Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

 Ситуация вокруг ВГТРК


Государственный канал хочет достаться государству

       Где бы ни выступал в последнее время председатель ВГТРК Эдуард Сагалаев, его речи завершаются предупреждением о вынашиваемых кем-то тайных планах ликвидации гостелевидения. Что же все-таки может произойти с последним государственным оплотом электронных mass media, попытался выяснить и Ъ.
       
Чем хороша ВГТРК?
       Что бы ни говорили, ВГТРК — самая большая российская государственная компания электронных mass media и последняя, оставшаяся от эпохи безальтернативного ЦТ. Сколь плачевно ни было бы положение, ее аудитория — 200 миллионов зрителей и 150 миллионов слушателей. На вооружении у компании 9 спутников "Горизонт", 300 тыс. км релейных линий, 6 тысяч передатчиков, 5 комплексов зданий в Москве и Петербурге.
       Другой вопрос, что спутники барахлят, наземное оборудование устарело, а большинству зданий более чем по полвека. Если к этому добавить и сумму задолженности ВГТРК Минсвязи — 255 млрд руб., — то картина просто устрашающая.
       Менеджмент компании, по итогам проведенной с приходом Сагалаева проверки, признан полностью "неэффективным". Поскольку ВГТРК создавалась автономно от союзного ТВ и радио, многое в ее структуре дублировано: два телецентра, похожие техслужбы. Строительство телерадиокомплекса на Ямском поле признано "стратегической ошибкой": сумма трат приближается почти к $40 млн, с отчетностью проблемы, а строительство зашло в тупик.
       Нельзя сказать, что ВГТРК — государственная компания в чистом виде. Дефицит бюджетных средств (за эти полгода получено 43%) заставляет дорожить и рекламой на госТВ. В то время как на западных гос- и общественных каналах на рекламу вводят жесткие квоты, для отечественного ТВ поступления от нее — единственный источник латания дыр. ВГТРК было учреждено и 14 дочерних предприятий (в частности, "Радио России--Ностальжи", "РТР-Телесеть"), но ни одно из них, как уверяют, не приносило дохода. В штате — 4,5 тысячи сотрудников, что в 2-3 раза превышает потребность. Притом творческих работников (для РТР, в отличие от других каналов, собственное производство — закон) не более полутора тысяч.
Задача, как сделать госкомпанию конкурентоспособной, не из легких.
       
Вариант первый, свой
       По убеждению Сагалаева, ВГТРК следует преобразовать в холдинговую компанию, состоящую из АО, контрольный пакет акций которых должен быть у государства. Так, видимо, в холдинг могли бы войти "РТР-фильм", занимающийся дистрибуцией и прокатом, или "РТР-телесеть", специализирующаяся на электронной связи и цифровом вещании. Эти направления явно перспективны: не случайно другие центральные каналы обзаводятся подобными подразделениями. При таком раскладе ВГТРК, оставаясь государственной, окружает себя дочерними компаниями, каждая из которых обязана давать ей доход. Это жесткое условие Сагалаев намерен последовательно соблюдать.
       В Белом доме уже лежат проекты и нового устава ВГТРК, и правительственного решения, согласно которым компании разрешается "создание подведомственных предприятий и организаций, выполняющих функции телерадиопроизводства, а также хозяйственную деятельность в соответствии с действующим законодательством". Это тот самый пункт 11 устава, который открывает дорогу к холдингу и за который идет борьба. Пока решение не принято. Между тем, по имеющейся у Ъ информации, интерес к сагалаевскому варианту реформирования уже проявляют ряд крупных коммерческих банков.
       Тем временем внутренняя реорганизация ВГТРК идет полным ходом: сокращены одни дирекции, созданы новые; ушел Лысенко, один из основателей ВГТРК, приняв предложение московского мэра заняться улучшением столичного вещания; его место первого заместителя председателя компании занял Кирилл Легат.
       
Вариант второй, чужой
       В коридорах власти имеет хождение и другой проект — акционирование ВГТРК по примеру ОРТ. Пример заразителен: контроль теоретически остается также у государства, но средств из бюджета не выделяется — этим озабочены другие акционеры. Кому может быть интересен такой вариант преобразований, догадаться нетрудно. В равной степени как тем частным компаниям, которые уже вкусили плоды своего участия на рынке электронных mass media, так и тем, кто хотел бы, но по каким-то причинам не успел этого сделать ранее.
       Между тем уже разработан и требует лишь правительственного решения и план акционирования ГТРК "Петербург — 5-й канал", находящейся в не менее плачевном положении, чем ВГТРК. По одним источникам, государству предполагается оставить 51% акций, по другим — чуть ли не 76%. При этом государственную долю собственности предлагается разделить между федеральными и муниципальными властями. Во всяком случае, на этом настаивают петербургские депутаты.
       Еще говорят, что в число акционеров могут войти и РИА "Новости", и ряд крупных банков. Одни предлагают сделать канал общефедеральным, с акцентом на регионы. Другие — по типу "Российских университетов". Словом, если это и случится, то ГТРК "Петербург — 5-й канал" вполне может повторить путь первого канала, со всеми плюсами и минусами. Любопытно, правда, другое: если акционирование госканала, пусть и пятого, возможно, то почему это не может случиться со вторым каналом?
       На это Сагалаев отвечает: "В России должен быть один мощный государственный канал или одна мощная государственная общероссийская телерадиокомпания. Когда гостелевидения много — это вчерашний день". Впрочем, ни одна из заинтересованных в преобразовании ВГТРК групп никогда не пойдет против самого определения "государственное", но понимать его могут по-разному.
       
Вариант третий, мрачный
       Все остается как есть. Это, пожалуй, самый мрачный сценарий, а потому весьма вероятный. Возможно, есть в запасе еще варианты. Скажем, сделать государственное телевидение платным. Или частично платным: установить минимальную абонентную плату лишь для юридических лиц. Тогда, даже по самым грубым подсчетам, в год можно получить до 4 трлн руб., что более чем в 2 раза покроет все желания ВГТРК. Тогда это будет "ВГТРК в шоколаде", как заметил в одном из своих выступлений все тот же Сагалаев.
       Понятно, что принятие (или непринятие) того или иного варианта зависит от лоббистских возможностей их инициаторов, а они, в свою очередь, — от текущей расстановки сил на политической арене. И в этом смысле позиции руководителя госкомпании кажутся не столь прочными, как у других участников телевизионного рынка. Но Сагалаев — настоящий телевизионщик, профессионал-управленец, успевший вовремя заручиться поддержкой регионов. Конечно, поступок Сагалаева — уйти с преуспевающего частного канала, чтобы создать конкурентоспособное государственное телевидение (и радио), — оригинален. Но сохранив влияние на ТВ-6 и встав во главе ВГТРК, Сагалаев является пока единственным, кому удается контролировать сразу два центральных канала. А с мнением того, кто столь серьезно изменил расстановку сил на телевизионном рынке, видимо, будут считаться.
       
       ЮРАТЕ Ъ-ГУРАУСКАЙТЕ
       

Комментарии
Профиль пользователя