«Мотовилиха» за «дочек» не в ответе

Суд не стал привлекать к субсидиарной ответственности экс-руководителей машхолдинга

Арбитражный суд Пермского края не удовлетворил требования кредитора и ФНС о привлечении к субсидиарной ответственности почти на 3 млрд руб. бывших руководителей ПАО «Мотовилихинские заводы» по делу о банкротстве «МЗ Камасталь». Суд посчитал, что Иван Костин, Юрий Клочков и Александр Анохин не являлись лицами, контролирующими должника. Он констатировал, что банкротство «Камастали» было обусловлено признанием несостоятельной «Мотовилихи». При этом у руководителей общества не было очевидных данных о несостоятельности «Камастали» вплоть до введения процедуры банкротства. Единственным ответчиком по заявлению остался экс-директор ООО Андрей Токарев, требования к которому были выделены в отдельное производство.

Фото: Андрей Коршунов, Коммерсантъ

Фото: Андрей Коршунов, Коммерсантъ

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности Ивана Костина, Юрия Клочкова и Александра Анохина, в разное время руководивших ПАО «Мотовилихинские заводы», было подано еще летом 2019 года. Также конкурсный кредитор ООО «МСК-Металл» просил привлечь к ней Андрея Токарева и Игоря Шошнева, которые возглавляли ООО «МЗ Камасталь». Всех их кредитор посчитал лицами, контролирующими компанию-должника. Всего он требовал взыскать с них более 2,9 млрд руб.

ООО «Металлургический завод „Камасталь“» является 100%-ной дочкой ПАО «Мотовилихинские заводы». 31 мая 2018 года в отношении ООО было введено конкурсное производство. На тот момент общая сумма задолженности металлургического завода составляла 5 млрд руб., из них 4,4 млрд приходились на ПАО «Мотовилихинские заводы». ООО «МСК-Металл» вошло в реестр кредиторов на основании решения суда о взыскании в пользу компании с «Камастали» чуть меньше 35 млн руб.

По версии заявителя, привлекаемые к субсидиарной ответственности лица ответственны за сделки, в результате которых уменьшилась конкурсная масса предприятия, а само оно стало неплатежеспособным. При этом требования некоторых кредиторов были удовлетворены в преимущественном порядке, в ущерб основным. В частности, в споре фигурирует ООО «Углеродпромснаб», которому должник перечис­лял денежные средства уже после возбуждения дела о банкротстве металлургического завода. Кроме того, при наличии очевидных признаков несостоятельности компании они, в нарушение законодательства, не обратились с заявлением о признании ее банкротом.

Интересно, что позицию кредитора о привлечении к субсидиарной ответственности поддержала ФНС. Как следует из судебных документов, свою позицию они обосновывали тем, что по итогам налоговой проверки в деятельности «Камастали» были обнаружены нарушения, в итоге предприятию доначислили налогов более 72 млн руб. Определяя дату, когда ответчики, по мнению кредиторов, должны были обратиться с заявлением о банкротстве, «МСК-Металл» указало 19 января 2016 года, а ФНС — 11 марта 2015 года.

В результате Арбитражный суд Пермского края не нашел оснований для признания лицами, контро­лирующими ООО «Металлургический завод „Камасталь“», всех ответчиков, кроме Андрея Токарева. Как следует из определения, суд установил, что господа Клочков, Костин и Анохин никогда не являлись ни руководителями, ни исполнительным органом «Камастали», а Игорь Шошнев возглавил компанию, когда в отношении общества уже было возбуждено дело о банкротстве и введена процедура наблюдения. Кроме того, ФНС не представила никаких доказательств, что проблемы с налогами у предприятия начались из-за действий указанных лиц.

Отдельно суд остановился и на ситуации с возникновением неплатежеспособности «Камастали». Так, в определении говорится, что хотя в указанные ФНС и «МСК-Металл» периоды у общества и были финансовые проблемы, но стоимость активов металлургического завода неоднократно их превышала. При этом их возникновение обусловлено как проблемами в ПАО «Мотовилихинские заводы», так и кризисными явлениями в металлургической отрасли целом. При этом в судебном акте указывается, что фактически к банкротству «Камастали» привело вхождение в конкурсное производство материнской компании.

Как указал суд, формально надлежащим ответчиком о привлечении к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве является только господин Токарев. Но в итоге суд установил, что очевидных для руководителей признаков банкротства «Камастали» до возбуждения дела о ее несостоятельности не было. В то же время, Андрей Токарев остался ответчиком на основании уже недействующего п. 4 ст. 10 ФЗ «О банкротстве». Он предусматривает субсидиарную ответственность руководителя за действия, в результате которых должник был признан несостоятельным. Эти требования к нему суд выделил в отдельное производство. Сейчас оно приостановлено до принятия решений по оспариванию сделок, которые «Камасталь» заключила в бытность его руководителем в 2015–2018 годах.

Дмитрий Астахов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...