Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Освобождать несмотря на вирус

Верховный суд пояснил, как судить и миловать в условиях пандемии

от

Российские суды получили очередные рекомендации, как и какие законодательные нормы применять в условиях борьбы с коронавирусом. В частности, президиум Верховного суда (ВС) разъяснил нижестоящим инстанциям, как следует реагировать на фейки, связанные с COVID-19, какие меры применять к нарушителям карантина и можно ли рассматривать в условиях пандемии уголовные дела с помощью видео-конференц-связи. Также судам рекомендовано учитывать непростую ситуацию в ИВС и СИЗО при избрании меры пресечения и ее продлении в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести.


Часть рассмотренных сейчас ВС вопросов уже обсуждалась на предыдущем заседании президиума десять дней назад. Однако как показала практика, далеко не все суды поняли, как правильно толковать те или иные нормы. В частности, обсуждение вопросов применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства ВС повторно пришлось начать с разъяснений на тему, какую связанную с COVID-19 информацию следует считать фейковой и публичной. Так, при оценке заведомо ложной информации выданной под видом достоверной (ст. 207.1 и 207.2 УК РФ) судам нужно ориентироваться на «формы, способы ее изложения (ссылки на компетентные источники, высказывания публичных лиц и пр.), использование поддельных документов, видео- и аудиозаписей либо документов и записей, имеющих отношение к другим событиям».

Публичной же ее следует считать не только в случае распространения в СМИ, но и через мессенджеры (WhatsApp, Viber и другие), а также при массовой рассылке электронных сообщений абонентам мобильной связи, выступления на собрании, митинге, в случае распространения листовок, вывешивания плакатов и т. п.

Одним из наиболее острых для судов по-прежнему остается вопрос о том, можно ли в период пандемии и введенных в стране ограничительных мер рассматривать уголовные дела и материалы без непосредственного участия сторон, а лишь с использованием видео-конференц-связи. ВС считает, что это «не противоречит понятию справедливого и публичного слушания дела при условии, что подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, находящийся под стражей и участвующий в судебном заседании, имеет возможность следить за ходом судебного процесса, видеть и слышать его участников, а также быть заслушанным сторонами и судьей беспрепятственно».

Впрочем, в следующем абзаце присутствует оговорка о том, что в режиме видео-конференц-связи в условиях карантинных мероприятий в СИЗО и недопущения распространения инфекции могут слушаться лишь дела, «требующие безотлагательного рассмотрения».

Кстати к таковым, помимо прочих ВС рекомендовал отнести ходатайства следствия о наложении ареста на имущество и продлении срока ареста этого имущества. Кроме того безотлагательно судам следует рассматривать и ходатайства об условно-досрочном освобождении, о замене не отбытой части наказания более мягким, а также освобождении от такового в связи с болезнью осужденного. «Право осужденных просить о смягчении наказания, не может быть ограничено какими-либо обстоятельствами, в том числе связанными с распространением новой коронавирусной инфекции»,— говорится в решении президиума ВС.

Актуальным для судов в условиях COVID-19 остается вопрос избрания и продления меры пресечения в отношении подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести. Отметим, что эта категория составляет немалую часть контингента в российских СИЗО. Особенно много таких фигурантов в изоляторах Москвы и Московской области. На вопрос о возможности избрания в отношении них более мягкой меры пресечения нежели арест, либо об изменении заключения под стражу на иную ВС ограничился фразой о том, что суды «вправе также учитывать и факт проведения карантинных мероприятий в изоляторах временного содержания и следственных изоляторах».

Немало вопросов возникает у судей и с применением законодательства при рассмотрении дел об административных правонарушениях. Чаще всего суды сталкиваются с непониманием следует ли проводить расследование по двум наиболее популярным сегодня статьям КоАП РФ. Речь идет о ст. 6.3 КоАП РФ (нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения) и ст. 20.6.1 КоАП РФ (невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности). Из решения президиума ВС следует, что проводить административные расследования «не обязательно», а соответствующее решение вправе принимать уполномоченное должностное лицо или прокурор.

Отметим, что в некоторых случаях ВС приходится разжевывать нижестоящим судам буквально прописные истины. Причем зачастую они уже четко зафиксированы в действующем законодательстве.

Например, некоторые судьи не понимают, как разграничивать уголовную ответственность по ч. 2 ст. 236 УК РФ (нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности смерть человека) и административную по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ (нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения). И это при том, что диспозиция статьи УК говорит сама за себя.

«Следует отдать должное ВС РФ, который оперативно реагирует на возникающие вопросы в судебной практике и ориентирует нижестоящие суды на правильное применение новых правовых положений»,— заявил “Ъ” советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Евгений Рубинштейн. По его словам, в УПК РФ отсутствует прямое указание на возможность проведения судебных заседаний с использованием систем видео-конференц-связи. Между тем, напомнил, господин Рубинштейн, уголовно-процессуальное законодательство состоит не только из Конституции РФ, УПК РФ и других федеральных законов, но и из общепризнанных принципов и норм международного права. По его словам, ВС РФ нередко использует правовые позиции Европейского суда по правам человека для обоснования правового положения, которое прямо не указано в УПК РФ.

В рассматриваемом случае для правового обоснования тезиса о допустимости проведения судебного заседания с использованием систем видео-конференц-связи Верховный суд РФ сослался на дело «Евдокимов и другие против Российской Федерации», в котором содержится вывод о том, что такая форма будет соответствовать требованиям справедливого судебного разбирательства, если обвиняемому будет предоставлена возможность: следить за ходом судебного процесса; видеть и слышать участников процесса; беспрепятственно быть заслушанным сторонами и судьей. В связи с этим, подчеркнул Евгений Рубинштейн, ВС РФ разъяснил нижестоящим судам, что проведение судебных заседаний с участием обвиняемого по системе видеоконференц-связи допустимо, несмотря на отсутствие прямого указания на это в УПК РФ, и может быть использовано в настоящих условиях карантина.

«Следует обратить внимание на некоторые особенности изложения рассматриваемой рекомендации нижестоящим судам»,— заявил представитель ФПА РФ. По его словам, ВС РФ отметил, что суд может принять решение «о проведении всего судебного разбирательства с использованием систем видео-конференц-связи» со ссылкой на каждое уголовное дело или материал, требующий безотлагательного рассмотрения. «Такое указание означает, что обвиняемый может вообще не доставляться в суд ни разу, а все части судебного разбирательства (подготовительная часть, судебное следствие, прения сторон и реплики, последнее слово подсудимого и постановление приговора) могут быть проведены по системе видео-конференц-связи»,— пояснил господин Рубинштейн.

Советник ФПА предположил, что в практике возникнет множество вопросов — о надлежащем удостоверении личности, о порядке представления дополнительных документов для приобщения их к материалам уголовного дела, о дополнительном ознакомлении с материалами уголовного дела и другие.

Нерешенным, как отметил советник ФПА РФ, остается вопрос о конфиденциальном оказании юридической помощи защитниками. «Поэтому придется корректировать и дополнять это разъяснение, но это будет потом, а сейчас важен сам факт разрешения проведения судебных заседаний с использованием системы видеоконференц-связи»,— резюмировал Евгений Рубинштейн. Он добавил также, что «новым и важным» является разъяснение ВС РФ о том, что проведение карантинных мероприятий в изоляторах временного содержания и следственных изоляторов является обстоятельством, учитываемым при избрании и продлении меры пресечения. «Ст. 99 УПК РФ содержит открытый перечень обстоятельств, учитываемых при избрании меры пресечения, а поэтому настоящие разъяснения, по своей сути, дополняют перечень таких обстоятельств, что должно учитываться судами»,— заключил эксперт.

Директор одной из старейших и самых известных адвокатских контор России «Аснис и партнеры» Александр Аснис заявил “Ъ”, что также поддерживает появление обзора практики ВС РФ с разъяснениями, так как они должны придать «единообразие» действиям всех судов. В целом все инициативы он поддержал, включая введение ВКС и безотлагательное рассмотрение дел об аресте имущества и его продлении. «Главное, чтобы фигурант дела хоть как-то мог участвовать в процессе, пусть и через ВКС, поскольку в противном случае будет нарушено право на защиту и вынесенное решение будет незаконным, а в случае ареста имущества суду надо лишь придерживаться установленных правил и извещать стороны о заседании»,— сообщил Александр Аснис. При этом он также отметил мнение ВС о немедленном рассмотрении ходатайств об УДО, так как «люди не должны пересиживать».

В свою очередь, адвокат Игорь Чернецкий выразил сомнения в возможности проведения полномасштабного процесса по уголовному делу в режиме-онлайн. «Общение с заключенными из СИЗО и допросы свидетелей по ВКС в суде у нас отработаны, но проведение целого процесса вряд ли возможно технически»,— заявил юрист “Ъ”. В качестве примера он привел дело, в котором он участвует, пока приостановленное в Солнцевском райсуде Москвы, но которое судья хочет возобновить при первой возможности — по обвинению трех диспетчеров в причастности к гибели в авиакатастрофе осенью 2014 года в аэропорту Внуково главы компании Total Кристофа де Маржери. «Оно длится уже очень давно, но не по нашей вине, и не относится к разряду безотлагательных»,— считает господин Чернецкий, поясняя, что процесс надо продолжить «вживую» после снятия всех ограничений из-за COVID-19.

Олег Рубникович, Сергей Сергеев


Комментарии
Профиль пользователя