Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Черкашин

«Весь Ямал — это новые технологии, а каждый шаг в Арктике — инновационный»

"Экономика региона". Приложение от

Губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) Дмитрий Кобылкин перед назначением министром природных ресурсов РФ в интервью рассказал о том, как на экономике региона сказывается соглашение о снижении объемов нефтедобычи, каким образом в условиях санкций развиваются международные отношения и как сильно власти ощущают кадровый дефицит.


О работе с ресурсами


— Насколько активно в регионе ведется работа по диверсификации экономики? Какие направления считаются перспективными?

— Ямал уже давно не сырьевая провинция. В 2017 году округ выдал товаров и услуг почти на 25 трлн руб., из них 15% — от обрабатывающей промышленности. И это — еще до ввода в эксплуатацию «Ямал СПГ», старт которому дал в декабре президент России. Удельный вес несырьевого сектора нарастает: увеличены мощности Пуровского ЗПК и Вынгапуровского ГПЗ; близится ввод в строй Новоуренгойского ГХК. Мы продолжим развитие нефтегазохимии. Кроме того, формируется транспортная инфраструктура Арктики, развивается агропромышленный комплекс. Владимир Путин требует от нас создания новых точек опережающего роста. Такой точкой роста уже стала арктическая зона России и Ямал. Поэтому новые направления в диверсификации, уверен, еще появятся.

— Как отразятся на экономике ЯНАО прогнозы о снижении роли газа на мировых рынках?

— Найти абсолютно не ангажированный прогноз крайне сложно. Они отличаются в зависимости от заказчика. Один из наиболее авторитетных — Международное энергетическое агентство — несколько лет назад прогнозировал рост спроса на газ к 2035 году на 50%. Аналитический центр при правительстве РФ и Институт энергетических исследований РАН дают более сдержанный, но при этом оптимистичный прогноз для энергетики России. Уверен, в обозримом будущем никакие ветро-, гидро-, гелио- и иные альтернативные источники энергии, включая атомную, не заменят такого недорогого и экологичного вида топлива, как природный газ. На Ямале — 18% всех мировых доказанных запасов газа. Это 33 трлн куб. м. За 50 лет активной добычи из недр извлекли примерно половину этого объема. То есть запасов в регионе еще на 100 лет. И часть территории ЯНАО, включая шельфы, еще не исследована.

— Как повлияло на экономику округа соглашение со странами ОПЕК о снижении показателей по нефтедобыче?

— Конечно, снижение добычи газа или нефти в некоторой степени отражаются на бюджете Ямала. Но… основу доходов бюджета округа составляют налог на имущество (около 40%), налог на прибыль и НДФЛ (примерно по 25%). Колебания объемов добычи, безусловно, влияют на прибыль компаний и, соответственно, на налогооблагаемую базу, но не являются критичными для поступлений в бюджет. Более того, благодаря тому, что на Ямале вводятся новые объекты — Пякяхинское, Новопортовское, Восточно-Мессояхское месторождения, завод «Ямал СПГ» и другие — налог на имущество с каждым годом растет. Но в целом компании исполняют соглашения о снижении нефтедобычи.

Об инфраструктурных проектах


— На какой стадии находится реализация проекта строительства моста через Обь?

— Буквально 11 мая в Салехарде вместе с министром транспорта России Максимом Соколовым, президентом РЖД Олегом Белозеровым мы заложили памятную капсулу в основание будущего моста через реку Обь, тем самым дав старт строительству. Мост будет. Потому что он необходим не только округу, но и всей стране. Он выведет продукцию регионов к Севморпути. Это эпохальный проект. Стоимость проекта и сроки введения моста в эксплуатацию закреплены в соответствующих документах: это 8,1 млрд руб. и I квартал 2023 года (автодорожная часть).

— Не менее важный для региона проект — строительство автодороги Салехард—Надым. Во сколько оценивается проект, как продвигается его реализация?

— Это одно из приоритетных направлений работы. Протяженность дороги — 344 км, это шесть участков строительства. Два уже сданы в эксплуатацию, один соединил окружной центр Ямала с райцентром Приуральского района — селом Аксарка, второй — выводит на Надым. К сдаче готовится третий участок, этой осенью должны закончить работы на ближайшем к Надыму отрезке. В целом сегодня в эксплуатацию введены 120 км трассы в асфальте и 50 км в щебне. В планах на этот год ввод еще 30 км в асфальтобетоне, остальное пока в щебне. Из 53 мостов построены 33, еще восемь мостов находятся в высокой степени готовности и будут достроены до конца года. В планах — начать строить еще три. Открыть сквозной проезд по автодороге планируем в 2021 году. Сроки могут и сократиться — у подрядчиков есть силы, чтобы закончить эту стройку быстрее.

— Как решена программа по переселению из ветхого и аварийного жилья?

— В регионе очень долго внимание на создание более-менее приемлемых условий для жизни, не говорю уже о достойных, не уделялось. Раньше ставились другие цели: нефть и газ — на службу родине. Все остальное попутно, если хватит времени, сил и средств. Поэтому времянок геологоразведчиков, балок первопроходцев, экспериментальных домиков из фанеры у нас накопилось немерено. Но дорогу осилит идущий. Весь ветхий и аварийный фонд, признанный таковым до 2012 года, расселен полностью. Это 232,6 тыс. кв. м и 5,3 тыс. семей новоселов. Параллельно с этим мы расселяли и то жилье, которое было признано аварийным уже после этой даты. За восемь лет работы в регионе введено почти 2 млн кв. м жилья. Треть новостроек была отдана переселенцам из аварийного жилья. И это без учета приобретенной под эти цели «вторички» и дополнительной работы с собственниками «авариек», когда люди получали компенсацию за свое жилье, исходя из оценочной стоимости и доли в земельном участке. На 1 марта 2018 года в округе с 2010 года расселено 514 тыс. кв. м аварийного жилья, жилищные условия улучшили более 9 тыс. ямальских семей. Работа продолжается.

— В каких сферах и насколько успешно на Ямале внедряются новые технологии?

— Весь Ямал — это новые технологии, а каждый шаг в Арктике — инновационный. На всех объектах газовиков и нефтяников внедряются самые современные технологии замкнутой системы обращения с отходами — в природу они не уходят. А заводы «Арктик СПГ-2» и последующие будут строиться по космическим технологиям. Инновации в Арктике повсюду. Это и строительство жилья и соцобъектов, дорог, мостов на вечной мерзлоте, и уникальные технологии выращивания овощей в жестком климате, и оригинальные проекты в воспроизводстве рыбных ресурсов. Инновации и в традиционных отраслях. Например, в Сеяхинской тундре оленеводы на важенок дикого оленя закрепили спутниковые радиомаяки. Это необходимо для предотвращения увода домашних оленей дикими особями. Наше кредо неизменно: наука должна быть впереди промышленного освоения. Арктика, несмотря на всю свою жесткость и суровость, — барышня хрупкая. Поэтому и ведем мы себя с ней крайне осторожно и очень бережно.

— Как вы оцениваете опыт по размещению «народных» облигаций? Что это дало региону? Планируете ли повторить опыт в 2018 году?

— Это был хороший опыт, и я оцениваю его на «отлично». Спрос на наши облигации в полтора раза превысил предложение. Планировалось, что размещение продлится три месяца, а фактически все облигации были приобретены гражданами за один день. Столь высокий спрос является индикатором доверия населения к правительству автономного округа. Приобретя «народные» облигации, ямальцы и жители других регионов стали инвесторами, участниками социально-экономических преобразований, проводимых региональной властью. Мы планируем повторить этот опыт. Новый выпуск «народных» облигаций будет скоординирован с реализацией приоритетного для округа инвестиционного проекта. Каждый житель, став владельцем «народных» облигаций, сможет видеть, во что он инвестировал свои сбережения.

О международных отношениях


— Как выстраиваются отношения с международными партнерами на фоне геополитической ситуации? Кому и в каких объемах Ямал экспортирует продукцию?

— Нормально выстраиваются, еще раз наглядно доказывая, что политика и экономический интерес не всегда совпадают. По данным за 2017 год, округ был в деловых отношениях с торговыми партнерами из 58 стран мира. В экспортном товарообороте Ямала основные страны-контрагенты — это Нидерланды (37,5%), Италия (11,7%), Дания (9,9%), Китай (8,8%), Великобритания (6,7%). Несмотря на внешнеполитическую обстановку, как мы видим, европейские партнеры не хотят прекращать взаимовыгодные отношения и готовы к дальнейшему сотрудничеству с Ямалом. Наибольшая доля экспорта приходится на топливные продукты и их переработку — 99,1%.

— Какой потенциал у региона в экспорте?

— На Ямале и Гыданском полуострове сосредоточены огромные ресурсы природного газа. У нас с применением новейших технологий себестоимость добычи объективно одна из самых низких в мире, особенно в сравнении с добычей сланцевого газа, используемого в США для производства СПГ, или газа с шельфа, используемого для сжижения в Австралии. Потенциал производства на Ямале превышает 100 млн т СПГ в год. Это позволяет создать в регионе кластер с долей производства более 15% мирового рынка, а к 2020-му только в рамках «Ямал СПГ» сможем экспортировать около 16,5 млн т СПГ. В нефтяной отрасли тоже реализуются экспортно ориентированные проекты с использованием инфраструктуры Северного морского пути. С этого года через «Ворота Арктики» — нефтеналивной терминал — нефть, поступающая с Новопортовского месторождения «Газпром­нефть — Ямал», ежегодно будет отгружаться в объеме более 6 млн т.

В 2008–2018 годы в страны Евросоюза экспортировано свыше 3,5 тыс. т экологически чистой оленины. И в январе этого года на выставке «Зеленая неделя» в Берлине подписаны очередные контракты. Пока, несмотря на все санкции, спрос на нашу оленину превышает наши производственные возможности. И, конечно, в первую очередь, задача обеспечить этим полезным продуктом своих потребителей, а излишки — пожалуйста, продадим желающим.

О кадровом потенциале


— Как на Ямале решается проблема с кадрами? Ощущается ли дефицит?

— Найти настоящего профессионала — это сейчас трудная задача не только для Ямала, но и для всех регионов страны. В реализации стратегически важных для России проектов мы реально столкнулись с кадровым дефицитом: нужны высококлассные строители, транспортники, нефтяники и газодобытчики, специалисты в медицине, образовании. Поэтому привлекаем к решению этой проблемы крупных работодателей, чтобы совместными усилиями учить молодежь, перепрофилировать взрослых специалистов. При этом в нашей экономике максимально заняты ямальцы: уровень занятости в регионе местными кадрами составляет 74,5%, серьезно опережая аналогичные показатели по России и УрФО. Что касается программ поддержки, все они предусматривают востребованному специалисту и гранты, и решение жилищной проблемы, и различные компенсации. Так скажу, если человек хочет сделать карьеру — ему на Ямал. Здесь доверяют специалистам.

— Как в регионе выстроены взаимоотношения с главами муниципалитетов? Есть ли конфликтные территории? Как решаются противоречия?

— Я бы не говорил о противоречиях, сказал бы, сложные, но решаемые ситуации. Они не замалчиваются, максимально широко обсуждаются, совместно принимается решение. Все на местах понимают, что нужно работать в команде. Одному с большинством проблем на местах справиться нереально, сам по опыту работы в районе это знаю. А во-вторых, коллеги в муниципалитетах видят, что у нас все по-честному. И были случаи, когда глава говорил, что не справляется с поставленными задачами. Расставались. Потому что у каждого свой запас прочности. А работа руководителя на этом уровне требует запаса очень крепкого.

Юлия Позднякова


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя