Коротко

Новости

Подробно

Выигрышно неигровое

Завершился "Артдокфест"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Фестиваль кино

Вручены призы фестиваля "Артдокфест", а также профессиональные премии "Лавр" за достижения в области документального кино. Комментирует АНДРЕЙ ПЛАХОВ.


Уже стало традицией, что "Артдокфест" проходит, по выражению ведущей церемонии закрытия Ирины Петровской, во фронтовой обстановке. Прошлогодний декабрь совпал с пиком протестной активности, в этом году фестиваль открылся в день обыска у документалиста Павла Костомарова, а закрылся после событий на Лубянской площади. История с арестом материалов фильма "Срок" стала поводом для многочисленных невеселых шуток. Даже вручавший приз за дебют Сергей Капков (он присужден весьма фрондерскому фильму Евгении Монтаньи Ибаньес "Марш! Марш! Левой!" о Сергее Удальцове) заметил, что "власть пришла к документалистам", имея в виду, конечно, свой приход на церемонию. Но шутки шутками, а общий тон фестиваля был серьезным, драматичным и при этом, как ни странно, оптимистичным.

Фестивальные показы прошли при зрительском аншлаге и повышенной активности профессионалов. Последние разделились на две партии — "косаковцев" и "разбежкинцев", по именам двух лидеров документального процесса Виктора Косаковского и Марины Разбежкиной. Получая "Лавра" за лучший кинофильм ("Да здравствуют антиподы!"), Косаковский облегченно вздохнул: мол, справедливость восторжествовала. А то классику приходилось в дни фестиваля выслушивать от коллег упреки типа "Страна в опасности, а ты снимаешь бабочек". Другой претенденткой на тот же приз была коллективная работа учеников мастерской Марины Разбежкиной "Зима, уходи!" — как раз о стране в опасности. Еще один ученик той же мастерской Денис Клеблеев получил приз "Артдокфеста" "за лучший полнометражный фильм": им признан "31-й рейс". Эту зрелую картину, без прикрас, но с убийственным юмором показывающую трудную жизнь обитателей Камчатки, снял совсем молодой парень, попавший в кино как раз благодаря "Артдокфесту". Он шел как-то по Арбату, уволившись с неинтересной работы клерка в авиакомпании, и думал, чем дальше заняться. Зашел в кинотеатр, а там шел документальный фестиваль, и ответ пришел сам собой.

И программа "Артдокфеста", и номинанты "Лавра" сложились в настолько впечатляющую мозаику, что профессиональное киносообщество заговорило о расцвете документального кино, которому явно способствовала острая политическая ситуация в стране. Издатель журнала The New Times Ирена Лесневская, поработав в жюри фестиваля, пришла к выводу, что эту коллекцию фильмов надо было бы выложить на стол к президенту, чтобы узнал, в какой стране он живет. Однако телеканалы делают все, чтобы достижения документалистики не дошли до широкого зрителя. Председатель жюри Андрей Смирнов с горечью говорил о "кино, которого никто не увидит". Причем он провел разграничительную черту между "игровым кино, которое делается средствами документального", и настоящей документалистикой — и там и там есть свои шедевры. Смирнов отметил также большой вклад зарубежных кинематографистов, которые, снимая фильмы в России, проявляют такое глубокое понимание наших проблем и такое сочувствие к русским людям, что у них бы могли поучиться националисты.

Правда, решение жюри присудить гран-при фестиваля шведской картине "А была любовь" вызвало неоднозначную реакцию. Режиссеры Хокан Пьеневски и Коге Йонссон — давние специалисты по русской душе — начали эту работу еще 12 лет назад и проследили жизнь как минимум двух поколений одной семьи. Чего в ней только не происходит: муж садится в тюрьму за изнасилование, жена заводит роман с тестем, он бьет ее ножом в спину и тоже садится в тюрьму — все это происходит на глазах их растущей дочери Нади. Авторы пытаются убедить зрителей, что семья распалась по социальным причинам: мужчины в провинции теряют работу, а вместе с ней статус и самоуважение. Однако жюри ошиблось, приняв эту докумелодраму за "настоящую документалистику": персонажи играют на камеру, и фильм в итоге начинает отдавать штампами "шокового телевидения".

Бум документального кино признают и в альтернативном киноцехе. "Я все больше смотрю документальных картин и все меньше игровых",— признался Валерий Тодоровский. Федор Бондарчук выразил восхищение работой Павла Костомарова, Александра Расторгуева, а также Любови Аркус, чей фильм "Антон тут рядом", привлекающий внимание к невыносимому положению больных аутизмом в нашей стране, получил приз в номинации "Лучший арт-фильм". Эта, а также другая награда — Сергею Иванову и Катерине Гордеевой за лучший просветительский фильм "Победить рак" — были встречены с особенным энтузиазмом, поскольку в обоих случаях фильм был только частью самоотверженного гуманитарного проекта.

Если же вернуться к разговору о "настоящей документалистике" с ее родовыми признаками, их можно было обнаружить почти во всех лауреатах "Лавра". И в цикле Андрея Зайцева "Моя Великая война", и в короткометражке Ивана Твердовского "Собачий кайф", и, конечно, в четвертой части большого проекта Сергея Мирошниченко "Рожденные в СССР. 28 лет". Как сообщил автор, он намерен отслеживать жизнь своих героев каждые семь лет вплоть до семидесяти — сколько жизни хватит. И еще два документальных классика получили знаки отличия: лучшим по профессии в области сценарного дела признан Борис Караджев, а "Лавровую ветвь" за вклад в кинолетопись получил белорусский коллега Юрий Хащеватский. Непримиримый противник режима Лукашенко обрадовал документалистов наблюдением о том, что Россия становится все более братской по отношению к Белоруссии.

Комментарии
Профиль пользователя