Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: личный архив

Олег Вылегжанин: «Мы хотели перемен – мы их получили»

Основатель «Центра высоких технологий» о явлении криптовалюты, тенденциях в республиканском IT-бизнесе и новой команде

Основатель и руководитель одной из ведущих IT-компаний Удмуртии – «Центра высоких технологий» – Олег Вылегжанин рассказал «Ъ-Удмуртия», почему мы живем в эпоху цифровой эволюции, как власть должна помочь развитию IT-индустрии, почему ижевчане становятся успешными за пределами республики и как заставить людей вернуться в Удмуртию.


Наверняка у вас часто спрашивают мнение о криптовалюте, в частности, о биткойне – вкладывать в него или нет. На одном из круглых столов "Коммерсантъ-Удмуртия" вы поделились мнением, что в следующем году может произойти цифровая инфляция и стоимость вычисления криптовалюты станет дешевле. Вы по-прежнему так считаете?

- Я по-прежнему так считаю. Интерес к биткойну крайне велик только потому, что у людей всегда было желание легко и быстро заработать. В данном случае сработала «магия цифр» – когда курс растет в тысячи раз, то это сложно не заметить. Но многие не смотрят на суть происходящего. Биткойн – это спекулятивный инструмент, его можно назвать «пузырем» или «пирамидой», история которого рано или поздно закончится. О криптовалютах надо говорить беспристрастно, это не более чем «хайповая» тема. Однако всегда находились те, кто мог заработать на истериях. Мало того, они развивали этот процесс истерии. Поэтому на данной валюте можно как заработать, так и потерять.

Сегодняшняя ситуация характеризуется не наличием биткойна, а появлением цифровых активов, которые заявили о своем праве на существование. Когда биткойн пропадет, эти активы останутся. И мир уже никогда не будет прежним. Я считаю, что традиционным деньгам пришел конец, но это не значит, что с завтрашнего дня мы прекратим ими пользоваться. Как минимум, нужно время для развития криптовалюты. Произойдет это довольно скоро, как любая эволюция в цифровом мире. Вспомните, как эволюционировал мобильный телефон – ему не понадобилось и 20 лет, чтобы стать тем, чем он сейчас является. Так же и у биткойна – его курс начал дрожать, имеющие отношение к формированию криптовалют говорят о том, что не видят в нем будущего. И уже на рынок вышел альтернативный инструмент – биткойн кэш. Он – следующий виток эволюции.

Что касается инфляции, то смысл криптовалюты заключается в ограниченности активов. Основным инструментом в этом случае выступают вычислительные мощности. Каждая технологическая революция будет приводить к тому, что мы будем получать дополнительный объем вычислительной мощности, и это приведет к увеличению лимита цифровой валюты, что обесценивает ее. Плюс, не зря валюту называют крипта – все построено на шифровании, которое позволяет защитить информацию о транзакциях, о принадлежности биткойна тому или иному человеку. Соответственно, если появится инструмент, который эту криптозащищенность нивелирует, это может серьезно навредить защищенности криптовалюты в том виде, в котором она существует.

Рынок криптовалют стремительно развивается, каждый месяц появляются новые активы. Придет ли то время, когда количество криптовалют ограничат?

- Криптовалюта характерна тем, что ее видов всегда будет много. Но самая влиятельная будет та, которая больше остальных защищена и наиболее легко конвертируема в другие цифровые валюты или фиат (любая валюта.– «Ъ»). Пока я не могу себе представить, как будут развиваться отношения между криптовалютой и фиатом. Предполагаю, что цифровые активы займут определенные отрасли.

Правительство Удмуртии вело переговоры с китайской компанией о размещении на территории республики майнинговой фермы. Как вы отреагировали на эту новость? С какими сложностями могут столкнуться стороны?

- Если экономика этого предприятия положительная, то ничего плохого в строительстве фермы нет. Однако есть проблема в законодательстве, а именно в отсутствии регламентирующих документов. Я почти уверен, что из-за этого переговоры зашли в тупик. Поэтому майнинг в Удмуртии – это преждевременная история. Государство должно создать правовую базу. При этом она является пока несовершенным продуктом, с которым ни одно государство не позволит себе рисковать. Ходят легенды о том, что в Японии криптовалюта легализована, но это не так. Да, у человека есть право распоряжаться своими деньгами, покупая криптовалюту в том числе. Но при этом экономика страны никаким образом цифровые валюты не использует, так как этот актив недостаточно защищен и в таком виде не годится для тех требований, которые предъявляются к платежной системе внутри государства.

В основе криптовалюты лежит технология блокчейн, которая имеет широкую сферу применения. Может ли она сейчас использоваться на государственном уровне?

- Государство больше всего заинтересовано в применении технологии блокчейн, которая обеспечивает максимальную информационную открытость. В таком случае будет легко оценивать бизнес с точки зрения истории и репутации. Если знать, что было, то с высокой точностью можно выстроить логику того, что будет. Предсказуемость выходит на принципиально новый уровень. Появится некая экономика «нострадамусов», которая будет требовать серьезного изменения нашего сознания. Но стоит учитывать, что не каждый бизнес готов стать прозрачным для государства.

Меня удивило, что в 2017 году государственные и окологосударственные структуры быстрее всех отреагировали на новые технологии. Возможно, элементы блокчейна запустили в тестовом режиме. Но эти точечные случаи создают ту атмосферу, в которой бизнес тоже начинает задумываться, почему бы не подключиться к блокчейну, почему бы не выпускать токены, не выйти на ICO.

Если говорить о тенденциях уходящего года, но в сфере предпринимательства, что бы вы выделили? Какое настроение у сегодняшнего бизнеса?

- В России я оцениваю ситуацию как депрессивную. Этим можно объяснить интерес к новым инструментам, потому что бизнес ищет для себя новое пространство для развития. 2017 год стал временем «сгущения туч» над предпринимателями, особенно над малыми. Например, у них выросли расходы в части взаимодействия с государством – это не только налоги, но и внимание надзорных органов, что безусловно «кошмарит» бизнес. Как в 2018 году будут выстроены отношения между государством и предпринимателями – сказать сложно.

Новое руководство республики неоднократно говорило о том, что ориентировано на помощь бизнесу, например, помогая местным предпринимателям выходить на экспортные рынки. Эти меры могут стать толчком для развития?

- То, как обстояли дела до появления команды Александра Бречалова, больше не могло продолжаться. Сейчас ситуацию можно охарактеризовать: «все сложно». Но это перемены, которые мы хотели и которые получили. Только в следующем году мы сможем дать какие-то оценки действиям нового главы Удмуртии, потому что за такой короткий период времени показать свою эффективность практически невозможно.

Видно, что основные силы главы республики ушли на создание команды, где тоже было все не просто. Для многих назначения непонятны, потому что в классическом понимании министром может стать тот, у кого есть опыт работы в госорганах, кто проработал на должности заместителя министра, понюхал пороха, как говорится. А у Александра Владимировича другие взгляды. Мне самому как предпринимателю приходилось решать кадровый вопрос в пользу новичка, у которого были перспективы в данной сфере. Кроме того, большой вопрос – стоит ли брать человека из той среды, которую повторять не хочется. Плюс ко всему, из Удмуртии весь управленческий потенциал разбежался, поэтому выбирать правда не из кого. Я с сочувствием смотрю на эти назначения, потому что понимаю, почему это происходит. Легче от этого не становится, но остается надеяться, что все эти назначения сработают так, как этого хочет команда Бречалова и жители Удмуртии. Уверен, что в 2018 году перестановок будет не меньше, поэтому до стабильности нам еще далеко, как пешком до Луны.

Говоря о миграции, в своей ленте в Facebook вы разместили ссылку на рейтинг 75 самых уважаемых людей страны по версии издания «Русский Репортер». Среди них есть ижевчане, которые уехали из Удмуртии и добились результатов за ее пределами. Комментируя рейтинг, вы написали: «Хотите уважения страны? Не живите в Ижевске. Магия у него такая». Мы понимаем, что в этом есть доля иронии. Но все же, если говорить начистоту, как вы считаете, есть ли какие-то факторы, которые мешают развитию людей в Ижевске?

- Я очень люблю Ижевск. Я прожил здесь всю свою жизнь – родился, получил образование, не раз делал выбор в пользу него. Поэтому я считаю, что имею моральное право иронизировать на его счет. По мне, Ижевск – это черная дыра, которая по аналогии с космической областью все в себя затягивает и не дает покинуть. Из нашего города ничего не уходит во вне. Поэтому если хочешь прославиться – уезжай из Ижевска. Если хочешь доказать себе, что вопреки всему можешь состояться – наш город будет самой правильной для этого площадкой. Сама история Ижевска говорит об этом. Город всегда старались держать в секрете от врагов, что имело побочный эффект – друзья про нас тоже не знали.

Есть масса примеров, когда мы начинаем говорить об ижевчанах только тогда, когда они достигли какой-то славы. Пока они жили рядом, никто про них не знал и никто их не замечал. При этом я не говорю, что не нужно уезжать из Ижевска. Наоборот, развитие можно получить, покинув его. Но нужно, чтобы люди возвращались со своими идеями, компетенциями, проектами. Например, открывая здесь филиалы своей фирмы, спонсируя строительство школ и детских садов, читая лекции студентам. Думаю, что сам город их отталкивает отсутствием инфраструктуры и логистики. Пока не будут созданы условия для комфортной жизни, люди будут уезжать из Ижевска. И заниматься этим должно руководство республики.

В IT-сфере аналогичная ситуация с кадрами? Или все-таки в связи с большим спросом местных специалистов российскими и европейскими компаниями таких проблем нет?

- Не только ижевские программисты пользуются спросом, это нормальная ситуация для многих регионов страны. Почему наши тоже востребованы – потому что у нас есть инженерное образование, которое позволяет IT-технологиям вписаться в местную экономику. Но это не исключает необходимости в больших вложениях в интеллектуальный потенциал, который у нас не реализовывается должным образом в системе высшего образования. Кроме того, не хватает поддержки со стороны властей. Есть другой печальный фактор – это время, на сегодняшний день проекты и инициативы рассматриваются только те, которые дают эффект в ближайшие три года. Но интеллектуальный потенциал нельзя раскрыть за это время, так как это целенаправленная политика, нацеленная на десятилетия. Надеюсь, что все еще изменится, просто команда Александра Бречалова не успела на это обратить внимание. Тем не менее, IT-бизнес будет развиваться, вне зависимости от того, хочет этого Удмуртия или нет. Вопрос в том – будет он это делать здесь или в другом месте.

Что касается миграции кадров, то проблему надо решать комплексно. В первую очередь властям нужно обратить внимание на образование и городскую среду. Людям нужно предоставлять соответствующую профессиональную подготовку и желание жить в этом городе. Без профессиональной подготовки мы не сможем создавать конкурентоспособный продукт, к нам не придут инвесторы. Если не будет желания жить в этом городе, мы потеряем все свои инвестиции в образование. Надо понимать, что IT-бизнес очень мобилен, если где-то созданы условия лучше, то ему гораздо проще перебраться в другое место. Мы великолепно работаем с крупными компаниями, у нас нет проблем ровно до того момента, пока мы не выходим из офиса и не оказываемся в Ижевске. Город, в котором нет приличной концертной площадки, нет развитых парков, откуда нельзя улететь в Европу на выходные. Если мы хотим развития инвестиций, то надо сделать так, чтобы город сделать комфортным, а учиться было престижно.

Многие IT-компании самостоятельно занимаются образованием своих сотрудников. Думаю, этот бизнес в мире и в России в том числе готов к тому, чтобы формировать параллельную обучающую структуру. Единственное, чего пока не хватает, – это государственного диплома. Думаю, эту организационную проблему можно решить. Но совершенно глупо сейчас нести свои деньги в вузы. Мы понимаем, что они будут использованы неэффективно, без гарантий результата. Поэтому очень многие IT-компании создали свои так называемые «ресерч»-подразделения. Нам пришлось начать самим развивать науку. IT-бизнес пока слабоват, чтобы полностью взять на себя создание инфраструктуры для обучения. Но мы готовы вкладывать свои силы в формирование условий для развития IT-бизнеса в Удмуртии, например, через образовательные программы, приглашение экспертов, собственные инициативы и т.п. В ответ мы ждем от власти вклада и помощи, мы на нее рассчитываем.

Беседовала Юлия Стерхова


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя