Как уклонялась сталь

Дочке «Мотовилихи» предъявили налоговые претензии на 100 млн рублей

Арбитражный суд Уральского округа признал законным решение ФНС о доначислении ООО «Металлургический завод „Камасталь“» более 100 млн руб. налогов. Суд согласился с налоговиками, что в 2013–2015 годах предприятие создало схему получения необоснованной налоговой выгоды с участием компаний, близких к экс-руководителям «материнской» компании общества — ПАО «Мотовилихинские заводы». В предыдущие годы предприятие уже применяло такую схему, в итоге следственные органы возбудили дело о неуплате налогов. Оно было прекращено после уплаты недоимки и штрафов. По словам экспертов, сейчас предприятие находится в стадии банкротства, поэтому такой возможности нет.

Фото: Максим Кимерлинг, Коммерсантъ

Проверку деятельности ООО «Камасталь» ФНС проводила в 2017 году. По ее итогам обществу было доначислено более 72 млн руб. по налогу на добавленную стоимость, а также более 37,2 млн руб. пени по НДС и НДФЛ за период 2013–2015 годов. Как установил налоговый орган, ООО «Камасталь» необоснованно применило вычеты по НДС и расходы по налогу на прибыль по сделкам с несколькими юридическими лицами. Это ООО «Промснабурал», ООО «Ферроснаб», ООО «Металлинвест», ООО «СпецМет», ООО «Вега», ООО «МСК-Металл» и ООО «Гранд-Металл». Как следует из документов суда, с ними у «Камастали» были заключены договоры на поставку ферросплавов. По мнению налоговиков, фактически поставки осуществляли другие компании. А указанные юрлица были введены в схему реализации товара с целью получения необоснованной налоговой выгоды. Сделки между ними и «Камасталью» экономического смысла не имели. Ферросплавы с заводов-изготовителей поступали на предприятие напрямую.

ООО «Металлургический завод „Камасталь“» является 100%-ным дочерним предприятием ПАО «Мотовилихинские заводы». 31 августа прошлого года в отношении предприятия была введена процедура конкурсного производства. На 31 мая того же года задолженность общества составляла около 5 млрд руб.

В судах ФНС ссылалась на то, что компании-посредники «Камастали» были зарегистрированы в Перми по одному адресу: ул. Советская, 39. Зданием по этому адресу владела супруга Вагаршака Сарксяна, который тогда был исполнительным директором ПАО «Мотовилихинские заводы». При этом указанные общества использовались исключительно для совершения сделок с «Камасталью», другим лицам ферросплавы они не поставляли. Часть денег, которые они получили за торговую наценку, была выведена. После выполнения формальных обязательств перед ООО «Камасталь» четыре из семи компаний-посредников были ликвидированы.

С выводами ФНС ООО «Камасталь» не согласилось и направило заявление в Арбитражный суд Пермского края, в котором просило признать акт налоговой проверки недействительным. В нем общество указывало, что налоговый орган не доказал аффилированности предприятия к указанным компаниям. Кроме того, наличие реальных хозяйственных взаимоотношений между ними подтверждается документооборотом между участниками сделок. Как считают в «Камастали», отсутствие прямого движения товара от фактических поставщиков до налогоплательщика не может свидетельствовать об отсутствии реальной деятельности спорных контрагентов. Но суд в удовлетворении этого заявления отказал. К иному выводу пришел Семнадцатый арбитражный апелляционный суд, который отменил решение первой инстанции, удовлетворив требования «Камастали». В свою очередь, это постановление было успешно обжаловано налоговой в Арбитражном суде Уральского округа.

Стоит отметить, что подобную схему оптимизации налогообложения у ООО «Камасталь» ФНС обнаруживала и ранее. Так, за период 2011–2012 годов предприятию было доначислено около 80 млн руб. В сентябре 2016 года органы СУ СКР по Пермскому краю возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору). Дело было возбуждено в отношении неустановленных руководителей ООО «Камасталь» и иных лиц. В ноябре того же года общество погасило недоимку, поэтому дело было прекращено по нереабилитирующим основаниям в соответствии с примечанием к ст. 199 УК РФ. Эта норма предусматривает освобождение лица от уголовной ответственности, если им или организацией полностью уплачены недоимка, пени и штраф. В решении суда также есть ссылка на этот случай.

Собеседники “Ъ-Прикамье” говорят, что в случае возбуждения уголовного дела предприятие, которое находится в процедуре банкротства, погасить сразу задолженность не сможет. Управляющий партнер «ВМ-Право и Консалтинг» Владимир Чувашов отмечает, что налоговая задолженность была включена в третью очередь реестра требований кредиторов МЗ «Камасталь» еще в июле 2018 года. «То есть долги банкрота по налогам будут погашаться наравне с другими долгами, включенными в третью очередь реестра, пропорционально их доле. Причем первоначально будет погашаться основной долг за неуплату налогов в размере 72 млн руб., тогда как пени и штрафы за неуплату налогов включены во вторую часть третьей очереди»,— пояснил господин Чувашов. По его словам, конкурсный управляющий не вправе выплачивать вне очереди долги по налогам, включенным в реестр требований кредиторов. «В таком случае это будет преимущественное удовлетворение интересов государственного бюджета перед другими кредиторами»,— говорит эксперт.

Дмитрий Астахов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...