Публичное — враг третейского

Андрей Райский о незавидной судьбе госкорпораций в третейских судах

За последние месяцы мы много писали о том, как менялся подход к признанию решений третейских судов (ТС). Сначала отказы госсудов исполнить третейские решения из-за противоречия публичному порядку появились в спорах с участием энергоснабжающих компаний, затем уже речь пошла о градообразующих предприятиях. Теперь же дело дошло и до отказов при малейшем намеке присутствия бюджетных денег в уставных капиталах участвующих в тяжбах компаний. «Публичный интерес, дело неподсудно ТС, нарушает публичный порядок»,— категоричны в данных спорах госсуды.

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Как выяснилось, дамоклов меч навис над госкорпорациями, многие из которых ранее предпочитали именно ТС в силу быстроты и конфиденциальности рассмотрения споров. Да что там — некоторые имели свои суды, как, например, «Газпром», «Росатом» и «Ростех», дабы вершить судьбы своих «дочек», не вынося сор из избы. Но недавнее решение Арбитражного суда Москвы поставило под вопрос право госкорпораций продолжать секретные разбирательства в частных судах. Госсуд, по просьбе АО «Атомэнергопроект», отменил решение ТС при Центре третейского регулирования и правовой экспертизы (ЦТРПЭ, учрежден «Росатомом»), вынесенное в пользу АО «НПК "Дедал"». По мнению столичного суда, третейское решение нарушает «основополагающие принципы российского права» именно из-за наличия госфинансирования.

Причиной стало то, что и истец, и ответчик входят в «Росатом», который, как отметил суд, отвечает «за реализацию госполитики и управление госимуществом в сфере атомной энергетики и ядерного оружейного комплекса». В связи с этим, пишет суд, ТС не вправе был рассматривать этот спор, так как договор между спорящими компаниями направлен на осуществление публичных функций госкорпорации, заключен в публичных интересах во исполнение межправсоглашения с целью удовлетворения потребностей государства, которые финансируются из бюджета. Из этого суд делает вывод, что «в силу специфики субъектов и характера их взаимоотношений» спор является неарбитрабельным (неподсудным ТС), а третейская оговорка — недействительной.

Примечательно, что ТС при ЦТРПЭ (сейчас не функционирует) рассматривал споры структур «Росатома» на протяжении семи лет, но ранее почему-то его решения не отменяли из-за наличия в споре «публичного интереса». По новой логике госсудов, ни Сбербанку, ни «Газпрому», ни «Ростеху», ни другим госкомпаниям и госкорпорациям в принципе нельзя обращаться в ТС. Любопытно, что в ноябре одобренный Минюстом арбитражный центр при Институте современного арбитража учредил отделение для рассмотрения споров в атомной отрасли, куда уже передан ряд дел с «дочками» «Росатома». Но теперь целесообразность такого решения может оказаться довольно сомнительной.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...