Коротко

Новости

Подробно

Фото: РИА Новости

Второй первый

Как Касым-Жомарт Токаев стал преемником Нурсултана Назарбаева на посту президента Казахстана и почему именно он?

Журнал "Огонёк" от , стр. 18

На фоне фееричных украинских шоу-выборов главный «электоральный процесс тридцатилетия» в Казахстане прошел вызывающе тихо, чтобы не сказать скучновато. Но спокойствие это кажущееся: внутреннего напряжения при смене фигуры масштаба Назарбаева хватило на пару Зеленских, а мучительный процесс поиска адекватной замены, тестирования реакции элит, выстраивания будущих властных конструкций, растянулся на годы. Итак, смотрите, кто пришел.


Асылбек Абдулов, Виктор Кияница, «Комсомольская правда — Казахстан» для «Огонька», Алматы


Выбор, который определил эти выборы, состоялся два с половиной месяца назад. Ровно в канун праздника обновления — Наурыза, в день, когда народ готовился к длинным безмятежным выходным, Нурсултан Назарбаев, основатель и бессменный президент независимого Казахстана, буднично объявил о досрочном уходе в отставку.



Все произошло предсказуемо и внезапно — так обычно уходят эпохи и люди, которые их олицетврояют. В фирменном стиле Назарбаева: без внешних и внутренних потрясений, вопреки апокалипсическим прогнозам казахстанских и зарубежных «акордаведов» (Акорда — названия резиденции президента Казахстана). И при том символично, со всеми атрибутами тонкого восточного ритуала и элементами «тенгрианской» мистики. Момент истины: 19 марта, 19-го года, в 19 часов, накануне весеннего равноденствия и праздника обновления и гармонии.

Первый после Назарбаева


Исполняющим обязанности президента Казахстана Нурсултан Назарбаев предсказуемо назначил спикера Сената парламента Касым-Жомарта Токаева. По Конституции глава верхней палаты — второе лицо в государстве и замещает президента в случае его ухода в отставку либо «невозможности исполнять обязанности».

Но в тот момент мало кто воспринял назначение как окончательный выбор преемника. Особенно после того, как место Токаева на посту спикера Сената заняла Дарига Назарбаева, старшая дочь уходящего Лидера нации (это законодательно закрепленный пожизненный статус Нурсултана Назарбаева). Эксперты бросились обсуждать операцию «Рокировка»: мол, «местоблюститель» поруководит страной до декабря, когда должны пройти очередные выборы президента, обеспечит их проведение. И — вежливо уступит место даме.

Версия выглядела соблазнительно-стройной, к тому же по-женски привлекательной. И вполне соответствовала духу азиатской политической традиции династийного правления. Интриги добавило и поведение самой Дариги Нурсултановны. Она выдержала паузу, а затем через помощницу сообщила, что не собирается участвовать в выборах. А сутки спустя весомо заявила: главного кандидата должен определить внеочередной съезд правящей партии «Нур Отан» («Свет Отечества»), лидером которой был и остается Назарбаев. Как однопартийцы решат, так и будет.

Это восприняли как намек — мол, подтверждается «семейный сценарий» передачи власти. Но опять сработал «феномен Назарбаева»: через месяц после добровольной отставки бессменный председатель «Нур Отана» на экстренно созванном съезде без предисловий предложил Касым-Жомарта Токаева в качестве кандидата в президенты от ведущей политической силы страны. И чтобы ни у кого не оставалось сомнений, убежденно добавил: «Это будет безошибочный выбор!» Не уточняя, чей именно — его лично, партии или народа. Но в тот момент все и так стало ясно.

Другое дело, что, если отследить ретроспективу, можно увидеть признаки того, что Нурсултан Назарбаев определился с выбором много раньше. Стоит только вспомнить карьерный дебют Касым-Жомарта Токаева во властном пространстве независимого Казахстана, проследить позиции этой фигуры на политической «шахматной доске». Он никогда не был «пешкой» из числа помощников и адъютантов, сразу вступил в игру «офицером», очень быстро вышел в «ферзи». И всегда — рядом с «королем», на ключевых позициях.

Человек из первого «президентского призыва». С безупречной репутацией и серьезным авторитетом в мире. Не замеченный в клановых разборках и участии в номенклатурных группировках.

Свой и как бы со стороны, не отягощенный партийно-номенклатурным прошлым. А главное — замеченный, взращенный и «обкатанный» на всех этапах карьеры лично Назарбаевым.

Вот как вспоминает историю знакомства со своим политическим наставником сам Токаев: «Именно в Пекине, (где я работал советником посольства СССР) в 1985 году мне посчастливилось встретиться и поговорить с Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым, который находился там с официальным визитом как член ЦК КПСС и депутат Верховного совета СССР…Потом я с ним увиделся в 1992 году в Москве. Он сказал буквально словами из знаменитого стихотворения Булата Окуджавы: "Бери шинель, пошли домой!". Вот так началась моя карьера в независимом Казахстане…»

Неизвестно, повторил ли эту поэтическую фразу Назарбаев много лет спустя, когда в 2013-м звал Касым-Жомарта Токаева домой уже из Женевы, с поста замгенсека и генерального директора Европейского отделения ООН. Но Токаев согласился вернуться на свою прежнюю должность cпикера Сената, оставив блестящую, престижную и перспективную с карьерной точки зрения позицию международного чиновника.

Для этого нужна была очень серьезная мотивация, большие и светлые личные перспективы. И определенные гарантии на не столь отдаленное будущее. Что же могло привлечь авторитетного, состоявшегося политика, уже побывавшего и третьим (премьер-министр), и вторым (cпикер Сената) лицом в государстве? Наверное, только первое место…

Спринт на длинной дистанции


Как часто бывает в моменты внезапных политических коллизий, начинать предвыборную блиц-партию главному кандидату и временному президенту пришлось в цейтноте. Сначала — вполне логичный и многое решавший «визит особого назначения» в Москву. Он состоялся через три недели после вступления в должность, был подготовлен в рекордные сроки и, надо отдать должное российскому руководству, прошел на высоком уровне, со всеми атрибутами торжественности и благожелательности. Подчеркнутое внимание и расположение к высокому гостю со стороны Кремля стало выразительным знаком и для казахстанского общества, и для политической элиты.

Следующий, не менее логичный вояж — к южным соседям, в Узбекистан. И этот молниеносный визит в ранге государственного выглядел подчеркнуто дружественным и плодотворным. Была продемонстрирована многовекторность — каркас внешнеполитической конструкции, одним из архитекторов и прорабов которой и был сам Токаев. Здесь, на внешнем политическом периметре, опытный дипломат-профессионал чувствовал себя комфортно. И уверенно набирал предвыборные очки.

Но предстояло двигаться внутрь и вглубь — началась динамичная серия поездок по регионам Казахстана. Они не считались и не выглядели предвыборными, исключительно рабочими. В ходе таких выездов «в поле» Касым-Жомарт Токаев оттачивал президентские навыки, новую методику (а может, и технологию) «погружения в страну».

И демонстрировал непривычный для населения и особенно для местной власти руководящий стиль. На западе республики, в Актау, выступая перед областной общественностью, вдруг выдал экспромтом: «Мне сообщили, что в городе поставили более 10 билбордов с моим изображением. Считаю это совершенно неуместным. Я не нуждаюсь в такого рода пропаганде. К чему такая административная ретивость? Затраченные средства надо было направить на социальные объекты…»

Здешнее начальство, да и некоторые сопровождающие, считавшие такие знаки внимания естественным выражением почтения первому лицу, впали в недоумение. Прогиб не был засчитан. Уже на следующий день памятники «административному восторгу» с улиц исчезли…

А на другом краю Казахстана, уже в Усть-Каменогорске, с улиц исчез президентский кортеж — лимузины с мигалками, сиренами и прочими символами верховной власти. Не было перекрытых трасс, паралича движения, приветственных колонн бюджетников и школьников. Глава государства передвигался на скромном японском микроавтобусе, рассадив в такие же сопровождающих министров и региональных начальников. Иногда тем приходилось ездить в них стоя, как их рядовым согражданам в час пик. Виды «президентских маршруток» облетели телеэфиры и соцсети. А если учесть качество здешних дорог, власть получила хорошую встряску в буквальном смысле…

Но в скором будущем все это может показаться для высоких представителей сегодняшнего госаппарата мелкими неудобствами и забавным курьезом (см. «Прямая речь»).

Ассортимент на все вкусы


Будет обидно, если время и обстоятельства обесценят апрельские тезисы кандидата в президенты Токаева и в итоге лишат практического смысла и прикладного значения. Как это часто бывает по истечении электоральной кампании.

А стартовала она резво. Для начала было зарегистрировано небывалое число кандидатов — аж семь человек. Политический ассортимент — на все вкусы и предпочтения. Закаленный в борьбе с режимом профессиональный оппозиционер из бывших функционеров. Коммунист и традиционалист, профсоюзный деятель и аграрий-«почвенник». Впервые на пост претендовала деловая и обаятельная женщина — свидетельство гендерного прорыва страны. Кстати, выдвинутая парламентской партией «Ак жол» («Белый путь»), Дания Еспаева дебютировала на удивление успешно, набрав свыше 5 процентов и заняв почетное третье место.

Уже на старте обозначились лидеры гонки по части агитации. Самым оперативным предсказуемо оказался штаб основного кандидата. В первый же день к 18:00 доверенные молодые лица были уже наготове и стояли с плакатами и постерами бирюзового оттенка наперевес. В окончании фамилии кандидата, написанной на казахском в кириллице, последняя буква была креативно заменена на латинскую V. Кто-то в ней разглядит «галочку», которую стоит проставить напротив фамилии в избирательном бюллетене. Но в большей степени V считывается как символ будущей победы на президентских выборах — два пальца вверх это victoria. Жест, означающий победу или мир, хорошо всем знакомый в исполнении Уинстона Черчилля. «Преемственность. Справедливость. Прогресс» — три приоритета предвыборной программы кандидата от «Нур Отан». Генеральный слоган кампании гласит: «Благополучие для всех!».

Нетривиально откреативились и в штабе Дании Еспаевой, двинув в массы слоган: «Хочешь жить в Европе? Выбирай Данию!» Тонкая игра в географическую лингвистику, хорошо Испанию никак не обыграли…

Практически сразу в столице появился и первый билборд кандидата от Коммунистической партии Казахстана, выполненный, разумеется, в кумачовых тонах. Лидеру казахстанских коммунистов и каратистов (депутат парламента Жамбыл Ахметбеков — обладатель черного пояса) тоже по душе слово «благо». На выборы он ходил под лозунгом «Честный труд на благо общества». Приоритеты, надо полагать, обозначены в хештегах, которые продвигаются в соцсетях. Там «Право на труд», «Власть народу» и «Справедливость». Последний пункт, как вы заметили,— это повтор второго пункта программы кандидата от партии власти.

Кандидат от общественного движения «Улт тагдыры» («Судьба народа») Амиржан Косанов на старте борьбы оказался в степи, там, где ловится интернет и растет ковыль. О приоритетах программы в прямом включении с бескрайних просторов он ни слова не сказал, только поздравил пользователей со стартом президентской кампании-2019. В свою очередь, ни о вкусе, ни о цвете его агиток сказать как-то нечего: не попадались или просто не замечались. По увиденному в первый раз в Facebook можно отметить одно: лицо этого кандидата сияло о том, что для него главное в предстоящих президентских выборах — участие.

Поучаствовал на редкость успешно. Занял второе место, набрав доселе небывалые для спарринг-участников предыдущих выборных состязаний 16 с лишним процентов голосов. В некоторых избирательных округах в Западном Казахстане и обеих столицах, по данным наблюдателей, даже опередил фаворита.

И, похоже, сам испугался своего успеха, как оно часто бывает и с российскими представителями «системной оппозиции». По крайней мере, уже в ночь подсчета голосов, не дожидаясь официальных результатов выборов, поспешил поздравить реального победителя. Чем вызвал шквал критики своих соратников, всей оппозиции и обитателей соцсетей. Но этим протестные настроения разочарованной части избирателей, к сожалению, не ограничились.

Возмущены до беспредела


«Тихая казахская весна» закончилась в предвыборную субботу, в традиционный день тишины. Сначала в тишину частично погрузилось виртуальное пространство. Привычно забарахлил интернет, с перебоями работали мессенджеры. Зато всколыхнулось реальное пространство городов. В день выборов сначала в столицах, затем и в ряде областных центров на площадях, улицах, в скверах стали собираться группы преимущественно молодых людей. На организованные митинги это похоже не было, но какая-то координация ощущалась. Позже число протестующих увеличилось до нескольких тысяч по стране. Локальные беспорядки, сопровождаемые столкновениями с полицией, не спадали несколько дней. В итоге, по официальным данным, около 700 человек были задержаны, около 500 подверглись административным арестам и штрафам. Представители полиции уверяют, что задержания проходили предельно корректно, без жестких методов и спецсредств. Очевидцы и пострадавшие уверяют в обратном.

Эти события, естественно, омрачили выборный «праздник демократии» и наступление новой эпохи в Казахстане, фирменным знаком которого на протяжении двух десятилетий была стабильность.

Еще не успев насладиться убедительной победой (более 70 процентов голосов), избранный президент столкнулся с первым социально-политическим вызовом. И это в самый день выборов, впервые признанных вполне демократическими даже многими западными наблюдателями.

Впрочем, эта проверка на прочность со стороны протестно настроенной части общества, а возможно, и со стороны его внешних и внутренних оппонентов, скорее пойдет на пользу многоопытному дипломату Токаеву. Есть ощущение, что он даже предвидел такой дебют своей президентской партии. На протяжении всей предвыборной кампании у него рефреном звучало ключевое слово «диалог». Диалог как предчувствие — с обществом, молодежью, оппозицией.

Новый президент наверняка будет избегать силовых решений, репрессивных мер. По крайней мере, настолько, насколько он сегодня свободен в своих решениях… Исходя из личности и характера профессионального китаиста Токаева, можно предположить, что склонность к миротворчеству, мягкой силе — не только президентская позиция, но и его жизненная философия. Не случайно одной из его любимых цитат является изречение великого китайского философа Лао Цзы: «Всё самое мягкое побеждает всё самое твердое».

А что касается омрачивших политический триумф «второго Первого» стихийных протестов, то в этом можно увидеть знак — не добрый, но позитивный с точки зрения исторических аналогий. Ведь тридцатилетняя эпоха уверенного правления Нурсултана Назарбаева тоже, по сути, начиналась не гладко — с трагического декабря 1986-го, с массовых и куда более серьезных беспорядков в Алма-Ате, последствия которых болезненно отзываются до сих пор. Остается надеяться, что история не повторится дословно… В конце концов, настоящее политическое лидерство в горниле потрясений только закаляется.

Комментарии
Профиль пользователя