Медиация исполнительной силы

Примирение сторон с участием посредников доработалось до второго чтения

Из доработанного ко второму чтению законопроекта о совершенствовании примирительных процедур исчезло положение о привлечении аппаратных сотрудников судов к деятельности судебных примирителей. Также по новому варианту соглашения по итогам процедуры предлагается наделить исполнительной силой. Юристы приветствуют изменения, поскольку они повысят востребованность медиации, но опасаются злоупотреблений, в том числе со стороны попавших сейчас в опалу третейских судов.

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ

Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству 11 июля опубликовал одобренный ко второму чтению текст законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием примирительных процедур». Он, в частности, предусматривает поправки в закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» и создание института судебных примирителей.

Документ, одобренный в первом чтении прошлым летом, претерпел значительные изменения. Так, от исходно противоречивой идеи привлекать в качестве примирителей действующих работников аппарата суда (с юридическим образованием и пятилетним стажем) было решено отказаться. Эту норму начали критиковать еще год назад, в правительстве и государственно-правовом управлении президента поясняли, что идея противоречит закону «О судебной системе РФ»: сотрудники аппарата суда должны обеспечивать его работу, а не содействовать в разрешении споров (см. “Ъ” от 15 июня 2018 года). По новой версии законопроекта примирителями смогут стать только судьи в отставке.

Также изменится и процедура медиации: соглашение, к которому могут прийти стороны, будет иметь силу исполнительного документа (для этого вносятся поправки и в закон об исполнительном производстве), для этого потребуется его нотариально заверить (будут внесены поправки в «Основы законодательства РФ о нотариате») в присутствии медиатора, участвовавшего в процедуре.

Юристы поддерживают идею, отмечая, что придание медиативному соглашению силы исполнительного документа может повысить привлекательность самой процедуры, которая сейчас в России не слишком востребована. Старший юрист юридической фирмы Norton Rose Fulbright Андрей Панов считает, что поправки помогут убрать основную причину непопулярности, поскольку больше не придется «проходить всю процедуру в суде заново». «Сейчас при неисполнении мирового соглашения, утвержденного судом, истец вынужден обращаться в суд за исполнительным листом, что дает недобросовестному контрагенту дополнительное время, а при взыскании задолженности оно играет большую роль»,— соглашается гендиректор ООО «ЮК Основа» Александр Митус.

Однако юрист опасается, что возможны и злоупотребления, когда соглашение уже исполнено: «Имея такое соглашение, недобросовестный контрагент может предъявить его ко взысканию — пристав будет вынужден возбудить производство, в ходе которого выяснять, исполнялось оно или нет». Андрей Панов добавляет, что остаются проблемы в части исполнимости соглашения на международном уровне, если контрагент является иностранным лицом.

Кроме того, у юристов вызывает опасения и тот факт, что в результате недобросовестные третейские суды, от которых Минюст зачистил рынок в ходе третейской реформы, могут теперь переквалифицироваться в центры медиации, чтобы продолжить свою деятельность и избежать контроля. Один из собеседников “Ъ” поясняет, что, когда обе стороны хотят лишь достижения результата, спор отсутствует и нужно только оправдание на бумажке, автоматически исполнимое медиативное соглашение для них даже лучше решения третейского суда.

Андрей Райский

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...