Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Чемпионат мира по ФИФА

Кто сядет в кресло Зеппа Блаттера

На этой неделе станет известно имя нового президента Международной федерации футбола (ФИФА). Кто в фаворитах и как нынешние выборы изменят мировой футбол?


Александр Беляев


В мае 2015 года, когда футбольный мир еще не знал о предстоящих разоблачениях в ФИФА, а выражение "по Блаттеру" носило вполне ироническую коннотацию, южноафриканский бизнесмен и бывший политзаключенный Токио Севале разместил на сайте Фонда Нельсона Манделы открытое письмо, которое называлось предельно просто — "Открытое письмо от друга к другу". Адресовано оно было сразу двум друзьям — президенту США Бараку Обаме и президенту России Владимиру Путину. На 17 страницах Севале изложил свое видение отношений между двумя странами, призвал их к диалогу и даже процитировал короля Свазиленда Собхузу II: "Когда дерутся два слона, страдает в основном трава". В конце письма Севале отметил, что в перезагрузке и улучшении отношений нет ничего невозможного, и пообещал при случае доказать это на своем примере, не указав, правда, на каком именно.

Тайна Севале (хотя, стоит признать, что в России об этом открытом письме вряд ли слышали) была разгадана в конце октября прошлого года. За два дня до окончания приема заявок от кандидатов на пост президента ФИФА 62-летний бизнесмен появился в офисе Международной федерации футбола и примерно с теми же лозунгами ("Я готов изменить мир к лучшему — в этом нет ничего невозможного!", "Я восстановлю испорченный имидж футбола!") подал свою заявку. По регламенту кандидата должны были поддержать как минимум пять организаций — членов ФИФА. У Севале, являющегося, помимо прочего, советником ФИФА по борьбе с расизмом, нашлось необходимое число сторонников, и избиркому не оставалось ничего иного, как допустить необычного кандидата к выборам.

Добросовестность против оранжевых карточек


Нынешние выборы президента ФИФА, которые состоятся в Цюрихе 26 февраля, еще до оглашения результатов стали полноценным историческим событием.

Если раньше в ходе подобных процедур вся интрига сводилась к тому, как именно Йозеф Блаттер обойдет конкурентов и защитит свой президентский пост, то теперь, в вынужденное его отсутствие, звучит она совершенно иначе: кто придет на смену швейцарцу и во что превратится мировой футбол после такой рокировки. В итоговом списке, помимо южноафриканского бизнесмена Токио Севале, оказалось еще четыре человека: генеральный секретарь УЕФА (Союз европейских футбольных ассоциаций) Джанни Инфантино из Швейцарии, президент Азиатской футбольной конфедерации шейх Салман бен Ибрахим аль-Халифа из Бахрейна, принц Иордании Али бен аль-Хусейн и бывший заместитель генерального секретаря ФИФА Жером Шампань из Франции.

К самым важным выборам в своей карьере кандидаты готовились по-разному. Если творческого запала Токио Севале хватило лишь на то, чтобы выдвинуться (после первых громких заявлений он исчез из поля зрения, а в начале февраля и вовсе снял свою кандидатуру), то остальные кандидаты вели себя гораздо активнее.

К примеру, принц Иордании Али бен аль-Хусейн, который боролся на выборах-2015 против самого Йозефа Блаттера, запустил хэштег #aliforfifa и сделал большую ставку в продвижении собственной программы на социальные сети. Он единственный из кандидатов, кто активно ведет Facebook и Twitter и ежедневно выкладывает снимки с различных мероприятий (самый популярный из них — это совместная фотография с Лионелем Месси на вручении "Золотого мяча"). При этом главной фишкой программы Али стало видеообращение к футбольному миру, записанное на семи языках, в том числе и на русском. Пятиминутный ролик сначала знакомит зрителя с основными переживаниями принца о том, стоит ли ему вообще баллотироваться на пост президента ФИФА, зачем ему это делать и какие шаги предпринять. А потом подводит к выводу о том, что добросовестность, уважение, непредвзятость и терпимость, присущие принцу Али, необходимы и всему мировому футболу.

Другой кандидат в президенты — Жером Шампань по объективным причинам был лишен счастливой возможности нахваливать самого себя: на протяжении долгих лет его патроном был Йозеф Блаттер, а самого Шампаня называли глазами и ушами экс-президента ФИФА. Посему он выбрал совершенно иную тактику и постарался максимально эпатировать футбольную публику. Первым его предвыборным заявлением была инициатива по изменению некоторых правил футбола. В частности, Шампань предложил ввести оранжевую карточку с целью показывать ее тем футболистам, которые сыграли грубо, но не настолько, чтобы получить красную.

— Подобная практика существует в хоккее — когда игрока удаляют на определенное время, а потом он может вновь вернуться на поле,— отмечал кандидат.— То же самое нужно ввести и в футболе.

А за неделю до выборов Шампань вышел с новой инициативой — запретить пользоваться мобильными телефонами и фотоаппаратами во время выборов президента ФИФА из соображений секретности. Француза беспокоило, что избиратели будут фотографировать свои бюллетени и затем отчитываться за отданный голос — а это свое рода давление, настаивал Шампань.

Спорить с ним не стали, и запрет действительно ввели.

Частный самолет против подавления бунта


Оставшиеся два кандидата вели куда более продуманные кампании. То, что основная борьба развернется именно между генеральным секретарем УЕФА Джанни Инфантино и президентом Азиатской футбольной конфедерации шейхом Салманом, было понятно с самого начала. Уже в первый месяц предвыборной гонки Инфантино заручился поддержкой в Европе и Америке, а Салман ожидаемо получил поддержку в Азии (в частности, от разочаровавшихся на выборах в 2015 году сторонников принца Али) и начал активное наступление на Африку.

Определяющим моментом стало подписание в январе договора о сотрудничестве между возглавляемой шейхом Салманом Азиатской футбольной конфедерацией (АФК) и Конфедерацией африканского футбола (КАФ), согласно которому АФК будет помогать Африке в проведении соревнований и осуществлении программ развития футбола. Стоит ли удивляться, что в феврале КАФ официально объявила о своей поддержке шейха?

Теперь, собственно, немного занятной математики. Всего в предстоящем голосовании примут участие 209 членов ФИФА, представляющих различные континенты. Самым большим числом голосов располагает Африка — их у нее 54. Дальше идет Европа (53 голоса), затем Азия (46 голосов), далее Северная и Центральная Америки (35 голосов), Океания (11 голосов) и Южная Америка (10 голосов). Получается, что на бумаге у двух кандидатов примерное равенство: 98 голосов у Инфантино против 100 голосов у Салмана. Если исходить из того, что Океанию тоже относят к сторонникам бахрейнского шейха, то, казалось бы, все ясно и перспектив у европейца Инфантино нет. Однако есть несколько нюансов, которые оставляют ему если не равные, то вполне приличные шансы на победу.

Так, входящие в зону "Океания" Таити и Новая Каледония, имеющие право голоса,— это французские территории, которые вполне могут поддержать Инфантино. Кроме того, в Африке и Азии существует несколько стран, которые отказываются подчиняться общим директивам и голосовать за Салмана. О поддержке Инфантино уже заявил Южный Судан. То же решение могут принять Египет, Иордания и Ирак, если от борьбы откажется их кандидат — принц Али.

К тому же за Инфантино играет его незапятнанное никакими репутационными историями имя. Он никогда не был замешан в коррупционных скандалах и в отличие от других высокопоставленных футбольных чиновников держался подчеркнуто скромно. По сути, единственный выход за пределы этого образа состоялся во время нынешней кампании: УЕФА выделил Инфантино грант в 500 тысяч евро на продвижение программы, и после этого СМИ стали с удовольствием обсуждать тему частного самолета, на котором Инфантино стал летать по разным странам в борьбе за сторонников.

Что касается шейха Салмана, то от разного рода нападок ему приходится отбиваться сразу же после выдвижения своей кандидатуры. В частности, его критиковали за участие в подавлении восстания в Бахрейне в 2011 году. Сообщалось, что он возглавлял комитет, который искал поддерживающих продемократическое движение бахрейнских спортсменов. Всего было поймано около 150 атлетов: их отстраняли от соревнований, подвергали пыткам и сажали в тюрьмы.

— Как я могу отрицать то, чего не делал?! — возмущался Салман.— Мне неприятно читать эти обвинения. Они вредят не только мне, но и другим людям и стране. Это наглая ложь.

Вторая неприятная история началась сразу после подписания соглашения о сотрудничестве между АФК и КАФ, которое назвали чуть ли не прямым подкупом. "Я обеспокоен тем, что была предпринята попытка нарушить правила выборов президента ФИФА",— отмечал кандидат в президенты организации принц Али. Однако никаких нарушений при заключении этого договора выявлено не было, и Салман продолжил спокойно готовиться к предстоящим выборам.

Смена тактики


В свете приближающегося чемпионата мира 2018 года нынешние выборы в ФИФА имеют огромное значение и для России. Учитывая, что предыдущие два кандидата, на которых мы ставили, провалились (сначала Москва изо всех сил поддерживала Йозефа Блаттера, затем Мишеля Платини — до тех пор, пока обоих не отстранили за коррупцию), футбольные власти РФ сменили стратегию с однозначной на более гибкую.

В начале февраля министр спорта и глава РФС Виталий Мутко объявил о том, что Россия поддержит на предстоящих выборах Джанни Инфантино, объяснив это тем, что именно Инфантино обладает огромным опытом и "способен объединить футбольную семью". А через несколько дней в резиденции "Бочаров Ручей" состоялась встреча президента России Владимира Путина с королем Бахрейна Хамадом бен Исой аль-Халифой, во время которой обсуждались в том числе и футбольные вопросы. "Король Бахрейна активно поддержал проведение ЧМ-2018 по футболу в России",— отметил по итогам глава МИД России Сергей Лавров.

Таким образом, кто бы ни победил на выборах (а выбирать, по сути, будут из двух кандидатов), Россия постаралась обезопасить себя от возможных последствий и сможет найти аргументы для поддержки любого из победителей. Главная же интрига теперь заключается в том, как изменится мировой футбол, если к управлению футбольной машиной придет шейх Салман из Бахрейна. И что удастся оставить неизменным швейцарцу итальянского происхождения Джанни Инфантино в случае его победы.

Установки на игру

Досье

Что обещают сделать претенденты на пост президента ФИФА, если они победят на выборах, и что они думают насчет чемпионата мира в России? "Огонек" собрал досье на четырех кандидатов


Шейх Салман бен Ибрахим аль-Халифа


Страна: Бахрейн

Возраст: 50 лет

Должность: президент Азиатской футбольной конфедерации

Основные пункты программы: равные права в управлении футболом, в том числе обязательно высшая управленческая должность как минимум для одной женщины; разделение ФИФА на бизнес-структуру ФИФА (отвечает за привлечение инвестиций) и организационную структуру ФИФА (занимается непосредственно организацией соревнований); увеличение доходов национальных федераций за счет продажи спонсорам рекламы на футболках сборной (сейчас запрещено).

О чемпионате мира-2018 в России: "Чемпионат мира в России станет блистательным событием. Те, кто все время кричит про расизм, должны сначала обратить внимание на свои страны, а не бросаться с обвинениями в адрес России".

Ставка на победу*: 1,33

Джанни Инфантино


Страна: Швейцария

Возраст: 45 лет

Должность: генеральный секретарь УЕФА

Основные пункты программы: увеличение числа участников чемпионата мира с 32 до 40 команд; внедрение прозрачной процедуры выбора хозяев чемпионата мира; выделение 50 процентов прибыли ФИФА на нужды национальных федераций футбола; введение ограничений по сроку нахождения на различных должностях; возможность проведения чемпионата мира не только в отдельно взятой стране или странах, но и в отдельно взятом регионе.

О чемпионате мира-2018 в России: "Я полностью уверен, что Россия проведет первоклассный чемпионат мира. Безусловно, ключом к проведению любого успешного турнира является предоставление теплого приема болельщикам и игрокам со всего мира, представляющим разные культуры".

Ставка на победу: 3,5

Али бен аль-Хусейн


Страна: Иордания

Возраст: 40 лет

Должность: вице-президент ФИФА

Основные пункты программы: увеличение числа участников чемпионата мира с 32 до 36 команд; открытый доступ ко всей информации о деятельности ФИФА, связанной в том числе с финансовыми документами (зарплаты чиновников) и процедурой выбора страны-хозяйки для чемпионата мира; увеличение выплат всем федерациям с нынешних 250 тысяч долларов в год до 1 млн долларов в год.

О чемпионате мира-2018 в России: "Для меня честь и привилегия — заниматься подготовкой к турниру в России. Конечно, самым крупным событием, которое ФИФА будет проводить, станет чемпионат мира 2018 года. Если меня изберут президентом, я буду поддерживать Россию".

Ставка на победу: 9

Жером Шампань


Страна: Франция

Возраст: 57 лет

Должность: бывший вице-президент ФИФА

Основные пункты программы: увеличение выплат для 100 самых бедных федераций с нынешних 250 тысяч долларов в год до 500 тысяч долларов в год; дополнительная финансовая помощь федерациям Океании и Карибского бассейна; введение видеоповторов; раскрытие информации о зарплате президента ФИФА; запуск онлайн-курса обучения футбольному бизнесу; постройка 400 полей за ближайшие четыре года; выступает против увеличения числа участников чемпионата мира.

О чемпионате мира-2018 в России: "Вопрос о том, чтобы отобрать у России чемпионат мира,— это нонсенс. Я считаю правильным, что в 2018 году чемпионат пройдет в России. Решение о его проведении в Европе было принято в 2010 году. На тот момент у нас были заявки от Англии, но они проводили ЧМ в 1966 году, от Бельгии и Нидерландов, но у них был Евро-2000, от Испании, принимавшей чемпионат мира в 1982 году. И была Россия, которая большие турниры не принимала. Так что решение было абсолютно логичным и честным".

Ставка на победу: 67

*Коэффициент ставки в случае выигрыша. По данным William Hill

Материалы по теме:

Журнал "Огонёк" от 22.02.2016, стр. 38
Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение