Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

 За Гусинского заступился сам "Кинотавр"

"НТВ-Профит" много чего выиграла

       Два из трех главных призов XI Открытого российского кинофестиваля "Кинотавр", завершившегося в Сочи, достались фильмам компании "НТВ-Профит" ("Лунный папа" и "Русский бунт"), и лейтмотивом церемонии стали разговоры о "трудном моменте в жизни холдинга `Медиа-Мост`, так много делающего для кинематографа".
       
       Трудно сказать, повлиял ли этот "трудный момент" на решение жюри, но на закрытии "Кинотавра" многим явно хотелось как-то приободрить подданных попавшего в заточение Владимира Гусинского (а за день до закрытия, во время представления в местном цирке, ведущий шоу Юлий Гусман был так расстроен вестью об аресте олигарха, что практически не мог выполнять свои обязанности ведущего).
       Политкорректно поступив с главными наградами, некоторую оригинальность жюри решило продемонстрировать в обращении со второстепенными призами, в частности с актерскими. Лучшей женской ролью была сочтена работа Светланы Смирновой, сыгравшей проститутку в ничем не примечательном фильме "Четырнадцать цветов радуги",— жюри не стало награждать за более выигрышные и эффектные роли культовых молодых актрис, скажем, Чулпан Хаматову за "Лунного папу" или Галину Тюнину за "Дневник его жены".
       Сергея Маковецкого наградили за роль Швабрина в "Русском бунте", что выглядит компенсацией за двухлетней давности обиду, когда Маковецкий участвовал фильмах в четырех конкурсной программы, в том числе и в "Уродах и людях", где сыграл одну из лучших своих ролей, но никакого приза не получил. Для вручения приза Маковецкому была вызвана певица Варвара — главная героиня фестиваля, плакатами с изображением которой увешаны все свободные места на стенах гостиницы "Жемчужина". Приз вручить она так и не удосужилась (его сунули артисту подручные девушки) и вообще проявила мало интереса к происходящему на сцене, нетерпеливо выдернула из стойки микрофон и принялась деловито петь.
       За исключением неизбежной Варвары, современными исполнителями организаторы церемонии не увлекались. На пресс-конференции Марк Рудинштейн даже пожаловался журналистам, как он был шокирован появлением на сцене во время открытия певицы Кати Лель, которую организаторы коварно выпустили на сцену без его разрешения. На закрытии налегали больше на старую добрую советскую эстраду, представленную Тамарой Гвердцители, предложившей публике премьеру песни про что-то страстное, и Иосифом Кобзоном, исполнившим песню из фильма "Семнадцать мгновений весны". И чем-то совсем уже старым и добрым повеяло от выступления губернатора кубанского края Наздратенко, минут пятнадцать перечислявшего художественные достоинства фильма "Кубанские казаки" и подарившего Кларе Лучко железного коня породы "Волга". Потом казачий ансамбль долго плясал.
       В общем, все прошло гладко, все были довольны. Разве что чуть не забыли вручить приз президентского совета фестиваля за фильм "Фортуна" Георгию Данелии, которого президент фестиваля Олег Янковский нечаянно назвал Григорием. Да еще подпустил несколько шпилек Алексей Учитель, попросивший разрешения нарушить церемонию и вызвавший на сцену всех имевшихся в зале членов съемочной группы, кроме композитора Леонида Десятникова, получившего, вопреки ожиданиям, не основной композиторский приз им. М. Таривердиева, а утешительную награду от спонсоров, компании Schweppes. За Десятникова Учитель и осуществил свой первый завуалированный наезд, ехидно заметив, что у "Швепса" музыкальный слух оказался лучше, чем у некоторых членов жюри. Сам же композитор отреагировал на реприманд со зловещим смирением. "Как говорила Рената Литвинова в фильме 'Три истории': 'Да-а-а, я люблю оперу'",— задумчиво пошутил Десятников, принимая в подарок манускрипт оперы Массне, прилагавшийся к швепсовскому призу "За музыкальную гармонию в киноискусстве".
       Второе справедливое нарекание въедливого Учителя вызвало награждение фильма Романа Качанова "ДМБ" призом гильдии киноведов и кинокритиков и призом ФИПРЕССИ. "Оказывается, критики любят анекдоты. Я учту это в следующий раз",— пообещал Учитель. Действительно, объяснить награждение "ДМБ" чем-то еще, кроме любви к грубому солдатскому юмору, затруднительно — никакой кинематографической ценности эта картина не представляет, а что в ней поняли иностранные критики, вообще загадка.
       ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА
       

Комментарии
Профиль пользователя