Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Эпидемия и наказание

Суды смягчают административные санкции для бизнеса

от

Как выяснил “Ъ”, в условиях пандемии арбитражные суды стали лояльнее к бизнесу, допустившему административные правонарушения. Так, ряд компаний и их руководителей получили минимальные штрафы или были полностью освобождены от наказания. Суды обосновывают это непростыми условиями экономики и убытками бизнеса, связанными с ограничениями. Юристы считают это не всегда оправданным, особенно учитывая, что столь либеральный подход суды демонстрируют не только в отношении субъектов малого предпринимательства, но и в отношении крупных компаний.


“Ъ” проанализировал судебную практику по административным делам за май и выяснил, что пандемия коронавируса помогла ряду компаний и их руководителей снизить ответственность за совершенные правонарушения или и вовсе ее избежать.

Освобождение от ответственности


Примеров с освобождением от административной ответственности немного. Самую мягкую позицию по отношению к нарушителям продемонстрировали якутский и московский суды.

Так, Арбитражный суд Республики Саха 19 мая освободил от административной ответственности руководителя ООО «Северстрой», ограничившись устным замечанием. Наказать директора за повторное неисполнение обязанности по подаче заявления на банкротство ООО (ч. 5.1 ст. 14.13 КоАП РФ, безальтернативная санкция в виде дисквалификации на срок от шести месяцев до трех лет) просила налоговая инспекция, долги компании перед которой составляли 11,8 млн руб. Суд признал нарушение малозначительным, посчитав, что степень общественной опасности здесь не несет существенной угрозы для государства и общественных отношений.

В решении отмечается, что санкция в виде дисквалификации — это крайняя мера, которая «в непростых условиях экономики в целом по стране, вызванных пандемией, не является соразмерной и целесообразной, не согласуется с мерами, принимаемыми государством, направленными на преодоление экономических последствий новой коронавирусной инфекции, на поддержку малого и среднего бизнеса». К тому же, добавил суд, дисквалификация директора «не будет способствовать погашению возникшей перед налоговым органом задолженности».

Похожим образом Арбитражный суд Москвы 18 мая отказал Юго-Западной транспортной прокуратуре в привлечении ОАО РЖД к административной ответственности за нарушение установленного порядка строительства (ч. 1 ст. 9.5 КоАП РФ, санкция в виде 0,5–1 млн руб. штрафа или приостановление деятельности до 90 дней). По итогам проверки прокуратура выяснила, что работы на объекте (железнодорожная инфраструктура Московской железной дороги на Курском направлении) ведутся без разрешения на строительство. Установив факт нарушения, суд тем не менее решил освободить ОАО РЖД от наказания со ссылкой на малозначительность.

По мнению суда, действия ОАО РЖД не повлекли ущерба экономическим интересам государства, а также иных вредных последствий, при этом есть смягчающие обстоятельства — признание вины, раскаяние и то, что строительство на этом объекте связано с выполнением поручений президента и правительства РФ. «Принимая во внимание сложившуюся социальную обстановку в связи пандемией коронавирусной инфекции (2019-nCoV)», суд посчитал, что назначение даже минимального штрафа по этой статье «может привести к ухудшению материального положения юрлица».

Смягчение санкций


Впрочем, пока полное освобождение от ответственности скорее исключение. Чаще суды, ссылаясь на неблагоприятную эпидемиологическую обстановку, назначают минимальные наказания.

Например, ФАС оштрафовала АО «Газпром газораспределение Оренбург» на 200 тыс. руб. за нарушение правил недискриминационного доступа или установленного порядка подключения к газораспределительным сетям (ч. 1 ст. 9.21 КоАП, санкция в виде штрафа на 100–500 тыс. руб.). Структура «Газпрома» попыталась оспорить постановление ФАС, но Арбитражный суд Оренбургской области 21 мая признал его законным, установил вину компании и не нашел оснований для признания нарушения малозначительным.

Однако, принимая во внимание отсутствие отягчающих обстоятельств, характер правонарушения и принятие мер по его устранению, убытки компании по итогам 2019 года и «предполагаемые убытки в условиях пандемии», суд счел возможным снизить размер штрафа ниже предела — до 50 тыс. руб. (закон требует не менее половины минимального штрафа по конкретной статье). По мнению суда, это будет «отвечать принципу справедливости наказания, его соразмерности совершенному правонарушению», учитывая то, что санкция «не должна носить карательный характер».

Точно так же штраф был снижен и в деле ООО «Союзпродукт», которое Роспотребнадзор просил привлечь к ответственности за нарушение требований технических регламентов — реализация товара (аналог снюса) без документов, подтверждающих качество и его безопасность (ч. 2 ст. 14.43 КоАП, санкция в виде 300–600 тыс. руб. штрафа с конфискацией предметов или без таковой). Арбитражный суд Республики Саха 19 мая счел, что наказание, предусмотренное этой статьей, «не оправдывает установленной законом цели — справедливости, целесообразности и законности, носит неоправданно карательный характер». В связи с чем суд решил наложить на компанию штраф менее минимального размера — 150 тыс. руб.

В решении говорится, что доказательства фактического причинения вреда жизни и здоровью людей отсутствуют, а санкция в виде штрафа от 300 тыс. руб. на субъекта малого предпринимательства «в непростых условиях экономики в целом по стране, вызванных пандемией», не соотносится с мерами государства по преодолению последствий коронавируса. При этом вопрос с несертифицированной никотиносодержащей продукцией был решен радикально — изъять из оборота и уничтожить.

Почти аналогичная мотивировка того же якутского суда содержится и в решении по делу ООО «Армен». Отделение МВД по Оймяконскому району Республики Саха требовало привлечь ООО к ответственности за продажу и хранение алкогольной продукции (водки) без лицензии (ч. 3 ст. 14.17 КоАП, санкция в виде штрафа до одной пятой размера годовой выручки от всех товаров, но не менее 3 млн руб. с конфискацией продукции и оборудования или без таковой либо приостановление деятельности компании до 90 дней).

Арбитражный суд Республики Саха 12 мая признал факт нарушения, однако решил заменить штраф на предупреждение. КоАП в некоторых случаях допускает такое смягчение санкции, если оно совершено впервые субъектом малого или среднего предпринимательства (здесь — микропредприятие) и не повлекло причинения имущественного ущерба или вреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, памятникам истории и культуры, безопасности государства. Суд отметил, что таких опасных последствий не выявлено, а наложение штрафа в 3 млн руб. не оправдано в условиях пандемии и необходимости поддержки малого и среднего бизнеса, учитывая принимаемые государством меры.

Баланс между интересом и законами


Юристы отмечают возникновение тенденции к либерализации наказания бизнеса за административные правонарушения.

«В условиях, скажем так, ограниченной поддержки бизнеса со стороны государства в тяжелый кризисный период более мягкий подход судов к взиманию штрафов в бюджет следует признать обоснованным и закономерным»,— считает старший юрист юрфирмы «Косенков и Суворов» Елена Изотова.

Юрист подчеркивает, что кроме пандемии суд учитывает наличие отягчающих обстоятельств.

«Если их нет и правонарушение не несет серьезной общественной опасности, а наложение штрафа для бизнеса будет действительно критичным — освобождение от ответственности может иметь место»,— указывает госпожа Изотова.

Партнер юрфирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев полагает, что пандемия коронавируса в России может учитываться в качестве смягчающего обстоятельства, но не как безусловное основание, а индивидуально в каждом случае: «Например, если пандемия осложнила исполнение компанией обязательств, или с большой степенью вероятности примененная судом санкция может привести к худшему положению правонарушителя, чем в обычное время». Старший юрист арбитражной практики юрфирмы Vegas Lex Станислав Матюшов в целом считает оправданным снижение судами штрафов до размера менее минимального, но не согласен, что пандемия должна служить основанием для освобождения от ответственности в связи с малозначительностью нарушения.

При этом господин Алексеев находит справедливым решение суда по делу с директором «Северстроя», поскольку привлечение нарушителя к ответственности не помогло бы восстановить финансовое положение, а правонарушение не повлекло каких-либо негативных последствий и не создало угрозы для государства и общества. На решение, считает юрист, в значительной степени повлияла санкция в виде дисквалификации лица, применение которой суд счел чрезмерным в условиях пандемии.

В деле с розничной продажей алкоголя без лицензии фактор пандемии опять же сработал в пользу правонарушителя, «хотя в обычное время по такой статье компания вряд ли могла бы рассчитывать на наказание в виде предупреждения», говорит Антон Алексеев. По его мнению, здесь «суду удалось найти разумный баланс между интересами ответчика и законом, учитывая то, что вся алкогольная продукция у правонарушителя была изъята для уничтожения».

При этом юристов удивила позиция суда по делу «Союзпродукта», где за продажу аналога снюса при отсутствии сертификатов на продукцию был назначен штраф ниже низшего, учитывая, что нарушитель — микропредприятие. Между тем суд сам отметил, что это нарушение создает угрозу жизни и здоровью неопределенного круга лиц и не является малозначительным. «Очевидно, сам факт того, что компания относится к малому бизнесу, нельзя ставить выше созданной угрозы жизни и здоровью и соответственно на основании этого снижать штраф ниже минимально установленного нормой»,— считает господин Алексеев.

Наибольшее недоумение у юристов вызвало решение по делу ОАО РЖД, где суд решил, что даже наложение минимального штрафа в размере 500 тыс. руб. может ухудшить материальное положение юрлица.

«Представляется, что ОАО РЖД как государственный монополист не является лучшим примером с точки зрения необходимости освобождения даже от минимальной ответственности»,— считает госпожа Изотова.



Станислав Матюшов тоже считает «небесспорным вывод суда о необходимости освобождения ОАО РЖД от ответственности». Юрист обращает внимание, что строительство объекта велось с 2019 года, «когда пандемия коронавируса еще не парализовала государственные и бизнес-процессы, а административная функция по предоставлению государственной услуги по выдаче разрешений на строительство осуществлялась в штатном режиме».

«Отсутствие разрешения на строительство означает, что государство не проконтролировало соблюдение всех необходимых требований безопасности на объекте, в связи с чем есть угроза причинения вреда жизни и здоровью работников и третьих лиц, а также окружающей среде,— поясняет господин Матюшов.— Сам факт того, что объект строительства требует скорейшего ввода в эксплуатацию, не умаляет обязанности по соблюдению градостроительного законодательства». С этим согласен и господин Алексеев: «Социальная значимость работ позволила увязать правонарушение с социально-экономической ситуацией в стране, однако оно обладает всеми признаками наличия угрозы для государства и общественных отношений. Соответственно, в данном деле видится, что суд излишне лояльно отнесся к нарушителю».

По мнению Станислава Матюшова, в случае с ОАО РЖД суд мог ограничиться половиной минимального штрафа. Тем более, подчеркивает юрист, что в случаях, когда уполномоченные органы (например, прокуратура) освобождают компанию от ответственности за нарушение строительных норм со ссылками на малозначительность, суды часто относятся к таким решениям негативно и отменяют их.

Арбитражная группа


Комментарии
Профиль пользователя