Коротко

Новости

Суд подтвердил отказ налоговиков вернуть «дочке» РМК 64,5 млн рублей

Арбитражный суд Челябинской области отклонил иск АО «Михеевский горно-обогатительный комбинат» (дочерняя структура Русской медной компании, РМК), которое требовало обязать межрайонную инспекцию федеральной налоговой службы № 19 по Челябинской области вернуть излишне уплаченный налог на имущество в сумме 64,5 млн руб. Истец подал апелляцию, дата рассмотрения которой пока не назначена.

Как указано в материалах дела, в 2015 – 2016 годах Михеевский ГОК перечислил в бюджет 324,3 млн руб. налога на имущество. Затем, в 2018 году обнаружив ошибочность классификации основных средств в качестве движимого и недвижимого имущества, которая возникла из-за ошибки бухгалтера, компания произвела перерасчет налога на имущество в соответствии с льготой по п. 25 ст. 381 Налогового кодекса РФ. В сентябре 2018 года «дочка» РМК представила в налоговую инспекцию уточненные расчеты и уточненную налоговую декларацию за 2015 год.

В марте 2019 года Михеевский ГОК обратился в МИФНС с заявление о возврате излишне уплаченных 64,5 млн руб. налога на имущество, однако получил отказ, который подтвердило и управление ФНС по Челябинской области. После чего компания обратилась в суд. Но и суд в итоге отказал Михеевскому ГОКу, сославшись на пропуск трехлетнего срока давности. «Доводы заявителя о пропуске срока для возврата спорной переплаты по уважительной причине являются необоснованными», — указал в решении арбитражный суд.

По словам партнера, руководителя налоговой практики юридической фирмы Five Stones Consulting Екатерины Болдиновой, согласно позиции президиума Высшего арбитражного суда РФ и судебных коллегий Верховного суда РФ, день подачи первоначальной декларации или уплаты налога является моментом, с которого налогоплательщик должен был узнать о наличии суммы переплаты. «Вместе с тем, в судебной практике есть весьма значительный объем решений, когда суды делали вывод о том, что налогоплательщик не мог знать о переплате в момент уплаты налога или при подаче первоначальной декларации. Однако во всех таких случаях были обстоятельства, которые позволяли установить иную дату, когда налогоплательщик действительно узнал о переплате. Среди них — урегулирование разногласий с контрагентами, которое произошло после подачи уточненной декларации; принятие судебного акта или публикация разъяснений Минфина, из которых следовало, что налогоплательщик неверно определил размер своих налоговых обязательства», — отмечает юрист.

Михеевский ГОК фактически сослался на человеческий фактор: ошибку бухгалтера, о которой он узнал во время проведения заседания комиссии по реклассификации движимого и недвижимого имущества в марте 2018 года. Однако суд посчитал, что поскольку эта комиссия являлась постоянно действующей, нельзя говорить о том, что она никак не могла выявить спорную ошибку раньше (в 2016 году), отмечает Екатерина Болдинова. «На мой взгляд, позиция суда по этому делу, хотя и не соответствует интересам конкретного налогоплательщика, находится в русле судебной практики, и Михеевскому ГОКу будет крайне тяжело опровергнуть ее в судах вышестоящих инстанций», — считает она.

Комментарии

Наглядно

Профиль пользователя