Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Кейти Мелуа: пока еще не пришло время записать альбом на грузинском языке

от

— Кейти, насколько я знаю, у вашего визита есть благотворительная часть. Расскажите, пожалуйста, об этом.

— Мы проводим концерт в сотрудничестве с фондом «Gift of Life». Исполнительный директор фонда Люба Галкина — подруга моей матери. Полтора года назад меня впервые попросили сыграть на одном из его мероприятий — в Лондоне, на старый Новый год. Тогда собирали деньги на лекарства для детей и в помощь детским больницам. Я была рада представившейся возможности помочь.

— Вас пригласили как популярную певицу или ваше «советское» происхождение тоже сыграло свою роль?

— Конечно, мои корни тоже имели значение, когда меня приглашали. Вообще-то я успела и в Москве пожить, когда мой отец-кардиолог ездил туда повышать свою квалификацию. Моя бабушка с отцовской стороны говорила по-русски, так что и я говорю немного. Конечно, не так хорошо, как по-английски. Но грузинская культура тесно переплетена с русской. Так что я очень рада сыграть в Москве свой первый настоящий концерт, да еще совместить свой приезд с благотворительностью.

— Вы впервые приехали в Россию как певица около десяти лет назад.

— Да, мое выступление организовал журнал Cosmopolitain.

— За этот период ваша родная Грузия прожила несколько эпох, там много чего произошло. Насколько крепко вы держали руку на пульсе?

— Давайте начнем с того, что вся моя семья за исключением мамы, папы и брата живет в Грузии — мой дядя, мои кузены, бабушки-дедушки. Так что для меня нет вопроса, куда ехать на каникулы. Грузия — по-прежнему мой дом. Я полностью в курсе того, что там происходит. Для меня очень важно не отрываться от реальности моей родины, несмотря на то что я прекрасно чувствую себя на Западе. Считайте, что мое участие в благотворительности — один из способов быть в контакте с настоящей жизнью.

— Сейчас в ситуации с Украиной опять актуален вопрос, где место художника в таких сложных геополитических процессах, должен ли он как-то комментировать события, тем более участвовать в них?

— Вопрос не в бровь, а в глаз. Я скажу так: это дело индивидуальное. На свете существуют люди искусства, которые уверенно чувствуют себя в политических вопросах. И если у них есть аудитория, они вправе делиться с ней своими соображениями насчет политики, религии, чего угодно. Я не чувствую себя достаточно подготовленной в политике. Если бы меня заинтересовала политика, я бы отправилась в университет, поизучать историю и политологию. А так я лучше промолчу. Ну, за исключением тех ситуаций, когда уже нет сомнений в том, что черное — это черное, а белое — это белое. Такого в жизни очень мало. Я артист развлекательного жанра. Мое дело — доставлять людям радость. Я думаю, что 99% зрителей придут на мой концерт в Москве, чтобы получить удовольствие от музыки, и вовсе не будут думать о политике.

— В 2008 году вам, наверное, сложно было держать себя в руках?

— Это было настоящее испытание, потому, что моя мама и мой брат были в это время в Грузии. Они были в Батуми, а паспорта оставили у бабушки с дедушкой в Тбилиси. И когда дорога между Батуми была заблокирована, они просто застряли там. Я провела неделю словно в аду. Я была очень сильно подавлена психологически, и мне, конечно, было не до заявлений в СМИ. Я все равно не стала смешивать это с моей работой.

— Последний свой альбом вы назвали своим грузинским именем — «Ketevan». Что у него еще общее с вашей родиной?

— Пока еще не пришло время записать альбом полностью на грузинском языке, но общего все равно много. Первое, что бросается в глаза,— это песня «Where Does The Ocean Go?», вдохновленная моим детством на берегу Черного моря, а также вещь «Love Is a Silent Thief», посвященная кинорежиссеру Сергею Параджанову. Я буквально покорена его творчеством и историей его жизни. А в песне «Shiver and Shake» я вспоминаю период начала 1990-х, когда только-только распался Советский Союз и на грузинском телевидении впервые появились западные рекламные ролики.

— Вы уже долгие годы сотрудничаете с продюсером Майком Бэттом. Вас просто устраивают условия контракта или есть крепкая человеческая связь?

— Ну, без человеческой симпатии не было бы контракта. Альбом «Ketevan» мы делали вместе после паузы, во время которой я с удовольствием поработала с Уильямом Орбитом. Но, кстати, наш с Майком контракт скоро истекает, и я пока не могу сказать, что будет дальше.

— Я вспомнил, что он ведь был продюсером Ванессы Мэй, которая в этом году представляла Тайвань на зимней Олимпиаде в Сочи. Вы следили за Играми?

— На меня, скорее, произвели впечатление Паралимпийские игры. Вообще, зимние Игры как таковые поразили меня большим количеством травм. У нас в Англии ведь была Олимпиада не так давно. И вот я смотрела игры в Сочи и ужасалась тому, как люди мучаются от боли. Это неоправданное страдание.

Комментарии
Профиль пользователя