Коротко

Новости

Подробно

Фото: Gregorio Borgia / AP

Кайзер ушел к Мадемуазель

Умер Карл Лагерфельд

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Умер Карл Лагерфельд. Во Франции его давно называли Кайзером, потому что считали цезарем мировой моды. Ему было 85 лет, и он был единственным в своем роде явлением в современной fashion-индустрии. Именно явлением, потому что никакое другое слово к нему не подходит.


Понятно, что нельзя его назвать просто дизайнером или кутюрье, потому что он был еще и фотографом, и художником, и коллекционером. Он издавал книги, снимал собственные рекламные кампании, он руководил одновременно несколькими модными домами, для каждого из которых создавал и развивал стратегию и тактику на долгие годы вперед.

В его биографии — вся история моды второй половины XX века.

Карьера началась с приза в конкурсе Международного секретариата по шерсти в 1954 году, того самого, где его будущий вечный соперник Ив Сен-Лоран по иронии судьбы взял первый приз за маленькое черное платье, а он, Карл Лагерфельд,— за пальто, которое потом было произведено в доме Balmain. Собственно, Balmain, на тот момент статусный солидный дом, и стал его первым местом работы.

Отсюда он перейдет в Patou, где странным образом займется именно кутюрными коллекциями. А уже к 1965 году в качестве фрилансера займется марками, которые пробивали дорогу только что появившемуся pret-a-porter. Главной из них станет Chloe, где он задержится на десять лет, а потом будет еще возвращаться после долгих перерывов.

Chloe, задуманная как альтернатива скучной старческой высокой моде, станет для Лагерфельда отличным полигоном для проработки всех его будущих практичных идей. Параллельно с Chloe он начинает работать с Fendi, куда его пригласили, собственно, с той же целью — превратить буржуазных итальянских меховщиков в модный бренд. Что он и сделал, навсегда изменив отношение к меху. Он стряхнул с него спесь и пафос, дал ему возможность быть смешным и практичным. Его концепция Funfur — это, в сущности, наше сегодняшнее отношение к меху, независимо от наших экологических убеждений.

Итак, пока его ровесники и соперники создавали собственные дома, испытывали муки творчества, запивали их шампанским и глушили прочими средствами, Карл Лагерфельд работал. В поте лица. Не на свое имя. На других. Это много позже он создаст собственную марку, но, если честно, она никогда не станет столь успешной, сколь стали успешными под его руководством Fendi, Chloe и, конечно, Chanel, дом, который, по сути, вот уже 30 лет ассоциировался именно с ним.

Он возглавил Chanel в 1983-м. До него после смерти самой Мадемуазель в 1971-м дом был, по сути, бесхозным и вяло обслуживал статусную клиентуру, не вспоминая о былой славе.

Сам Лагерфельд говорил, что к моменту его прихода «Шанель» носили пожилые жены парижских врачей. Ну он им и прописал лекарство.

Сильной рукой спортсмена Карл сгреб в охапку все так называемые коды Шанель и сплавил их в новый постмодернистский проект. Жемчуг и твид, тельняшки и византийские кресты, камелии и канотье — все это он смешал и взболтал, не задумываясь о чистоте стиля. После этого оказалось, что на дворе уже 1980-е и чистота стиля — последнее, о чем стоило бы думать. Он разогнал до гигантских размеров сплетенные буквы С и превратил логотип Chanel в предмет поклонения.

Обожая контрасты, он надел на клиенток фирменные твидовые жакеты — с шортами-велосипедками, байкерские куртки — с маленькими черными платьями, военные сапоги — с пышными юбками из нежного шифона, а в качестве аксессуара дал в руки моделям серферские доски. Его обвиняли в том, что он «грубо воспользовался наследием Шанель», но он это наследие не растратил — он приумножил состояние дома в разы, и сегодня уже понятно, что обеспечил ему надежное будущее.

Но самое поразительное, что надежное будущее он обеспечил и прославленным парижским ремесленникам. Начиная с 2002 года по инициативе Лагерфельда Chanel приобретала лучшие французские мастерские, обслуживающие Haute Couture. Вышивальщиков Lesage, обувщиков Massaro, ювелиров Goossens, изготовителей цветов и специалистов по обработке перьев Lemarie.

Используя их уникальный труд, Лагерфельд делал ежегодно две коллекции Metiers d`Arts, и это помимо двух коллекций Haute Couture. Но что поразительно, эти выкупленные Chanel мастерские работают вовсе не исключительно на Chanel. Их мастера по-прежнему доступны всем желающим. Этот благородный жест был вкладом немца Карла Лагерфельда в величайшую индустрию Франции, в которой он так и остался наемным работником. Чем до последних дней очень гордился.

Ольга Михайловская


Комментарии
Профиль пользователя