных правоохранительных органах. Их деятельность я комментировать не могу, поскольку не знаком с подробностями. Тем не менее, насколько мне известно, целый ряд вопросов может вылиться в уголовные дела. Но это все относится к компетенции правоохранителей.

— Производство на СМЗ неразрывно связано с Ловозерским горно-обогатительным комбинатом. К этому активу вы не присматриваетесь?

— Что касается Ловозерского ГОКа, то это предприятие неразрывно связано с СМЗ как по составу акционеров, так и с точки зрения производственной цепочки. Ловозерский ГОК — основной поставщик сырья на СМЗ. Тревогу вызывает отношение контролирующих акционеров к вопросам деятельности ГОКа. Люди там работают в невыносимых условиях и за мизерную зарплату. Уже вынесено предписание с замечаниями о грубейших нарушениях норм безопасности на ГОКе по итогам проверок Ростехнадзора. Миноритарные акционеры не раз ставили вопросы об этих проблемах на заседаниях совета директоров СМЗ, но услышаны ни разу не были. Обсуждать возможность приобретения долей в этом активе я бы пока не хотел.

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя