Коротко

Новости

Подробно

"Мы всегда должны помнить, что наши средства ограниченны"

Иван Демидов об отношениях с Фондом кино и реформе отрасли

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Интервью кино

Руководство государственного Фонда кино подвергло жесткой критике политику Министерства культуры в области кинематографии и обнародованные планы реформы отрасли (см. "Ъ" от 20 декабря). Ответственный за кино заместитель министра культуры РФ ИВАН ДЕМИДОВ рассказал КОНСТАНТИНУ ШАВЛОВСКОМУ о роли, которую ведомство собирается играть в развитии российского кино.


— За полгода вашей работы в министерстве в системе поддержки российского кино стали происходить довольно радикальные изменения. Вы можете объяснить их причины?

— Мы пытаемся установить четкие критерии и правила нашей работы и прежде всего должны объяснить отрасли, как именно мы оцениваем ее работу. Как оценить успешность фильмов? Если это коммерческое кино — то, наверное, в процентах доли зрителей, в кассовых сборах. Что касается авторского и экспериментального кино — то это в том числе участие и победы в фестивалях. Вот сейчас мы предлагаем для поддержки документальных фильмов учитывать такой критерий, как заинтересованность в продукте телеканала, фестиваля или дистрибутора. Логика очень простая: если есть интерес, например, телеканала, то значит, что у картины будет зритель. Наша ближайшая задача, которой мы эти полгода занимались и продолжаем заниматься,— нужно максимально детализировать все критерии оценки, чтобы они не вызывали споров в сообществе. И как можно меньше при этом залезать на территорию творчества. Министерство же оценивает проект только по правильности подачи заявки и по соответствию с заявленной тематикой. А дальше вступает механизм работы экспертного совета, который на самом деле решает, какому из представленных на конкурс фильмов нужно оказать финансовую государственную поддержку.

— Разве экспертные советы имеют решающее право голоса?

— Экспертные советы — это, конечно, рекомендательный орган. Но давайте посмотрим, что происходит на практике. Отличий между голосованием экспертного совета и списком фильмов, поддержанных министерством, как правило, не бывает.

— В 2010 году был создан Фонд кино. И этим шагом государство как бы обозначило, что стратегически ему важнее всего поддержать на данном этапе зрительское кино. И, следуя этой своей задаче, оно резко поменяло правила, по которым распределяются бюджетные деньги. Но прошло меньше трех лет, и правила снова меняются. Создается впечатление, что никакой политики у государства нет, а есть люди, которые принимают решения, и как только они меняются — мгновенно меняются и правила, отчего ни одна реформа не доводится до конца...

— Ну я бы не говорил о каком-то сворачивании реформы. Это опять же нагнетание страстей на пустом месте. Все гораздо проще и прозаичнее, если, конечно, не драматизировать ситуацию, а спокойно в ней разобраться. Государственная политика в области национального кинематографа в той части, за которую отвечал и отвечает Фонд кино, заключается в том, чтобы помочь киноиндустрии дорасти до тех объемов, когда она может стать самостоятельной и перестанет нуждаться в господдержке. Для этого и был создан Фонд кино. Государство при этом не сняло с себя ответственности за некоммерческий кинематограф, который оно субсидировало и продолжает субсидировать. Но три года назад было принято, на мой взгляд, очень правильное решение в рамках индустриальной реформы — о помощи капитанам индустрии. Тогда они укрепятся, поднимутся и станут локомотивами, которые потянут индустрию вверх. Но при этом — и здесь ключевой момент — в отличие от культуры, когда ты поддерживаешь индустрию, ты можешь и даже должен с нее спрашивать. В данном случае осенью прошлого года государство, собрав мейджоров, спросило: как мы будем измерять ваши достижения? Может, по кассовым сборам ваших фильмов? И индустрия согласилась с тем, что оценка эффективности работы Фонда и лидеров — это доля присутствия на рынке и кассовые сборы. По прогнозам и экспертным оценкам, эта цифра должна быть не ниже 13% от общих кассовых сборов. И было договорено, что, если этот процент не будет достигнут, значит, система не очень точно работает. И по целому ряду причин он достигнут не был. Вернулись к разговору. Где здесь нарушения, почему столько нервов и возмущения? И в результате опроса всех заинтересованных участников этой истории мы немного изменили правила и все эти условия подтвердили на последнем совещании у вице-премьера с участием крупнейших представителей киноотрасли, министра культуры и руководства фонда. И сейчас готовится соответствующее постановление правительства.

— В чем суть новых договоренностей?

— В том, что фонд теперь — экономический агент правительства и занимается только зрительским кино. Потому что за прошедшие три года фонд набрал себе некоторое количество дополнительных функций, которые чуть-чуть размазали его индустриальную ответственность. Теперь же он получает право по-прежнему поддерживать мейджоров; право гасить проценты по кредитам, взятым в банке на фильмы; право вместе с продюсером рисковать и идти на участие в доле прибыли с проката; а также право выдавать возвратные средства на прокат потенциально коммерческих фильмов. И какая-то часть в его бюджете заложена на 100-процентную возвратность — когда продюсер рискует, берет 100-процентный кредит и без процентов через три года возвращает всю сумму. И все деньги, которые возвращаются, аккумулируются в фонде на его дальнейшую профильную деятельность. А все то, что касается непосредственно государственной политики в области культуры, закрепляется за Министерством культуры. Разделение предельно ясное и понятное.

— Правда ли, что Минкульт теперь будет утверждать в том числе и проекты Фонда кино?

— Действительно, сейчас проекты, рекомендуемые к поддержке экспертным советом Фонда кино, будут проходить оценку в Министерстве культуры. В частности, это делается для того, чтобы не звучали упреки в наш адрес, что фонд что-то там распределил, это государственные деньги, а Министерство культуры не знает, куда и на что. В конце концов мы несем ответственность за распределение средств. А что касается надзора за фондом, о котором все так беспокоятся,— то вот недавно Фонд кино распределил деньги 2012 года, прислал нам список фильмов, и этот список вернулся обратно без изменений. Более того, поскольку и министр культуры, и члены правительства и аппарата правительства находятся в попечительском совете фонда — о чем мы вообще говорим? Опять о какой-то цензуре?

— Еще одна болевая точка индустрии — это введение квоты на российские фильмы в прокате. С приходом новой команды в Министерство культуры эта мера снова начала всерьез обсуждаться.

— Мы рассматриваем все варианты решения этой проблемы. Но, рассматривая их, мы всегда должны помнить, что наши средства ограниченны. И они конечны. А кинотеатры должны нести ответственность за долю российского кино на рынке? И при этом они имеют льготу от государства по НДС. Но если они показывают 85% зарубежного кино, то почему они должны пользоваться этой льготой? И именно поэтому в Госдуму недавно был внесен проект закона об отмене этой льготы на прокат зарубежных фильмов, а также поправки, связанные с квотированием нашего кино. Я понимаю, что это достаточно жесткая мера, и Министерство культуры это понимает. Впереди обсуждение этих думских инициатив.

Комментарии
Профиль пользователя