Силовое влечение

На прошлой неделе тысячи людей вышли на улицы Москвы, чтобы выразить отношение к выборам, власти и Владимиру Путину лично. На этом фоне судебно-силовые способы, которые используются для решения избирательных проблем, выходят в России на первый план.

РОМАН БАДАНИН

Это началось задолго до событий минувшей недели, когда сообщения из московских судов и спецприемников, куда небывалым даже для "маршей несогласных" числом свезли задержанных участников массовых митингов против возможной фальсификации итогов выборов в Госдуму, напоминали боевую сводку. 569 задержанных только за прошлый вторник, включая с десяток корреспондентов, в том числе иностранных редакций; аллергические приступы у посаженных в клетки; колонны автобусов с ОМОНом и автозаков, стягивающихся в центр Москвы,— "до момента окончательного подведения итогов голосования" (из официального заявления МВД).

Весь предвыборный год органы правопорядка и судебной власти активно работали по обеспечению того результата, который был нужен 4 декабря. Теперь они еще напряженнее работают по его отстаиванию.

Примеры многочисленны: расследование в отношении наблюдательской миссии ассоциации "Голос" и суд над ней, снятие Верховным судом с избирательной дистанции в Екатеринбурге независимого и явно оппозиционного кандидата Леонида Волкова (несмотря на то что все собранные им подписи были нотариально заверены), судебные запреты на деятельность Партии народной свободы, преследование силовиками избранных "против течения" мэров, как это было в Братске и Смоленске.

Москва, 5 декабря

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

Самой невероятной историей в этом ряду стал случай в маленьком, на 40 душ, селе Рои Кировской области, где завезенные чьей-то городской внучкой стикеры со словами "Голосуй против партии жуликов и воров" стали основанием для двухдневной выездной проверки РОВД — с допросами и почти поголовной дактилоскопией селян.

Известный журналист Сергей Пархоменко, ставший 4 декабря наблюдателем от коммунистов, уверяет: впервые за последние кампании к каждому московскому участку был прикреплен сотрудник ФСБ. Сама служба это не комментировала, но свидетельство журналиста подтверждают многие наблюдатели, работавшие 4 декабря на московских участках.

Победы партии власти в 2003 и 2007 годах достигались и отстаивались помимо обыденного административного ресурса политтехнологическими и законодательными методами, сокращавшими возможности для широкого участия населения в избирательном процессе. Всех этих мер для кампании-2011, оказалось, уже не хватает.

Дальше будет больше. Тема фальсификации голосования, объединившая заметную часть жителей крупных городов в уличных протестах, автоматически подразумевает вызов судебной и правоохранительной системам — как раз тем сферам, которые с большой помпой реформировались в последнее четырехлетие. Что будут делать суды и следствие не только с тысячами задержанных на митингах, но и с тысячами документальных свидетельств допущенных на выборах злоупотреблений? Что они будут делать накануне выборов президента и в последующую шестилетку, имея в виду, что технологическая консолидация несогласных через хотя бы социальные сети крепнет пропорционально разжижению некогда тефлоновых рейтингов?

Москва, 5 декабря

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

Быть оптимистом вряд ли стоит. Первые суды над протестующими, состоявшиеся 5 и 6 декабря, наказали самую активную их часть административными арестами на 15 суток. Активистов задержали в камере ровно до того же момента, до какого стянутые в Москву колонны автозаков, по версии МВД, будут оставаться в городе: до окончательного подведения итогов голосования.

Даже учитывая давно известное и стойкое недоверие граждан России и иностранцев к нашим судам и правоохранителям, готовы ли власти сейчас, на пике гражданских протестов, признать несостоятельность не только избирательной, но и судебно-правовой системы, ее карательную сущность? Есть уверенность, что показательно жесткие действия в отношении гражданских активистов и замятие разбирательств по нарушениям на выборах разогреют протест еще больше. Как написал только вышедший из КПЗ известный своим тихим нравом московский журналист, если кто-то подумал, что после камеры не захочется идти на митинг, то это скорее наоборот.

И последнее: на следующей неделе экс-депутат Госдумы Владимир Рыжков, изгнанный в глухую оппозицию решением Владислава Суркова, понесет в Верховный суд документы на восстановление некогда распущенной тем же судом Республиканской партии. Важно знать, что право Рыжкова на восстановление партии уже доказано решением суда в Страсбурге. Тем, кто хочет понять место и роль российской судебной системы в политической жизни следующих шести лет, стоило бы пристально понаблюдать за тем, что будет происходить в Верховном суде.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...