Малый бизнес мельчает

В Нижегородской области закрылось почти 6 тыс. предприятий малого и среднего бизнеса

В Нижегородской области за восемь месяцев количество предприятий малого и среднего бизнеса сократилось на 5,8 тыс. Местные чиновники полагают, что по числу закрытых предприятий нижегородская статистика не отличается от средней по России, поэтому считать ситуацию критической преждевременно. В то же время есть мнение, что причинами сокращения предприятий МСП стали тяжелые условия ведения бизнеса, снижение покупательной способности населения и недобросовестная конкуренция.

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ  /  купить фото

В Нижегородской области с начала 2019 года количество предприятий, работающих в сфере малого и среднего бизнеса, сократилось на 5,8 тыс. Такие данные содержатся в едином реестре субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП). На 10 января 2019 года в реестре числилось 131,05 тыс. предприятий, работающих в малом и среднем бизнесе, на начало сентября общее количество предприятий сократилось до 125,16 тыс. Среднесписочная численность сотрудников предприятий МСП за этот же период сократилась с 411,3 до 399,5 тыс. человек. По данным реестра, число микропредприятий в Нижегородской области за восемь месяцев также снизилось со 124,08 тыс. до 118,81 тыс. Кроме того, почти в полтора раза уменьшилось число вновь созданных организаций: с 22 тыс. в январе до 14,9 тыс. в ­сентябре.

По мнению и.о. директора департамента предпринимательства и туризма Нижнего Новгорода Андрея Моисеенко, закрытие предприятий МСП в большей степени связано с актуализацией реестра. «Из него, в частности, вычищаются компании, которые длительное время не ведут деятельности, фирмы-однодневки и другие похожие предприятия. Нижегородская статистика ничем не отличается от общей по России. Говорить о какой-то критической ситуации не стоит»,— уверен чиновник. Еще одной причиной сокращения предприятий малого и среднего бизнеса господин Моисеенко считает демографическую яму конца ­1980-х годов.

Председатель комиссии по экономике, промышленности и предпринимательству думы Нижнего Новгорода Николай Сатаев полагает, что сокращение предприятий МСП связано с тяжелыми условиями ведения бизнеса.

«Это неподъемные тарифы, снижение покупательной способности населения. Сейчас вся экономика находится не в самом лучшем формате. Поэтому в основе всей этой ситуации лежит именно то, что у людей просто нет денег»,— уверен депутат.

По его мнению, сегодня все больше средств жители региона тратят на еду, перераспределяя расходы с других статей семейного бюджета. «Поэтому бизнес, который занимается продуктами питания, еще как-то выживает, у остальных ситуация сложная»,— прокомментировал данные статистики господин Сатаев.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Нижегородской области Павел Солодкий считает, что на закрытие малых и средних предприятий влияет недоступность кредитных ресурсов для стартапов и активные действия налоговых органов, получивших возможность самостоятельно закрывать предприятия, которые были зарегистрированы, но не ведут деятельности. «Кроме того, с рынка уходят предприятия, занимавшиеся обналом и применявшие различные схемы ухода от налогов. Логика существования подобных фирм заключалась в том, что через год-два работы они должны либо умереть, либо переехать в другой регион. На сегодня борьба с такими компаниями ведется одновременно по всей стране, переезжать из одного региона в другой становится все сложнее, поэтому компании уходят с рынка»,— пояснил господин Солодкий.

Комментируя возросшее давление налоговых органов, на которое уже не один месяц жалуются предприниматели, Андрей Моисеенко заявил, что серьезных рычагов повлиять на действия ФНС у муниципалитета нет. «Мы, конечно, доводим до них наши пожелания, но это федеральный орган власти. Предпринимательскому сообществу стоит взять на себя больше ответственности за профессиональные стандарты и взаимодействие с органами власти. Торгово-промышленная палата и „Опора России“ продвигают мощные законодательные инициативы. Профессиональные объединения могут более качественно отстаивать интересы бизнеса»,— считает Андрей Моисеенко. В то же время, полагает он, добиться смягчений в работе налоговой инспекции не удастся: «С них тоже требуют результат. Кроме того, закон есть закон: если есть налог, его необходимо платить. Поэтому никаких послаблений в работе ФНС ждать не стоит. Только если произойдут какие-то изменения в законодательстве в целом».

Павел Солодкий полагает, что на закрытие предприятий МСП может влиять недобросовестная конкуренция со стороны нелегальных предпринимателей: «Физические лица на дому начинают оказывать широкий спектр услуг. Они зачастую не платят никаких налогов, оказывая услуги по расценкам, более низким, чем у легально работающих предприятий, разрушая их бизнес». По словам бизнес-омбудсмена, в региональном правительстве создана рабочая группа, задачей которой станет разработка методов борьбы с нелегальным предпринимательством. В ее состав вошли представители всех правоохранительных и контрольно-надзорных органов. В ближайшее время они намерены начать обсуждение ситуации с предпринимателями, заинтересованными в наведении порядка.

Андрей Репин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...