Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Буданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Чем дальше в лес, тем больше версий

Адвокаты осужденных по делу «Сети» не верят в их причастность к убийствам

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Защитники осужденных по так называемому делу «Сети» прокомментировали возможную причастность их подзащитных к двойному убийству. Ранее издание «Медуза» опубликовало материал, в котором утверждалось, что некоторые осужденные могут быть причастны к убийству двух человек, на которое следствие, увлеченное поиском «террористов», якобы не обратило внимания. Собеседники “Ъ” отрицают причастность их подзащитных к убийству; часть адвокатов намерены выступить с коллективным заявлением о публикации.


Издание «Медуза» 21 февраля опубликовало статью «Зашли четверо в лес, а вышли двое» — подробное расследование исчезновения двух жителей Пензы, Артема Дорофеева и Екатерины Левченко, которые перестали выходить на связь 31 марта 2017 года. Они были знакомы с несколькими фигурантами «пензенского эпизода» дела «Сети» — Максимом Иванкиным, Дмитрием Пчелинцевым, Михаилом Кульковым и Алексеем Полтавцом. Согласно публикации «Медузы», бежавший из России Алексей Полтавец признался, что пара была убита по приказу Дмитрия Пчелинцева, который якобы опасался предательства с их стороны.

Напомним, что история дела «Сети» началась в октябре 2017 года, когда задержанный в Пензе с наркотиками Егор Зорин дал показания о террористических ячейках, якобы существующих в Москве, Санкт-Петербурге и Пензе. Уголовное преследование в отношении господина Зорина было прекращено, а 11 человек арестовали по подозрению в терроризме. По версии следствия, обвиняемые готовили вооруженный мятеж во время выборов президента РФ в 2018 году и теракты во время ЧМ по футболу. Часть фигурантов дела заявляли об избиениях и пытках электротоком. 10 февраля 2020 года Приволжский окружной военный суд приговорил семерых жителей Пензы к лишению свободы на срок от 6 до 18 лет по обвинению в создании террористической организации или участии в ней (ст. 205.4 УК РФ). Трое из осужденных также признаны виновными в незаконном хранении огнестрельного оружия (ч. 1 ст. 222 УК РФ) и взрывчатых веществ (ч. 1 ст. 222.1 УК РФ). Осужденные по «пензенскому эпизоду» Михаил Кульков, Андрей Чернов и Максим Иванкин обвиняются также в производстве или сбыте наркотиков в крупном размере (ч. 4 ст. 228.1 УК РФ). Организация под названием «Сеть» была запрещена в РФ.

Адвокат Дмитрия Пчелинцева (27 лет, приговорен к 18 годам колонии строгого режима) Оксана Маркеева считает, что «ребята признались бы под пытками в убийстве, если бы оно имело место». «Уверена в этом, учитывая, что они сознались под пытками в том, чего не было. Объективно, если бы у следствия был хотя бы малейший намек на то, что ребята каким-то образом причастны (к двойному убийству.— “Ъ”), правоохранители бы за это зацепились и не отпустили бы,— считает госпожа Маркеева.— СК проводил проверку, ребят опрашивали, брали даже образцы биоматериала. И если бы был хоть намек, была бы еще одна статья». Оксана Маркеева сообщила “Ъ”, что в ближайшие дни адвокаты «выступят» с коллективным заявлением о публикации «Медузы». «Мы хотели бы дать комментарий о том, что это абсолютная неправда, но для начала нам нужно встретиться и со своими доверителями, и друг с другом»,— сообщила она.

Возможность коллективного заявления не исключили также адвокат Андрея Чернова (30 лет; приговорен к 14 годам строгого режима) Станислав Фоменко и адвокат Максима Иванкина (25 лет; приговорен к 14 годам строгого режима) Ольга Голованова. Адвокат Михаила Кулькова (25 лет; приговорен к 10 годам строгого режима) Игорь Кабанов считает, что «выводы о причастности к убийству Артема Дорофеева и исчезновению Екатерины Левченко могут и должны делать только следственные органы». «Факты, изложенные в расследовании "Медузы", не являются итогом процессуальной деятельности компетентных правоохранительных органов»,— подчеркнул господин Кабанов. При этом он заявил, что «вопрос о коллективном заявлении в связи с публикацией "Медузы" адвокатами на сегодняшний день не обсуждается».

Отметим, в публикации «Зашли четверо в лес, а вышли двое» одним из главных героев является некий Илья, который «проводил собственное расследование» и представил авторам материалы дела осужденных за организацию «Сеть». В статье его называют «знакомым» фигурантов «пензенского эпизода»; он заявил журналистам, что хочет «как-то помочь объективно невиновному Василию Куксову». Несколько опрошенных “Ъ” адвокатов сообщили, что знают об этом человеке минимум с середины 2019 года, но считают его «провокатором силовиков».

«Илья мне знаком, и он меня, простите, задрал: каждый день он пишет мне в Telegram и предлагает помощь, в частности — встретиться с журналистами Russia Today,— рассказал “Ъ” адвокат Александр Федулов, представляющий интересы Василия Куксова (31 год; приговорен к 9 годам общего режима).— Но я с Ильей не общаюсь по просьбе своего доверителя и не знаю, поможет ли опубликованный текст в спасении Василия. К убийству, если оно было, Василий совершенно точно не имеет никакого отношения. В ближайшие дни я намерен встретиться с Василием в СИЗО и дать ему прочесть публикацию».

По мнению адвоката Сергея Моргунова, который защищает Илью Шакурского (23 года; приговорен к 16 годам строгого режима), обвинение в убийстве может значительно навредить как общественной кампании в поддержку обвиняемых по делу «Сети», так и требованиям адвокатов расследовать сообщения о пытках. «При наличии хоть какой-то информации следствие не могло оставить ее без внимания,— согласен с коллегами господин Моргунов.— Нужно проверять, откуда эти материалы (на которые ссылается Илья.— “Ъ”), как переписки фигурантов изымались у них и из материалов дела, как попали к этому Илье? Кто-то ведь ему их дал. И в этом случае все должны находиться под подпиской о неразглашении тайны следствия. Вряд ли он мог где-то их увидеть и услышать». Господин Моргунов отметил, что права его доверителя «не нарушаются озвученной информацией» и потому он «не хотел бы говорить о ней с подзащитным».

Мария Старикова, Кира Дюрягина


Комментарии
Профиль пользователя