Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

В поиске независимости

Книжный рынок

"Экономика региона". Приложение от , стр. 18

Петербург — читающий город, которому не хватает независимых книжных магазинов с качественной литературой, полагают эксперты и участники рынка. Даже несмотря на непоколебимые позиции лидеров рынка и одновременное падение тиражей, новые интересные проекты востребованы и позитивно воспринимаются петербургской аудиторией.


Кристина Наумова


Книжный рынок уже не первый год находится в упадке, констатирует основатель магазина книг "Фаренгейт 451" Платон Романов. В частности, падают тиражи. Если еще пять лет назад тираж 5 тыс. экземпляров считался нормальным, то сейчас средний тираж — 3 тыс. экземпляров, рассказывает господин Романов. "Большая часть рынка принадлежит издательству ЭКСМО/АСТ, им же принадлежат почти все книжные сети, в которых продаются в основном их книги. Например, в сети "Буквоед" книги издательства "Ад маргинем" не представлены вовсе, книги ряда других независимых издательств спрятаны так далеко, что найти их на полках не так-то просто",— говорит собеседник издания.

Сложно, но интересно


Аналитик ГК "Финам" Алексей Коренев обращает внимание на то, что в Петербурге состояние книжного рынка лучше, чем в целом по стране. Так, по оценкам компании Knight Frank, доля книжных арендаторов на пешеходных улицах в Петербурге составляет 7%, тогда как в Москве — всего 2%. При этом ситуация действительно не слишком радужная. "После существенного падения книжного рынка в 2014 и 2015 годах восстановление пока идет крайне медленными темпами",— поясняет эксперт. Впрочем, по прогнозам аналитиков, 2017 и 2018 годы могут оказаться переломными. В целом по стране в денежном выражении рынок вырастет на 7%, до 75 млрд рублей, в 2018 году — еще на 7-8%. К 2025 году издатели намерены удвоить объем рынка при сохранении действующих темпов роста. В натуральном выражении объем рынка в 2017 году достигнет 300 млн экземпляров против 299 млн годом ранее. В 2018 году в холдинге прогнозируют рост на 2%, до 306 млн. При этом можно ожидать, что Петербург традиционно покажет несколько более высокие темпы, чем страна в среднем, говорит господин Коренев.

Генеральный директор издательства "Пятый Рим" Максим Тимонов называет текущее положение дел на книжном рынке сложным, но интересным. "Появляются и исчезают книжные проекты, есть интересные инициативы, часть на грани коммерции и чистого фана, книжный рынок пробует новые каналы и площадки распространения. Если мы говорим именно о книготорговом рынке, эти попытки очень интересны, поскольку книготорговля — отрасль крайне консервативная, кто бы что ни говорил, и книжные магазины идут на эксперименты и изменения работы крайне неохотно. Но они находятся под огромным давлением с разных сторон и вынуждены меняться",— рассуждает Максим Тимонов. Совладелец "Подписных изданий" Михаил Иванов в числе проблем называет неконтролируемый демпинг со стороны крупных ритейлеров, анархическое ценообразование, рост стоимости книг, низкую рентабельность, высокую аренду и отсутствие льгот, а также высокие налоги и монополизацию рынка.

Что-то новое


Бесспорным лидером среди петербургских ритейлеров можно называть "Буквоед", насчитывающий 70 магазинов в торговых центрах и в помещениях стрит-ритейла, отмечает господин Коренев. Кроме того, в центре города самый узнаваемый книжный магазин — "Дом книги" в доме Зингера.

Книжная сеть "Буквоед" занимает большую часть книжного рынка Петербурга и ситуация вряд ли изменится, полагает Платон Романов. По его словам, сегодня альтернативой сетям и большим магазинам являются так называемые независимые книжные. Помимо уже себя зарекомендовавших "Все свободны" (Мойка, 28), "Порядок слов" (Фонтанка, 15), "Фаренгейт 451" (Маяковского, 25), "Свои книги" (Репина, 41), не так давно в Петербурге открылись "Марки и закладки" (Фонтанка, 20), "Гой" (Биржевая линия В.О., 12), "Желтый двор" (Ковенский переулок, 14). "Подобные магазины открываются фанатами своего дела. Каждый такой магазин имеет ярко выраженную индивидуальность, разный подход к ассортименту и ценовой политике. Цены значительно ниже, чем в сетях. Конкуренции среди нас нет, нас слишком мало. В большинстве своем мы дружим и поддерживаем друг друга",— рассказывает Платон Романов.

Максим Тимонов тоже полагает, что место для новых игроков еще есть. В частности, интересны небольшие специализированные книготорговые проекты, которые работают не столько с монстрами рынка, сколько с небольшими издательствами и предлагают читателям что-то новое, неформатное. "Такие книготорговцы сами активно ищут аудиторию, предлагают интересные форматы покупки. Как правило, они стараются вернуть атмосферу книжного магазина как места не только покупки, но и общения единомышленников — людей, объединенных общей страстью и тайной: любовью к книге",— рассказывает господин Тимонов.

Платон Романов полагает, что сегодня рынок ощущает серьезный дефицит самих книжных магазинов. "Мне пишут из разных концов страны, ищут книги. Казалось бы, в чем проблема найти роман "Гойя" Фейхтвангера? А в Уссурийске нет его, пришлось заказывать из Петербурга. Книжных в Петербурге и Москве не так много, как хотелось бы, а в остальных городах страны совсем мало, поэтому книги очень сложно распространять. Совсем нет ресурсов, информирующих о книгах. Людям негде узнать о новых писателях, последних веяниях, новинках. Есть замечательный портал "Горький", основанный московским "Фаланстером", но этого, конечно, не хватает",— рассказывает господин Романов.

Цифра — не конкурент


Алексей Коренев отмечает, что заметную конкуренцию магазинам формата офлайн составляют интернет-продажи книг, где традиционно лидируют "Лабиринт" и Ozon. При этом, по словам эксперта, в последнее время спрос на электронные книги стал немного снижаться, а на бумажные — наоборот, расти. Впрочем, это может быть временным явлением, веянием моды.

Платон Романов вовсе не видит конкуренции между печатной и электронной книгой. "В "Фаренгейт" приходит масса людей, прочитавших электронную книгу и решивших купить бумажную. Очень много говорили об этом лет пять-шесть назад, с тех пор стало понятно, что бумажная книга никуда не денется, электронная книга заняла свою нишу и, надеюсь, продолжит развиваться. Далеко не все есть в электронном варианте, как и в бумажном не все просто найти. Электронные тексты прекрасно дополняют бумажные издания",— говорит господин Романов.

Владимир Семенов из "Галереи печати" полагает, что электронные и бумажные книги помогают друг другу. "Бизнес-книги читают сначала в цифре, а потом в бумаге. А классику никто на флешке дарить не будет",— говорит Владимир Семенов.

Петербургский вкус


Платон Романов говорит, что сегодня высок спрос на нон-фикшн и детскую литературу. Художественные взрослые книги при этом продаются значительно слабее. Очень популярны научно-популярные произведения, книги по культурологии, искусству, философии. Детская литература, в отличие от всего остального, сейчас на подъеме, подчеркивает Платон Романов. Издается огромное количество разнообразных новых авторов, как отечественных, так и зарубежных, а также переиздается классика.

Если говорить о спросе на книги массового сегмента, то вкусы сосредоточены вокруг дамских романов, детективов, триллеров, модной псевдоинтеллектуальной литературы и эзотерики, говорит Максим Тимонов. В Петербурге, по его словам, любят книги о городе. "Мы это знаем совершенно точно. Например, именно в Питере выше всего интерес к книге Вячеслава Мосунова "Погостье. Битва в тупике" об одном из эпизодов блокады Ленинграда. А в книге замечательного питерского писателя Александра Пелевина "Здесь живу только я" город и вовсе является одним из главных героев, и именно в Питере это произведение нашло своего читателя",— рассказывает эксперт.

Михаил Иванов отмечает, что петербуржцы любят качественные детские книги, умный нон-фикшн и достойный фикшн. Топы продаж у сетевых магазинов и несетевых различаются порой на 100%. В целом по стране рейтинги сильно "поумнели" за последние десять лет, полагает господин Иванов.

Алексей Коренев отмечает, что по продажам традиционно лидируют учебники. На них и спрос выше, и цены растут быстрее. Например, на приключенческую литературу и детективы в прошлом году рост цен был на уровне инфляции, то есть около 5%, тогда как учебники подорожали вдвое быстрее — более чем на 10%.

Основной поток покупателей в книжных магазинах — студенты и люди среднего возраста, говорит Платон Романов. "В "Фаренгейт", поскольку мы занимаемся еще и букинистикой, заходят библиофилы и собиратели. Это в большинстве своем люди старшего поколения. Школьники часто заходят, но покупательная способность у них слабовата. В Петербурге даже существуют книжные маршруты в центре города. Человек, гуляя, обходит несколько книжных магазинов подряд, сравнивает цены, ассортимент, новинки в каждом магазине. То есть это люди образованные, привыкшие читать, получающие удовольствие от прочтения и приобретения книг",— отмечает собеседник BG.

А вот в "Буквоеде" и "Доме книги, по мнению господина Романова, дела обстоят иначе. "Там проходимость гораздо больше, но основная выручка делается за счет сопутствующих товаров: канцелярии, шоколадок на кассе, брелоков и прочего. Общее качество книг оставляет желать лучшего, так что целевая аудитория "Буквоеда" несколько отличается от аудитории независимых книжных",— полагает участник рынка.

Комментарии

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя