Газета "Коммерсантъ" Журнал "Коммерсантъ ДЕНЬГИ" Журнал "Автопилот" Rambler's Top100 Service
№ 11 / 2002

Путин сможет вернуть величие России


       Россия сделала большой шаг вперед и снова станет одной из великих держав. Определенно, президент Владимир Путин -- очень сильный лидер, сказал премьер-министр доктор Махатхир Мохамад, и я верю, что он сможет вернуть России ее былое величие.
       Отвечая на вопросы журналистов во время пресс-конференции, доктор Мохамад сказал, что поддержание баланса важно во всех проявлениях жизни... Когда его спросили о важности существования государства, выступающего как противовес США, которые являются единственной сверхдержавой в однополярном мире, доктор Махатхир сказал: "Когда доминирует одна сторона, она склонна становиться слишком уж доминирующей, слишком пренебрегать другими. Если Россия снова сможет уравновешивать мощь других стран, это даст шанс многим слабым странам выбирать, на чьей стороне быть, возможность перебежать из одного лагеря в другой. И по этой причине, я полагаю, обе стороны будут вести себя прилично".
       Развивая эту мысль, доктор Махатхир сказал: "Только представьте себе, если бы мы были созданы с одним глазом, мы бы не могли оценивать глубину, а если бы мы не могли оценивать глубину, мы, вероятно, падали бы с лестниц".
       New Straits Times
       Куала-Лумпур, Малайзия


       Красные под койками
       Москвичи раньше называли ее "гнилым зубом". Но название "больной палец" больше подошло бы гостинице "Интурист" -- огромной бетонной болванке, которая нависала над городом десятки лет. Если на закате коммунистической эры вы приезжали в отпуск в Москву, то, скорее всего, останавливались именно в этом 22-этажном монстре...
       "Интурист" был не просто местом, где можно остановиться. Это был образец плохой гостиницы: обтрепанные ковры, разбитые лампочки, отсутствующие затычки для ванны, грубый персонал и хлеб в виде рогаликов, которым можно было подпирать стоящие на полке книги.
       И именно на "Интурист" были обречены западные люди, которые решились посетить Москву... Туристов принуждали приезжать организованными группами, а тех, кто путешествовал поодиночке, часто отказывались обслуживать в барах и ресторанах.
       Туристам регулярно приходилось чередовать визиты в царские хоромы с поездками на местные кондитерские фабрики и посещениями лекций о счастливой жизни рабочих. В "Интуристе" они видели совсем другую жизнь. Британцы помнят, как более смелые и молодые русские спрашивали приглушенным голосом, не продадут ли иностранцы им свои джинсы...
       Хотя управляющие, по-видимому, не могли обеспечить достаточное количество лампочек, чтобы освещать гостиницу, и достаточное количество электроэнергии, чтобы кухни функционировали после 8 часов вечера, им без проблем удавалось следить за десятками комнат, подключенных к подслушивающей станции на крыше...
       Путеводитель по Москве Thomas Cook посвятил специальный раздел борьбе с гостиницами вроде "Интуриста", в котором читателей предупреждали: "Если вы забронировали место в гостинице советского типа, возьмите с собой собственную туалетную бумагу, мыло и бритву. Также стоит запастись универсальной затычкой для ванны"...
       Учитывая столь непривлекательное прошлое, вы, должно быть, думаете, что москвичи будут рады наконец вырвать "гнилой зуб". Вы ошибаетесь. Москву сейчас охватила волна ностальгии по коммунистическому прошлому. Плакаты с изображением первого советского лидера Ленина размещены на новых стендах, по соседству с ними -- портреты Сталина. Эти лица, а еще красные флаги, звезды и эмблемы видны повсюду... Раньше москвичи стояли в очереди длиной в целый квартал, чтобы поесть в "Макдональдсе", а теперь они роятся возле тесной "Рюмочной"...
       "Интурист" жив -- если не его бетонное тело, то по крайней мере его дух. Многие из тех, кто работал в нем долгие годы, переместились на северную окраину Москвы, в другой гигант советской эпохи -- "Космос". Короткий визит туда подтвердил, что старый интуристовский дух прекрасно сохранился среди неуклюжей мебели и недружелюбного персонала. "Ничего не знаю, вы должны получить разрешение у руководства",-- с каменным лицом заявил гардеробщик в ответ на простой вопрос.
       The Scotsman
       Глазго, Великобритания


       Россия--США: сложности семейной жизни
       За два месяца до предстоящего саммита Буш--Путин, третьего меньше чем за год, отношения между США и Россией переживают непростой период. Разочарование? Уже прошло некоторое время после удивительного признания в доверии, если не в любви, которое в июне в Москве сделал Джордж Буш Владимиру Путину, и после 11 сентября, когда кремлевский лидер первым ответил "Есть!", а затем приехал в Вашингтон прославлять "новые стратегические отношения" между двумя странами...
       Особенно больно ударило по российской политической элите резкое послание Буша конгрессу о положении в стране. Не только потому, что использованное Бушем выражение "ось зла" вызывает мучительные воспоминания ("империей зла" Рональд Рейган называл СССР), но прежде всего потому, что три главных злодея -- это те государства, с которыми Москва поддерживает более чем приличные отношения...
       Все это нисколько не мешает Владимиру Путину продолжать воспевать "российско-американское сотрудничество"... Даже по сверхболезненному вопросу об американском присутствии в Грузии он постарался унять страсти... Со своей стороны, американцы стремятся облегчить ему задачу. Они не только осыпают его похвалами, но и идут при случае на уступки, показывая, что по крайней мере по форме Вашингтон считается с чувствами русских...
       Так что российско-американский брак не так уж плохо себя чувствует... Принцип, похоже, очень прост. Путин, чьи основные задачи лежат в сфере внутренней политики... знает, что имеет дело со значительно превосходящим его по силе противником, и избегает ввязываться в заранее проигранные сражения.
       Буш делает что хочет, позволяя своему партнеру сохранить лицо и извлечь из этого пользу. В старинном водевиле первый играл бы роль корыстной супруги, второй -- мужа-мачо. Так может продолжаться довольно долго, а публике предлагается аплодировать.
       Le Monde
       Париж, Франция