Коротко


Подробно

История в таблетках

Наркотик будущего в фильме "Области тьмы"

Премьера кино

Завтра в прокат выходит психоделический триллер "Области тьмы" (Limitless), где режиссер Нил Бергер, известный преимущественно по детективной сказке "Иллюзионист", обращается к иллюзии всемогущества, которую могут подарить человеку кое-какие вещества. Побочные эффекты от их использования забавляют режиссера примерно в такой же мере, что и визуальные эффекты, сопровождающие их воздействие,— подход не слишком высокоморальный, но художественно, на взгляд ЛИДИИ МАСЛОВОЙ, простительный.


Свое легкомысленное отношение к теме фильма и популярного романа Алана Глинна, который лежит в основе сценария, Нил Бергер демонстрирует самим выбором исполнителя на главную роль — это Брэдли Купер, чье лицо знакомо широкому зрителю прежде всего по неприличной комедии "Мальчишник в Вегасе" (The Hangover). Персонаж Брэдли Купера там самый, условно говоря, симпатичный и на фоне остальных смотрится даже красавчиком, но в менее идиотском контексте, который предполагают "Области тьмы", очевидно, что герой — редкой, кристальной прозрачности голубоглазый дурачок, которому просто повезло. Будь режиссер чуть порадикальнее, он, возможно, и вовсе взял бы на роль неудачливого писателя, который превращается в усовершенствованную версию самого себя благодаря волшебной таблетке, кого-нибудь еще более дебильного из участников того же "Мальчишника" и тем самым мгновенно превратил бы всю историю в фарс. Но Нил Бергер, хоть и любит издевательские игры со зрителем, все-таки старается шутить чуть тоньше: смотрите, как бы говорит он в начале, кретин пытается сочинять роман, разве уже не смешно? И трудно расценить иначе, чем как ехидную насмешку, сцену со спецэффектом, когда писатель, уже расширивший свое сознание, колотит по клавишам, как заяц по барабану, а сверху на него золотистым дождем сыплются буквы английского алфавита, до этого упорно отказывавшиеся ему повиноваться. Среди других спецэффектов есть еще возможность увидеть, как на рентгене, как первая проглоченная героем таблетка скользит по его пищеводу и внедряется в организм, и кроме того, расширение возможностей мозга поначалу визуально представлено как появление у писателя одного или нескольких клонов — действительно, в одиночку было бы затруднительно прибраться у себя в квартире, превратившейся в свалку за время затянувшегося творческого кризиса.

В своем желании влезть в голову героя Нил Бергер выдвигает на первый план скорее зрелищный аспект, чем психологический, и, слава богу, он не пытается изображать социальное беспокойство, которого не чувствует: о том, как должен меняться цвет картинки с изменением состояния героя, о фрактальном изображении и об идее обзора на 360 градусов ему, наверное, было гораздо интереснее думать, чем о моральной ответственности человека, находящегося под воздействием чего бы то ни было меняющего психику. Щекотливый вопрос, где при этом кончаешься ты сам и где начинается кто-то другой и в какой мере ты отвечаешь за поступки этого другого, затрагивается в фильме только мимоходом, да и то это делает только слишком правильная девушка героя (Эбби Корниш), после того как ей тоже приходится принять таблетку, но исключительно в целях самообороны. Кончается это одной из самых остроумных сцен в фильме с использованием ребенка на коньках в качестве колюще-режущего оружия — без специальных таблеток, до такого и правда не каждый додумается.

Есть, впрочем, в "Областях тьмы" и элементы "серьезного" кинематографа — главный из них, пожалуй, Роберт Де Ниро в роли финансовой акулы с Уолл-стрит, подбивающей под героя свои меркантильные клинья. Авторы специально более тщательно дописали роль для Роберта Де Ниро, словно опасаясь, что вдруг кому-то покажется, будто фильм недобирает солидности и основательности. Персонаж Де Ниро присутствует в кадре со всей возможной значительностью и создает некую видимость того, что режиссер не чужд и мрачной стороны затрагиваемой проблемы. Однако это не более чем отмазка для Нила Бергера, лишенного комплекса повышенной гражданской ответственности, да и во всех других отношениях нормального человека, который придерживается игрового, иллюзионистского подхода к жизни и считает, что кино прежде всего должно показывать веселые фокусы, но совершенно не обязано решать вопросы философии. Поэтому и для его не обремененного излишней умственной деятельностью героя главным итогом опасного фармакологического эксперимента оказывается возможность покрасоваться перед девушкой, разговаривая с официанткой в итальянском ресторане по-итальянски, а в китайском — по-китайски.

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение